19:15 5 декабря | Керлинг
Газета № 7803, 06.12.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Крушельницкому не повезло на четыре года»

Заговор против Крушельницкого. За что ему дали 4 года?

Александр Крушельницкий (слева) и Анастасия Брызгалова. Фото AFP
Александр Крушельницкий (слева) и Анастасия Брызгалова. Фото AFP
Россиянин получил самое жесткое в мире наказание за мельдоний.

Александр Крушельницкий во вторнник был дисквалифицирован на четыре года и лишен олимпийской бронзовой медали за положительную пробу на мельдоний. Россиянин попался на допинге прямо во время Олимпийских игр в Пхенчхане. Та история стала главной драмой Олимпиады. Сначала вместе со своей партнершей и супругой Анастасией Брызгаловой Александр завоевал медаль и стал звездой медиа-пространства. Их называли "русским Бондом и его девушкой", о них писали все мировые СМИ.

Но спустя несколько дней пришла шокирующая новость: Крушельницкий попался на мельдонии. Спортсмены покинули олимпийскую деревню и стали говорить о некой диверсии: мол, препарат Александру подсыпали завистники. Доказать эту версию не удалось, но все равно: в то, что за препарат-плацебо Крушельницкий получит целых четыре года, верилось с трудом. Но вот приговор стал реальностью. Не помогли ни крутые швейцарские адвокаты, ни мощная поддержка родной федерации. Крушельницкий не только вернет олимпийскую награду, но и пропустит следующие Игры 2022 года в Пекине.

В чем не повезло Крушельницкому

Четыре года – это максимальное наказание, которое можно получить за мельдоний. Эта мера применяется, если вообще никаких смягчающих обстоятельств спортсмен предоставить не сумел. Справедливости ради, Крушельницкий такой не один: даже за последние месяцы дисквалифицированных на четыре года за мельдоний в мире довольно много. Это, например, несовершеннолетний российский бегун на 400 м с барьерами Иван Худяков и знаменосец сборной Казахстана на Играх в Сочи лыжник Ердос Ахмадиев.

Но есть случаи и куда более мягкого наказания. Например, история, когда на мельдонии попалась молодежная сборная России по гандболу почти в полном составе, закончилась для спортсменок дисквалификацией всего на год. Теннисистка Мария Шарапова, которая полностью признала свою вину в сознательном употреблении мельдония, получила два года, а потом через суд уменьшила наказание до 15 месяцев.

Бобслеистка Надежда Сергеева, которая, как и Крушельницкий, попалась прямо во время Олимпийских игр в Пхенчхане (правда, не на мельдонии, а на другом препарате), сумела доказать свою невиновность и получила от Спортивного арбитражного суда (CAS) всего восемь месяцев дисквалификации. Это позволяет ей полноценно тренироваться и выступать уже в нынешнем сезоне. Это был тот самый CAS (правда, другая панель арбитров), который выписал Крушельницкому четыре года. То есть говорить о предвзятости по отношению к громким делам не приходится. Дело тут, скорее, в обстоятельствах дела и взаимоотношениях внутри международных федераций.

Сергеевой удалось доказать, что примесь запрещенного препарата содержалась в одной из легальных биодобавок, которые она принимала. Это сводит степень вины спортсменки к минимуму – на этикетке препарат не был указан. Крушельницкий, несмотря на громкие заявления о диверсии, не смог озвучить ни одной внятной версии о том, как мельдоний попал в его организм. Более того, изначально россиянин пошел на негласный договор с Международной федерацией керлинга (WCF): он признает свою вину и компенсирует досудебные издержки, а взамен получает два года дисквалификации вместо стандартных четырех.

Но когда договоренность уже была достигнута, WCF дала "задний ход". Формально это объяснялось требованиями ВАДА. На самом деле, похоже, Крушельницкому не повезло: в международной федерации надвигались президентские выборы. Действующий президент Кэйт Кэйтнесс, скорее всего, не захотела накануне голосования брать на себя ответственность за российский вопрос и предпочла переложить решение на CAS. Будь ситуация иной, возможно, наш спортсмен и получил бы свои два года, как планировалось.

Свищев: Буду помогать Саше по жизни

– Для меня эта история выглядит очень странно, – говорит президент Федерации керлинга России Дмитрий Свищев. – Суд прошел 19 сентября, и получается, два с половиной месяца мы находились в ожидании решения. Такого я еще не видел. Думал, что либо нас должны полностью оправдать, либо будет что-то страшное.

– Получается, Крушельницкий допустил ошибку, изначально признав свою вину? Нужно было не рассчитывать на соглашение c WCF, а отпираться до последнего?

– Тут важно понимать, что Крушеьницкий признал не вину, а факт наличия запрещенного вещества в организме. Это оспаривать невозможно. Но Александр никогда не признавал и, надеюсь, никогда этого не сделает, что осознанно принимал этот препарат. Когда WCF предложила нам согласиться на два года дисквалификации, мы много думали. Но посоветовавшись с адвокатами, решили все-таки ответить "да". А потом, на что сослалась международная федерация, когда говорила о том, что наше соглашение аннулируется?

– На мнение ВАДА.

– Вот именно. Но ВАДА не может давить ни на суд, ни на федерации. Это просто не входит в их функционал.

– Что теперь будет делать Крушельницкий?

– К сожалению, накануне я был тем человеком, кто сообщил ему грустную новость. Последние месяцы мы с ним постоянно были в контакте, и могу сказать: помимо того, что Саша сильный спортсмен, он еще и очень хороший парень. Что бы ни было, я буду ему помогать по жизни. Мы будем рассматривать возможность подачи апелляции. Отдали на экспертизу все таблетки, которые он принимал на тот момент, будем анализировать их состав. Хочу проконсультироваться с нашими и другими адвокатами, чтобы реально понять, какие у нас шансы.

Газета № 7803, 06.12.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...