Скандалы

9 ноября, 19:30

«Вся федерация — это семейный бизнес. Полмиллиона за три дня». Бунт в российском флорболе

Корреспондент отдела спорта
Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Самая популярная команда чемпионата страны собирается организовать альтернативную лигу.

Месяц назад мы уже писали о противостоянии Федерации флорбола России и казанского «Ирбиса». Новый клуб в высшей лиге российского флорбола сразу задал планку если не по качеству игры, то как минимум по отношению к делу. Тем обиднее что, казалось бы, рядовой конфликт между руководителем команды и одним из судей привел к риску исчезновения клуба. Сначала федерация флорбола отстранила директора команды и запретила играть в Казани, а теперь и вовсе отстранила клуб от своих соревнований. О том что случилось с командой из Татарстана, «СЭ» рассказал ее руководитель Булат Габдрахманов.

Нам даже бумаги не предоставляют — какие штрафы и кому платить?

В двух словах о том, что произошло. Два года назад энтузиаст флорбола в Казани Булат Габдрахманов решил создать свой частный клуб. Команда сразу же заявила о себе как о будущем флагмане. Всего за сезон «Ирбис» Габдрахманова вышел в главную лигу, но даже в первой лиге казанцы привлекали к себе больше внимания, чем клубы из ыысшей лиги. Но сезон в главном чемпионате начался с грандиозного скандала. Во время игры первого тура в Архангельске Булат повздорил с главным арбитром встречи, и матч закончился масштабной потасовкой с участием местного ЧОП. Как оказалось, у Габдрахманова был давний конфликт с главным судьей соревнований Сергеем Шипицыным. Шипицын сначала работал с Булатом в «Ирбисе», но затем со скандалом ушел от казанцев.

Все закончилось пожизненным отстранением Габдрахманова от российского флорбола, а также запретом на проведение всероссийских соревнований по флорболу в Республике Татарстан. На клуб «Ирбис» наложили штраф в 150 тысяч рублей. Однако он выплачен не был, и теперь, по версии Национальной федерации флорбола России, как раз в связи с несвоевременной частичной оплатой штрафа, назначенного решением президиума НФФР от 4 октября 2022 года, сборная Татарстана в виде команды «Ирбис» отстранена от чемпионата России сезона-2022/23. «Ирбис» запросил документы, подтверждающие отстранение, также было написано исковое заявление, которое уже направлено в суд.

— Мы не платили штраф. Хотя бы потому, что не знали, кому и за что платить, — отвечает на претензии НФФР в разговоре с «СЭ» Габдрахманов. — Есть решение КДК, по которому на нас наложили первый штраф, и решение президиума федерации, согласно которому наложили второй. Мы попросили документы по этим решениям. На наши запросы никто не ответил, так что мы даже не поняли, как в принципе работает КДК. В регламенте ничего о них не сказано. Конечно, мы с решениями такого органа не согласны. Решение президиума, где за основу брали решение КДК, также сомнительное. К тому же никто нашу позицию узнать не пытался. Диалога не было, шла игра в одни ворота.

В нормальных видах спорта ведь как бывает. Собирают две стороны, слушают версии. И начинается разбирательство. А в федерации флорбола обсуждали... в чате ватсапа. Никакой встречи в принципе не было. Я понимаю, что члены президиума из разных регионов и не у всех есть денежные средства, чтобы долететь до Москвы и собраться в одном месте. Но не это главное. Важнее, что решение принимали конкуренты «Ирбиса». В члены президиума входят многие руководители команд высшей лиги. Четырех клубов, у других представители регионов. Но не у нашего казанского клуба. И тут уже у всех свои задачи. Кто-то в зоне вылета, для других мы конкуренты в борьбе за медали. Даже бумаги не предоставляют. Так что за что платить штраф?

Флорбольный клуб «Ирбис». Фото Флорбольный клуб «Ирбис»

Мы — неудобные

— То есть вы не были согласны с этим штрафом, поэтому и не готовы его платить, правильно понимаю?

— Единственное, что есть на руках, — решение контрольно-дисциплинарного комитета. И решение президиума. Но эти решения как публикуются? Через социальные сети федерации. И вы предлагаете мне реагировать на публикации в телеграме или ВК? Я этого понять не могу.

— Но есть же официальные бумаги, разве нет?

— Все, что есть, — это электронная версия. Текст и логотип федерации рядом. Так любой пятиклассник сделать может. Если бы меня пригласили в президиум федерации обсудить вопрос, то я бы обязательно приехал. Мне ведь президент федерации сам и подтвердил, что в случае личного разговора ситуацию можно было решить иначе. Но почему такой встречи не было, сказать мне не смогли. А я знаю почему. Потому что мы неудобные.

Мы такая белая ворона российского флорбола. Единственная команда, у которой есть живые болельщики. Фанаты, которые покупают клубный мерч, следят за нами в соцсетях. Мы собираем полный стадион — что дома, что на выезде. Единственный клуб в России. Но это неудобно для национальной федерации. Если проводить все игры на таком уровне, то надо усиливать охрану, делать аккредитации СМИ, пресс-центр. Это все есть в регламенте, но никто за этим не следит. Сейчас ситуация такая: мы приезжаем на арену, а на входе вахтер кричит игрокам: «Где сменка?» И профессиональные флорболисты сидят в фойе на скамейке и надевают вторую обувь вместе с болельщиками.

— Федерация должна радоваться появлению инициативных команд, разве нет?

— В том году уже была такая инициативная команда из Санкт-Петербурга — «Акулы». Ее сняли с третьего тура, осталось семь команд. Появились мы — нас снимают после первого тура. «Акулы» и «Ирбис» — это два флагмана российского флорбола. Вся аудитория ждет нашего матча. Это настоящий продукт, на который люди купят билеты, будет культурная программа, шоу. Как и на домашних играх «Ирбиса».

Мы на своих матчах разыгрывали мобильные телефоны, фан-шоп делали, лаундж-зону. Нигде такого уровня не было и близко. Почему? Нужно желание и сотрудники. А вся федерация — это президент, его сын — 18-летний пресс-атташе, старший сын — оператор. И его товарищ Шипицын. Сергей мне как-то так и сказал: федерация — семейный бизнес. То есть даже и не скрывают ничего.

А взносы — по 60 тысяч рублей с клуба за тур. То есть полмиллиона за три дня берут. Это аренда зала, «Скорая помощь» и зарплата судьям. Но судьи все свои. Я сам работал с международными соревнованиями самого высокого уровня в дирекции спортивных и социальных проектов в Казани. Хотел сделать все красиво, но флорбольное сообщество... видимо, оно было к этому не готово.

Игроки «Ирбиса». Фото Флорбольный клуб «Ирбис»

В Минспорте России не вникали в проблему

— После того как случился конфликт, вы матчи высшей лиги не играли?

— У нас туровая система. Мы сыграли в Архангельске и дальше ждали декабря. Между турами перерыв в два месяца. Пауза продолжается до сих пор.

— Во время паузы остается шанс разрешить ситуацию в положительном ключе?

— Национальная федерация настроена негативно. Это сразу понятно. Но у нас есть иск в Москве. Ждем предписание суда, наш иск зарегистрировали. Судья назначен, ждем, когда он ознакомится с делом, и будем дальше действовать. Какая-то новость из суда может появиться еще до старта второго тура. А следовательно, и поменяться решение.

— Обычно судопроизводство — дело небыстрое...

— Мы это понимаем и уже ищем другие варианты. Хотим сохранить клуб в любом случае, готовим собственный турнир по флорболу среди мужских команд. Нашим спортсменам нужен игровой опыт, мы не хотим, чтобы команда республики прекратила существовать. Это имиджевый продукт как для Татарстана, так и для российского флорбола.

— То есть альтернатива — это собственная отдельная лига?

— Планируем коммерческую лигу. Там будут участвовать клубы из российской высшей лиги, а также команды из Республики Беларусь. Группа из Поволжья и группа из Москвы, Санкт-Петербурга и Беларуси. Разделение на регионы нужно для удобства логистики, сокращения расходов. А дальше лучшие команды из разных групп встречаются между собой. Разыграем Суперкубок чемпионов.

— Желающие играть с вами находятся?

— Нас флорбольное сообщество поддерживает. Другие команды понимают, что есть проблема. Мы с ней боролись открыто полтора года, поэтому нас и отстранили. Национальной федерации не очень интересно развивать свою же собственную лигу. Поэтому у нас немало сторонников, из высшей лиги, из первой лиги. Я за профессионализм и букву закона, только и всего.

Естественно, самый простой вариант — сделать плохо, никто не заметит. Сделают хорошо — никто не оценит. Вот и работают, как им удобно. Ведь, давайте откровенно, если бы не этот конфликт, общество даже и не узнало бы о том, что такое флорбол. А вид спорта очень интересный. Сейчас идет ЧМ, и многие матчи по уровню поспорят с играми НХЛ и КХЛ.

— С Минспортом России вы разговаривали?

— Мы ждали решения суда, обратились также в прокуратуру. С Минспортом РФ я лично не общался, но разговаривали представители Министерства спорта Республики Татарстан. После этого диалога в Минспорт РФ вызвали президента федерации флорбола. К чему пришли — не знаю, но после этого разговора к нам пришло письмо об отстранении.

— То есть диалог через Минспорт Татарстана установить не удалось?

— Минспорт РТ нас поддерживает, мы вместе с ними обсуждаем варианты проведения отдельного чемпионата. По своей линии они ведут переговоры.

— Но пока что Минспорт РФ — на стороне федерации?

— На мой взгляд, они просто не интересуются вопросом. Не знают всех деталей. Поэтому им проще всего откреститься от нее. Не скажу, что ключевая проблема — это статус нашего спорта как не самого известного и популярного. Но как один из факторов — вполне возможно.

— В команде есть потери? После новостей о запрете на участие в соревнованиях многие, вероятно, могли задуматься о переходе в другой клуб.

— Наша задача сейчас — любой ценой сохранить команду, чтобы не ушел ни один игрок. Прошла беседа с каждым, мы подтвердили свои намерения развивать флорбол. Попросили ребят не отчаиваться и не реагировать на соцсети. Они нас поддерживают, в команде есть единение. К тому же переехать не так и просто. Кто-то на учебу в Казань уже поступил, с семьей переехал. Нельзя все поменять по щелчку пальцев.

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости