22:30 31 марта 2016 | Легкая атлетика

Агент Лариса Михайлова: "Я не давала своим спортсменам допинг"

Лариса МИХАЙЛОВА. Фото AP Photo/John Minchillo
Лариса МИХАЙЛОВА. Фото AP Photo/John Minchillo

Российский агент Лариса Михайлова получила обвинение от Американского антидопингового агентства (USADA) в том, что она распространяла запрещенные препараты среди своих кенийских подопечных. За последнее время положительные допинг-пробы сдали три спортсмена из группы Михайловой. В интервью "СЭ" россиянка, много лет живущая в США, категорически отрицала все обвинения.

"ОНИ ХОТЯТ СВАЛИТЬ НА МЕНЕДЖЕРА, ЧТОБЫ ЗАЩИТИТЬ СЕБЯ"

– Ваша первая реакция на последние события?

– Такое чувство, словно меня ударили по лицу. Это плевок в душу – когда стараешься для своих спортсменов, помогаешь им во всем, и потом получаешь в ответ такое. Да и не глупая я, чтобы давать кому-то допинг и наживать проблемы на свою голову. Я всего лишь менеджер, моя задача – оградить спортсмена от разных организационных и бытовых забот. Я никого не готовлю, все спортсмены из моего клуба живут в разных местах и у каждого есть свой тренер. Ко мне эти люди приезжают только выступать.

– Как вы тогда прокомментируете заявление вашей подопечной кенийки Лилиан Мариита, что вы якобы давали ей допинг под видом витаминов.

– Давайте вместе подумаем: зачем мне давать ей даже витамины? В Америке полно магазинов, она способна сама купить все, что ей нужно. Я не занимаюсь такими вопросами в принципе. Мое дело простое: спортсмен прислал заявку – хочу, мол, выступать в такие-то сроки. Я нахожу подходящие старты, делаю так, чтобы человек приехал, потренировался и выступил. Все, на этом моя работа заканчивается! Какой смысл мне предлагать кому-то витамины?

– То есть вы считаете, что спортсмены принимали запрещенные препараты по своей инициативе, а потом просто свалили на вас?

– Может, они думают, что если свалить все на менеджера, то они таким образом защитят себя? У Лилиан Мариита есть свой тренер, он же муж. Она живет и тренируется в Мексике, я по этой стране вообще не работаю, там у них есть свои менеджеры. Я занимаюсь только стартами и пробегами на территории США. И прекрасно знаю, что здесь почти везде есть допинг-контроль, и в любой момент к спортсмену могут придти и взять пробу.

– Вы каким-то образом участвовали в расследовании USADA? Вас допрашивали?

– Примерно месяц назад ко мне домой приезжали американские журналисты. Они говорили со мной, со спортсменами, которые у меня на тот момент жили. Мы ничего не скрывали и отвечали на любые вопросы.

– В США с допинговыми делами шутки плохи, наказание может быть очень суровым, вплоть до уголовного. Вы сейчас отстранены от работы?

– Пока нет, никаких официальных претензий я не получала. Единственное, после случая с Мариитой у меня начались проблемы с организаторами соревнований. Некоторые отказываются принимать заявки от моих спортсменов, и это большой "минус" для клуба.

15 ПРОЦЕНТОВ – СТАНДАРТНАЯ ТАКСА

– Где вы находите своих будущих подопечных? Ездите по кенийским деревням и вербуете талантливых подростков?

– Нет, я никого не вербую. Я зарегистрирована в США как менеджер легкоатлетов, мои контакты есть в открытом доступе, и спортсмены сами меня находят. Потом мы подписываем контракт и работаем. Все профессионально, и как у всех.

– 15 процентов от призовых денег, которые, как утверждает USADA, вы берете со своих бегунов – это стандартная такса?

– Конечно. 15 процентов берут все менеджеры, в этом ничего удивительного нет. Когда я была профессиональной спортсменкой, тоже платила своему менеджеру 15 процентов.

– Расскажите о своей работе агента – с кем конкретно вы сотрудничаете?

– Я работаю с бегунами из разных стран – кенийцами, марокканцами, эфиопами, с некоторыми россиянами. Хотя последних у меня очень мало – в основном, русские сотрудничают с другим агентом, Андреем Барановым. Я менеджер совсем другого уровня, чем Андрей, сильных спортсменов у меня нет. Почему вот меня, например, обвинили в том, что якобы я специально заявляю своих атлетов на соревнования низкого уровня, потому что там нет допинг-контроля? Во-первых, допинг-контроль сейчас есть уже почти везде. А во-вторых, у меня просто нет спортсменов высокого класса, чтобы заявить их куда-то еще! Я работаю с так называемым middle level.

– Вы выступали за сборную России на дистанции 800 м в конце 1990-х – начале 2000-х годов. Как потом оказались в США?

– Когда я закончила выступать на дорожке, постепенно перешла на более длинные пробеги, полумарафоны и марафоны. У меня был менеджер в США, который помогал с выступлениями. Я долго здесь жила, готовилась к стартам и постепенно осталась.

– Кения сейчас, как и Россия, рискует остаться без Олимпийских игр в Рио по причине многочисленных допинговых дел.

– Я всегда считала, что кенийцы талантливы от природы, им богом дано бежать быстро. И те из них, кто серьезно тренируется у себя дома, выступают достойно без всякого допинга. Но кому-то не хочется пахать, без выходных и праздников, и они находят более "простое" решение. Все это, конечно, не от большого ума.

– Что скажете со стороны о допинговых проблемах российской легкой атлетики?

– В мое время эта проблема не стояла так остро, как сейчас. Но мы прекрасно знали, что допинг употреблять нельзя, и тренировались с большой отдачей. Я считаю, что тренировок и дисциплины достаточно, чтобы выступать достойно. Другое дело, если кому-то нужен результат быстро, сегодня. Тогда остается только допинг. Одними тренировками ты будешь идти к результату долго и по тернистому пути. Но это реально!

Материалы других СМИ
Загрузка...