21:00 8 октября 2015 | Шахматы

Сергей Карякин: "Финал Кубка мира войдет в историю"

Сергей КАРЯКИН (в центре) - победитель Кубка мира. Фото ruchess
Сергей КАРЯКИН (в центре) - победитель Кубка мира. Фото ruchess

Триумфатор Кубка мира, который на днях завершился в Баку, дал эксклюзивное интервью "СЭ"

Перед Кубком мира Сергей Карякин был всего лишь 11-м "сеяным", и мало кто мог предположить, что именно Карякин в итоге возьмет первый приз. Ведь в Баку собрался самый крутой состав за всю историю существования турнира. С другой стороны, поклонники Сергея верили, что он сможет выиграть. Еще 8 лет назад в 17-летнем возрасте юный гроссмейстер доходил до полуфинала, где уступил Алексею Широву. За прошедшие восемь лет Карякин ворвался в мировую элиту, достигал четвертой строчки мирового рейтинга, выигрывал или делил первые места во множестве супертурниров (из них можно выделить: Ставангер – два года подряд, Вейк-ан-Зее, Мемориал Таля, Базну и Дортмунд) и уступил первую строчку в кандидатском форуме только Вишванатану Ананду. Тогда Карякину не хватило совсем чуть-чуть, чтобы сразиться с Магнусом Карлсеном за корону.

Сергей был чемпионом планеты по рапиду (2012) и возглавлял рейтинг лучших в мире игроков в блиц. Это делало его фаворитом в поединке с любым соперником на тай-брейке. В итоге Карякин поднял над головой кубок, уступая в драматичном финале Петру Свидлеру – 0:2. Именно с этого момента и началась наша беседа.

– Что почувствовали, когда проиграли вторую классическую финальную партию (основная часть матча четыре классических поединка, в случае ничьей – тай-брейк)?

– Это был, конечно, не самый приятный момент финала. Я уступал в счете 0:1, у меня был белый цвет, и мне очень хотелось счет этот сравнять. Потому что понимал, что если придется все решать в четвертой партии, то просто может не хватить сил. Понимал, что позиция у нас ничейная, но мне хотелось сыграть на цейтнот соперника (у Карякина на часах было около 17 минут, у Свидлера около 3 – за три хода до контроля), и я стал умничать, после чего пришлось очень быстро сдаться. Конечно, понимал, что теперь почти все кончено. Но с другой стороны, появилась и легкость. Я забыл о том, что надо обязательно побеждать, решил просто играть в шахматы.

– Многие ждали быстрой ничей в третьем поединке. Мол, было видно, что вы очень устали и уже, казалось, не выдерживаете напряжения. А уступить матч со счетом – 0-3 – это уже как-то слишком.

– У меня даже не было мысли уклоняться от борьбы. Пока есть хоть какой-то шанс – нужно бороться. И я решил идти до конца.

– Но ведь, если говорить откровенно, вам просто повезло. Позицию вы перегнули, и Петр мог легко довести дело до разгрома. Однако в последний момент он грубо ошибся и зевнул ладью.

– Это спорт. Да, не обошлось без везения, да, наверное, это один шанс из миллионов. Но он мне выпал. Я цеплялся за него, боролся, рисковал. Если бы не было риска, то не было бы и этой спасительной соломинки. И я тут же ухватился за нее изо всех сил.

– Да уж, а потом вы уже заставили Свидлера ошибиться с позиции силы. И счет сравнялся. Вы спали перед тай-брейком?

– Все-таки я профессионал. Конечно, это был финал и невероятный камбэк. Читал потом, что многие оценивали мои шансы на тай-брейке выше. Но я-то знаю, что нужно отбросить все эмоции и хорошо отдохнуть. Меня очень поддержали близкие люди, очень помогла жена Галия, которая совсем скоро должна подарить мне сына. Так что спать я себя заставил.

– А потом начался этот триллер…

– Да уж, бакинский финал войдет в историю. Многие говорили о том, что шахматы ждет ничейная смерть. Десять результативных поединков в финале, и ни одной ничьей. То, что было на тай-брейке, вы видели сами. Сначала отыгрался "на заказ" Петр, потом уже это пришлось делать мне. Безумие какое-то. И в первой пятиминутке Свидлер вновь зевнул ладью. Если честно, поверить не мог, что все это закончилось, не мог поверить, что завтра мне можно будет не садиться за доску, не мог поверить, что я выиграл первый приз. Сил на эйфорию не осталось. Это бы тяжелейший марафон, и сейчас смело могу сказать, что я безумно счастлив.

Еще бы мне хотелось отдельно поблагодарить организаторов. Это был лучший Кубок мира за всю историю его проведений. Так что низкий поклон азербайджанской стороне.

– Вы второй раз подряд выходите в турнир претендентов. В прошлый раз не хватило одного шага до матча с Карлсеном…

– Сейчас тяжело об этом думать. Нужно сесть и составить тщательный план подготовки, собрать команду единомышленников. Еще бы найти на это время. Улетаю в Берлин на чемпионат мира по рапиду и блицу. Хотя сил у меня не осталось совсем. Нужно собраться и качественно выполнять свою работу.

– Вы уже были чемпионом планеты по рапиду. Вряд ли будете отбывать в столице Германии номер?

– Это – спорт, это – шахматы, это – борьба. Наш финал с Петром показал, что такое шоу достойно всех телеканалов мира. Поэтому, если я сел играть, то играю до конца, другое дело, что я точно буду это делать в свое удовольствие. Не будет никакого груза. Основную задачу в личных турнирах я на этот год выполнил.

– Кому бы вы хотели посвятить свою победу?

– Дело в том, что однозначно я бы сказал, что моей супруге Галие, но дело еще в том, что я играл в городе моего самого близкого друга Вугара Гашимова, одно из сильнейших шахматистов современности, который ушел от нас очень рано. Потому этот Кубок для Галии и Вугара. В Баку я играл и за него, как он меня и просил. И, конечно же, хочу сказать спасибо всем тем, кто меня поддерживал: родителям, родственникам, тренерам, менеджеру, юрфаку МГУ, друзьям. Спасибо, что верили в меня. И мне очень хотелось вас не подвести.

– Два года вас спонсировала компания "Альпари". В этом году из-за трудного экономического положения в стране вы остались без спонсора. Есть ли сейчас предложения?

– Во-первых, спасибо моим друзьям из "Альпари", их вклад в мой успех большой. Те два года, что мы проработали вместе, очень помогли мне. Я усилил тренерский штаб, сумел привлечь "золотого" доктора и специалиста по физической подготовке. Это не могла не сказаться. Во-вторых, хочу верить, что мы еще сможем вернуться к нашему совестному анализу с "Альпари". В-третьих, сейчас есть еще один меценат, любитель шахмат, с которым мы подружились, но имя его я пока называть не буду.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...