10:46 4 ноября 2011 | ПЛАВАНИЕ

Геннадий Турецкий: "Тренеры все скрытные -
не поймешь, что у кого на уме"

2002 год. Москва. Чемпионат мира по плаванию на короткой воде. Геннадий ТУРЕЦКИЙ и Александр ПОПОВ. Фото Александра ВИЛЬФА Фото "СЭ"
2002 год. Москва. Чемпионат мира по плаванию на короткой воде. Геннадий ТУРЕЦКИЙ и Александр ПОПОВ. Фото Александра ВИЛЬФА Фото "СЭ"

ПЛАВАНИЕ

Обозреватель "СЭ" взяла интервью у одного из самых титулованных российских тренеров Геннадия Турецкого. Вчера мы опубликовали первую часть беседы, сегодня предлагаем вашему вниманию ее окончание.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Сингапура

- На пресс-конференции в Сингапуре Торп рассказывал, что очень доволен работой с вами. А что дает сотрудничество с таким спортсменом тренеру вашего масштаба?

- Это совершенно особенный уровень работы. Который, конечно же, не идет ни в какое сравнение с той работой, которой я занимаюсь со швейцарскими спортсменами. Там нужно постоянно "нянчиться", постоянно контролировать множество вещей. Как с маленькими детьми.

- Почему же тогда вы не стремились к работе подобного уровня с тех пор, как шесть лет назад закончил плавать Попов? Ведь при желании могли бы, наверное, собрать у себя сильнейших пловцов со всего мира, как это делают в США.

- Ну, отдельные-то спортсмены у меня плавали. Игорь Марченко, Станислава Комарова. Проблема в том, что в Швейцарии нет спортсменов высокого уровня, как нет и традиций плавания. Я бы даже сказал, нет "моды" на этот вид спорта. Соответственно, мало кто захочет сюда ехать.

- То есть задачу создать такую моду вы перед собой не ставите?

- Это невозможно. Для этого в стране должна существовать система спортивной подготовки, спортивная наука, прочие структуры. В Швейцарии же только в следующем году будет на государственном уровне рассматриваться программа развития элитного спорта. Швейцарские дети очень серьезно учатся. Примеров, чтобы человек сочетал учебу в школе с серьезными тренировками, практически нет. То есть любая попытка противопоставить спорт учебе изначально обречена на неудачу. Многие начинают серьезно плавать, уже закончив школу. Соответственно период наработки мастерства отодвигается у них по сравнению с теми же американцами или австралийцами на уже зрелый возраст – 22-23 года. А это поздно.

- Что вы подразумеваете под словами "период наработки мастерства"?

- Достаточное количество тренировочных часов, чтобы выйти на уровень элитного спорта. Талантливых детей в Швейцарии достаточно много. Но без хорошей и основательной тренировочной базы результат не сделать.

- Накануне встречи с вами я прочитала интервью знаменитого американского тренера Дэйва Сало, где он говорит, что вообще не является сторонником больших объемов работы. Где же истина?

- В Америке пловцы к 18 годам успевают набрать порядка десяти тысяч часов тренировочной работы. После того, как этот фундамент заложен, можно плавать намного меньше.

- Почему именно 10 000?

- Еще в советские времена специалисты рассчитывали, сколько времени должен тренироваться пловец, чтобы выйти на уровень мастера спорта. Получалось, что человек должен проплыть на тренировках семь тысяч километров. Это примерно и есть 10 тысяч часов работы или чуть меньше. Знаю, что такая цифра существует не только в спорте, но и в музыке, в балете. Это – некий минимум профессиональной работы, чтобы на ее основе подготовить артиста-виртуоза. В том, что касается спорта, большое значение еще имеет соотношение тренировок и соревнований. Когда соревнований достаточно, профессиональный рост идет быстрее.

- В вероятность появления в плавании таланта-самородка, способного показать выдающийся результат без изнурительных лет тренировок вы не верите в принципе?

- Почему? Такое случается. Особенно с девочками, когда у них только начинается половое созревание. Этому периоду, как правило, сопутствует довольно сильный всплеск результатов. Просто он никогда не бывает продолжительным. Я бы вообще сказал, что правомерность той или иной тренерской методики по-настоящему можно доказать только одним: долговременным успехом спортсменов.

***

- Помимо чисто тренерской деятельности вы занимаетесь научной работой?

- Довольно много езжу по миру с лекциями. В прошлом году был в Голландии, Швеции, Австралии. Даже, как мне кажется, сформулировал некоторые интересные идеи.

- Например?

- Например, нашел объяснение тому, что такое хорошая техника.

- Это понятие весьма субъективно, разве нет? С моей точки зрения Попов плавал идеально во всех отношениях. А другой ваш ученик Майкл Клим – безобразно внешне, но при этом очень быстро.

- Основным критерием хорошей техники, на мой взгляд, является способность спортсмена к внутреннему ускорению. У стайеров все несколько проще: человек взял определенную и далеко не максимальную скорость и на протяжении всей дистанции ее поддерживает. А вот у спринтеров скорость на второй половине дистанции всегда падает. И если человек способен этому противостоять, не просто поддерживать скорость, а ускорять по ходу дистанции свой внутренний двигательный акт, у него начинается совершенно другое взаимодействие с водой.

Несколько лет назад я довольно подробно рассказывал об этом на научной конференции в Санкт-Петербурге, а спустя какое-то время увидел, что ученица одного из тренеров плывет не просто быстро, а именно с ускорением. Не знаю уж, прислушалась ли тренер к тому, что я говорил, или своим умом до этого дошла. Тренеры ж все скрытные – никогда не поймешь, что у кого на уме.

До этого был еще один интересный случай. Я как-то рассказал об идее внутреннего ускорения одному из австралийских тренеров. А он перестал со мной разговаривать. Так продолжалось достаточно долго, при этом я постоянно ловил на себе его взгляд: словно он напряженно пытается что-то понять, но не считает возможным спрашивать. Несколько лет спустя ученица этого тренера стала олимпийской чемпионкой – выиграла стометровку. А немногим позже мы оказались на одном кораблике во время какого-то торжественного мероприятия. Этот тренер подошел ко мне и сказал: "Геннадий, хочешь я сейчас залезу с ногами на стол и при всех скажу тебе спасибо?"

Так вот, возвращаясь к теме. Если человек плывет с внутренним ускорением, он, например, никогда не собьется в ходе дистанции с ритма гребков. Как хорошая скаковая лошадь, у которой все шаги абсолютно ритмичны. Именно в этом в свое время заключался парадокс Попова. Ровно через семь месяцев после того, как я додумался до идеи внутреннего ускорения, Попов встал на тумбочку и проплыл вторую половину стометровки за 25,01. И я понял, что соревноваться с ним еще много лет не сумеет никто в мире.

- Когда именно вы додумались до этой идеи?

- В 1991-м. А опубликовал для широкого пользования год назад.

3
КОММЕНТАРИИ (3)

Алексей

какие нафик 2 часа вдень???????? 2 часа утренняя тренировка 3 часа дневная и 2 часа вечерняя..

11:12 6 ноября 2011

Ronin12345

А Турецкий конечно лучший! Кстати по поводу предыдущего своего поста: наверное все-таки сходится... Смотря с какого времени начать тренироваться.

14:07 4 ноября 2011

Ronin12345

10К : 2часа тернировки = 5К дней, при 1-ой тренировке в день это 5К : 365 дней = 13,7 лет, при 2-х дневной = 7 лет. (это без выходных). Что-то не сходится. Надо у Попова спросить, как у него при таком графике детсво прошло :)).

13:59 4 ноября 2011