15:00 20 октября 2011 | ПЛАВАНИЕ

Александр Попов: "Свою главную задачу
в плавании Фелпс уже выполнил"

Вчера. Москва. 4-кратный олимпийский чемпион Александр ПОПОВ и 14-кратный - Майкл ФЕЛПС (справа). Фото Никиты УСПЕНСКОГО, "СЭ" Фото "СЭ"
Вчера. Москва. 4-кратный олимпийский чемпион Александр ПОПОВ и 14-кратный - Майкл ФЕЛПС (справа). Фото Никиты УСПЕНСКОГО, "СЭ" Фото "СЭ"

Обозреватель "СЭ" взяла интервью у четырехкратного олимпийского чемпиона, шестикратного чемпиона мира, 21-кратного чемпиона Европы по плаванию Александра Попова.

Выдающегося российского пловца Александра Попова я увидела на бортике "Олимпийского" в компании выдающегося американского тренера Боба Боумэна. Беседовали они, как выяснилось позже, еще об одном выдающемся специалисте тренерского дела – Геннадии Турецком. В частности, о том, что 11 лет назад благодаря самому обычному тренировочному сбору, который Турецкий со своими учениками проводил в Колорадо-Спрингс перед Играми в Сиднее, Боумэн пересмотрел очень многие вещи в тренерской профессии. Вследствие чего миру был явлен 14-кратный олимпийский чемпион Майкл Фелпс во всем его плавательном величии.

В общем, это был тот самый случай, когда не попросить Попова об интервью я просто не могла.

- Московские болельщики были в некоторой степени шокированы тем, что Фелпс не попал в финал на дистанции 100 м вольным стилем и проиграл в финале на двухсотметровке баттерфляем. А должен ли вообще спортсмен такого уровня постоянно стремиться быть первым, как в свое время стремились вы?

- У Майкла совершенно другая ситуация. Он может позволить себе плыть хоть на боку, хоть вперед ногами, его величие от этого не уменьшится. Свою главную задачу в плавании он уже выполнил. Если кому-то кажется неправильным то, что делает Фелпс сейчас, пусть этот человек для начала завоюет те же самые 14 золотых олимпийских медалей. А еще лучше – 15. Для того чтобы комментировать с высоты положения, так сказать.

- В связи с чем Боумэн в разговоре с вами вдруг вспомнил тот давний сбор в Колорадо?

- На том сборе работала очень большая группа американских специалистов, которая тщательно отслеживала все тренировки Турецкого. В бассейне, помню, было установлено то ли 11, то ли 13 видеокамер, которые вели непрерывную съемку с разных углов все то время, что мы плавали. Точно так же велись подробные записи всей нашей работы: скоростных режимов, специальных упражнений, времени, затраченного на то или иное задание…

- Все это делалось с вашего ведома и согласия?

- Да, конечно. Это было главным условием, которое выдвинули американцы, когда мы попросили разрешения приехать тренироваться в Колорадо-Спрингс. Нам была позарез нужна высокогорная подготовка – ведь в Австралии подходящих гор просто нет.

- А в Европе?

- Отчасти нашим запросам удовлетворяла испанская Сьерра-Невада, но по сравнению с Колорадо это было не совсем то, что надо.

После того как сбор был закончен, американская федерация плавания выпустила специальную брошюру с выкладкой всех моих скоростных и пульсовых режимов, показателей лактата крови. За время сбора мне дважды делали полный биохимический анализ крови, то есть разложили всю подготовку по полной программе. Эти выкладки были изданы под грифом "секретно" и распространены среди всех американских тренеров, так или иначе работающих на сборную США. В книге, которую Фелпс и Боумэн выпустили после Игр в Пекине, они как раз писали о том, что использовали тот наш с Турецким опыт в полном объеме. И что если бы этого опыта у них не было, то вряд ли вообще удалось добиться столь уникального результата, как 14 золотых олимпийских медалей, восемь из которых завоеваны в ходе одних Игр.

Я и сам потом видел эти выкладки с примечаниями американских специалистов. Было порой смешно читать о себе некоторые вещи. Например: "Попов. Плавая на спине, иногда подтягивается левой рукой за дорожку".

Еще американцев чрезвычайно удивил тот факт, что ни один из учеников Турецкого никогда не вступает с тренером ни в какие пререкания. Все приходят, молча читают задание, прыгают в воду – и понеслось.

- Как Турецкому удавалось добиваться от вас такой степени послушания? Спортсмены ведь порой крайне капризны. Особенно спортсмены высокого класса.

- Есть две заповеди, которые никогда не следует забывать. Первая из них гласит, что тренер всегда прав. А вторая напоминает, что если тренер не прав, то надо еще раз прочитать первый пункт. Дискутировать можно в начале сезона – до того, как началась серьезная тренировочная работа. Если ты доверяешь своему тренеру, будь любезен выполнять все то, что он говорит. Если же у тебя есть сомнения в профессионализме человека, с которым ты работаешь, ищи другого специалиста. Или работай самостоятельно.

- Все, что вы сейчас говорите о тренировочной дисциплине, достаточно серьезно отличается от того, что я вижу в российской сборной. Вас как одного из вице-президентов Федерации плавания это не коробит?

- Детский сад – только и всего. Серьезно к решению подобных вопросов в команде никто и никогда не подходил. А все ведь очень просто: если перед командой не стоит задача выиграть на Олимпийских играх, а стоит задача прежде всего найти объяснение тому, почему в очередной раз не получилось результата, то для чего вообще нужна вся эта работа? Изначально мы вроде бы рвемся на олимпийский пьедестал. Но в какой-то момент – и я заметил, что это уже становится традицией, – начинаются попытки как бы заранее подстелить соломку. Полунамеками говорится, что у нас может что-то не получиться по объективным причинам. Потому что кто-то травмировался, например. Или ошибся со сроками сбора. Или неудачно прошел акклиматизацию…

- В свое время вы уехали из России в Австралию вслед за Турецким. Сейчас стало достаточно распространенной практикой, когда российские пловцы уезжают тренироваться за границу к иностранным тренерам. Насколько оправданны, на ваш взгляд, такие шаги?

- Прежде всего, как мне кажется, нужно смотреть, к кому именно едут. Почему едут – понятно. У нас очень давящая социальная обстановка. Ни один спортсмен не имеет возможности заниматься только тренировками. Он постоянно вынужден решать какие-то бытовые проблемы. Живя в той же Америке, домашние российские проблемы решать не будешь. И человеку гораздо проще сконцентрироваться на том, ради чего он, собственно, приехал.

Еще лучше, когда спортсмен оплачивает такую подготовку из собственного кармана. В этом случае резко повышается ответственность перед самим собой. Ты начинаешь задумываться, ради чего тратишь эти деньги.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Окончание интервью - завтра

Материалы других СМИ