«В Миннеаполисе и Лос-Анджелесе ситуация катастрофическая. Сжигают полицейские участки». Взгляд россиянина из США

1 июня 2020, 23:30

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Ситуация катастрофическая. Сжигают полицейские участки»»

№ 8209, от 04.06.2020

Беспорядки в США. Фото AFP
Бывший российский волейболист объяснил странности в статистике по коронавирусу, сравнил Илона Маска с Юрием Гагариным и рассказал, кто стоит за погромами в американских городах.

Руслан Аскеров не стал суперзвездой российского волейбола, но был крепким игроком, поиграл в разных клубах Суперлиги. В 30 лет доигровщик решился на резкий поворот в жизни: завершил карьеру и отправился учиться в США. Справился на отлично — уже в августе Аскеров начнет работу в Boston Consulting Group. По словам экс-волейболиста, получать он там будет столько, что войдет в 5 процентов самых богатых жителей США. Вы все еще будете настаивать на том, что «все спортсмены тупые»?

Мы поговорили с Русланом о переезде и учебе в Штатах. Но начали с актуальных событий. Он рассказал, на самом ли деле вся Америке в огне из-за убийства афроамериканца Джорджа Флойда полицейским и объяснил, почему Илон Маск не верит в высокую смертность от коронавируса. В Далласе, кстати, уже открыты даже кафе и рестораны. Поэтому особо впечатлительным москвичам лучше пока отложить интервью.

Общество разделено на два лагеря: одни за мирные протесты, другие за погромы

— По телику нам говорят, что из-за убийства Джорджа Флойда вся Америка полыхает. Все действительно настолько ужасно?

— И да, и нет. Я живу в Далласе. Протесты здесь, конечно, тоже были, но мирные. Где-то, может, пару витрин разбили, но в целом демонстрация по центральной улице даунтауна прошла спокойно. Мы с супругой выходим на улицы, в магазин — никаких проблем. В Чикаго, слышал, тоже порядок.

А вот в Лос-Анжелесе и Миннеаполисе, где все началось, ситуация катастрофическая. По крайней мере, была еще недавно. Там сжигают полицейские участки, повсюду столкновения. И все ужасающие фотографии, которые мелькают в сети — они оттуда.

Общество сейчас разделено на тех, кто считает, что нужно все громить и тех, кто за мирные демонстрации. Плюс есть сообщения по ТВ — лично я не могу их не подтвердить, не опровергнуть — что есть радикальные группировки, которые специально участвуют в погромах, чтобы эскалировать насилие и кризис.

— Какая мотивация у тех, кто за погромы? Чтобы больше шума было?

— Да. Многие, включая звезд спорта, призывают к смене системы полиции, считают, что там слишком много жестокости. Известный комментатор НФЛ и баскетбола Шэннон Шарп, он сам темнокожий, активно высказывается по ситуации и у него в комментариях очень многие призывают к продолжению насильственных действий, считая, что это привлечет больше внимания к проблеме. Приводят в пример мирные протесты, например, Колина Каперника (во время матча предсезонного матча НФЛ он в знак протеста против жестокости полиции по отношению к афроамериканцам не поднялся со скамейки во время гимна США, после чего был раскритикован Дональдом Трамп и не один клуб лиги больше не предлагал ему контракт. — Прим. «СЭ»). Он выступал примерно за то же, а в итоге остался без работы. Вот сторонники агрессивных методов и настаивают на жестокости, говоря, что по-другому просто не сработает.

Хотя здравомыслящих гораздо больше. Думаю, через пару дней все погасится. В Миннеаполис уже ввели нацгвардию.

— Белые в протестах участвуют?

— Да. Кто-то в мирных, но есть и так называемые скинхеды. Не знаю, как перевести дословно, здесь их называют white supremacist. Это радикальные группировки, которые конкретно участвуют в погромах и наносят максимальный урон.

— Это сейчас главная тема в США? На уровне коронавируса?

— Так и есть. Включить телевизор — и любой мэр или губернатор по очереди будут рассказывать про коронавирус и демонстрации. Скорее всего, еще совместят — скажут: «Ходите на мирные демонстрации и строго в масках». Хотя вчера, наконец, пришла и хорошая новость.

— Вы про запуск Crew Dragon в космос?

— Да, это огромнейшее по резонансу событие в США. Наверное, несравнимое по уровню с полетом Юрия Гагарина, но тоже что-то невероятно значимое. Это реально история. Почти 10 лет американцы могли доставляться в космос только «Союзами», запусков из Америки не было со времен Билла Клинтона.

— Илон Маск в США сейчас национальный герой?

— У него орда фанатов. Открыто благодарят президент и ряд конгрессменов. Это же прорыв. Америка не только вернула себе космическую программу, но это же еще был и первый коммерческий запуск в мировой истории.

Врачам выгодно диагностировать смерть от коронавируса

— Насколько я помню, Маск был ярым противником жестких карантинных мер из-за коронавируса. Ряд заводов, в том числе, его Tesla, были в шаге от катастрофы.

— По одним твитам полной картины не получишь. Я смотрел его подкаст с Джо Роганом, чтобы понять позицию человека. Илон Маск считает, что процент смертности очень сильно завышен. Во-первых, в статистике не учитывается огромное количество людей, которые переболели бессимптомно. У моих двоюродных братьев, например, пропадало обоняние. Во-вторых, в США — не знаю, как в других странах — есть такая система, которую Маск красиво описал: представьте, что вас съела акула, в океане выловили вашу руку, в ней нашли образцы коронавируса и в заключении напишут, что смерть наступила в результате этой болезни.

— А в чем подвох в системе?

— Больницам выгоднее трактовать смерть человека именно от коронавируса. За него полагаются какие-то дотации. Человек умер, ему все равно, а больница получит хотя бы какие-то выплаты. Докторам отменили все несрочные операции, они без работы, соответственно, чтобы оставаться на плаву, приходится искать варианты.

Маск приводил пример, как пожилые люди с букетом болезней попадают в больницы, умирают — и им почти наверняка ставят сами знаете какой диагноз. Возможно, коронавирус, и был, но вместе с тем были и инсульт, диабет, и еще какие-то серьезные проблемы. Но если обычное нахождение пациента в больнице дает ей, например, 5 тысяч долларов выручки в день, то с искусственной вентиляцией легких — доходит до 30.

— Как у вас с карантином?

— Все хорошо. Единственное, ходить нужно в маске. Это нормально и, наверное, правильно. В остальном все почти вернулось в норму. Гулять в принципе никогда не запрещали, с Москвой не сравнить. Здесь почти в каждом доме на крыше бассейн — все загорают, отдыхают. Заболеваемость крайне низкая. В Далласе за 30 градусов, а исследования показали, что в такой жаре вирус не выдерживает на поверхности даже 10 минут.

— Как с кафе и ресторанами? Когда откроют?

— Уже все переполнены! Единственное, между столами теперь расстояние шесть футов — это примерно 2 м. А так все забиты.

— Трамп объявил о разрыве отношений с Всемирной организацией здоровья (ВОЗ). Как это восприняли в Штатах?

— Мы, обычные жители, не особо понимаем, что это значит. Я не изучал тему глубоко, но из того, что видел — США главный донор ВОЗ. Трамп посчитал, что она потерпела фиаско со своевременным оповещением и предупреждением ситуации. А зачем платить организации, которая не справилась со своей единственной ролью? Логика, насколько я понял, такая.

Переезд в Штаты

— Давайте о вас. Как вы оказались в Америке?

— Большую часть жизни я был профессиональным спортсменом. Закончил карьеру в 2017 году в сургутской «Газпром-Югре». Но мысли уехать появлялись раньше. В 2012-м я получил травму плеча и задумался о том, как хрупка спортивная карьера. Куда мне деться, если восстановиться не получится?

— Но восстановиться получилось.

— Тем не менее, с тех пор начал заниматься самообразованием. Взял много всяких курсов. В одном из них узнал про Магистратуру бизнес администрирования (МВА). Во время исследования понял, что это лучшая программа для тех, кто хочет сделать поворот в своей жизни. Плюс были мысли об эмиграции. Я много путешествовал и всегда хотел попробовать пожить за рубежом. Европейские программы годичные, а вот американские — двухгодичные, это мне подходило больше.

Туда и подался. Был несказанно рад, когда меня взяли на полную стипендию. В итоге отучился на двух программах — я не только магистр бизнес-администрирования, но и магистр науки данных.

— Полная стипендия — это бесплатное образование. За какие заслуги вам ее дали?

— Здесь любят помогать людям, которые имеют какой-то потенциал. Допустим, я во время спортивной карьеры занимался каким-то мини-бизнесом, и им это понравилось. Есть стипендии, которые поддерживают тех, кто набрал шикарные результаты на экзаменах.

Существуют и частичные стипендии — на 50 процентов, на 30. Тяжелее их получить тем, у кого стандартная история. А вот, например, журналист из России, который решил сделать поворот в своей жизни, может заинтересовать какие-то университеты.

— Сколько стоит учеба для тех, у кого история стандартная?

— 65 тысяч долларов в год чисто за образование. Плюс жилье, которое тут совсем недешевое. А у меня была вторая магистратура — это еще плюс 50.

В России считают, что спортсмен — дурачок, который ничего из себя не представляет, в США все наоборот

— Вот отучились вы. Что дальше? Как быстро можно найти работу?

— Поиск происходит во время учебы — здесь постоянно идет процесс рекрутинга. На кампус приезжают работодатели из самых разных компаний: Google, Amazon, Ford, различные банки и заводы. Они проводят мероприятия. Если ты заинтересован, идешь туда и начинаешь знакомиться с людьми. Если нашел, что тебе по душе, и понравился компании — отправляешь запрос на собеседование. Если все проходит нормально, получаешь предложение на летнюю оплачиваемую стажировку. По ее итогам тебе либо делают полноценное предложение, либо нет. Мне дали, я тут же его подписал и второй год просто учился, уже зная, что 10 августа 2020-го мне выходить на работу.

— Отсутствие американского гражданства — не помеха?

— Благодаря обучению у меня есть три года, чтобы спокойно работать. Параллельно участвую в лотерее на рабочую визу, которая даст возможность трудиться еще шесть лет. За это время, если ты устраиваешь компанию, она делает запрос на вид на жительство. После получения «грин-карты» ты, по сути, американец, которому нельзя голосовать.

— Вы собираетесь остаться в США?

— Пока планы такие. Нам с супругой здесь очень нравится. Огромные возможности, никто не трогает, перспективы большие.

— Будете ли чувствовать себя комфортно с той зарплатой, которая полагается вам в первый год работы на новом месте?

— Чисто моя зарплата, не считая зарплату супруги, поставит меня в 5% самых богатых американцев в США. Не буду называть конкретные цифры, но, поверьте, здесь после МВА платят очень много.

— Круто! А то вот только писал заметку про Артемия Лебедева, который говорил: «Профессиональный спорт — это говно. Это люди тупо ухайдокивают себя ради непонятно чего и всегда в результате остаются в жопе. Редкие профессиональные спортсмены вовремя соскакивают и становятся нормальными людьми. Так что нет смысла про это говорить».

— Отчасти из-за этого я и хотел уехать. Его слова, по сути, и описывают, как в России работодатели относятся к спортсменам. Ладно я, возьмите топовых футболистов или хоккеистов. Представляете, сколько усилий нужно приложить, чтобы стать хотя середнячком в Премьер-лиге? По сравнению со среднестатистическим человеком эти люди прошли через многое. Спорт можно сравнить с армией. Единственное отличие — нет риска жизни. В остальном все очень похоже, много в чем приходится себе отказывать. Если обычный человек может позволить себе путешествовать, ходить в любое время в кино и выпивать, то спортсмен подчинен режиму. Даже лечиться нужно осторожно — можно принимать далеко не все препараты. Да и вообще велик риск получить травму и остаться на обочине. Спортсмены могут адаптироваться к трудностям куда быстрее, чем обычные люди. Но в России это не ценится. Есть общепринятое мнение: каждый спортсмен дурачок, который ничего из себя не представляет и на нормальную работу его брать нельзя.

— А в Америке?

— Диаметрально противоположная ситуация. Здесь спортсмены — почти герои. Круче только солдаты. В США они вообще особый класс. Вот, например, у нас на посадку первыми идут дипломаты, чиновники — бизнес-класс. А в Штатах сначала солдаты, и только потом бизнес-класс и эконом.

Но спортсменов здесь тоже боготворят. Когда узнавали, что у меня за плечами профессиональная карьера — сразу начинали относиться по-другому. Во все компании, куда я подавал запросы, мне дали собеседование. Хотя опыта работы у меня вообще никакого. Зато, как считается, у меня есть soft skills. В России эти «мягкие навыки», почему-то, совсем не ценятся.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
148
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир