5 июня, 18:45

«Владелец лиги захотел внедрить цепи, биты, дубинки. Он под чем был вообще?»

Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в
Ринат Фахретдинов работал помощником юриста и даже не думал об ММА. А в результате стал драться сначала на командных турнирах, затем очутился в Абу-Даби, удивил Дану Уайта и уже выиграл первый бой в UFC.

Ринат Фахретдинов, Россия, 30 лет. Полусредний вес: Статистика в ММА: 21 победа, 2 поражения.

Ринат Фахретдинов еще в декабре 2020-го говорил: «UFC? Нет-нет, такого не будет». Не верил, что может там оказаться. Более вероятным казался вариант с Bellator. Однако уже в январе 2021-го Ринат попал в сильнейший в мире ММА-промоушен. Он победил нокаутом экс-бойца UFC Эрика Спайсли на турнире UAE Warriors в Абу-Даби. Поединок продлился всего-то 55 секунд. В том январе UFC провел в столице ОАЭ несколько турниров, и на UAE Warriors явился Дана Уайт — чтобы встретиться с Хабибом Нурмагомедовым, а заодно снять выпуск передачи Dana White Looking For a Fight. Смысл передачи — Дана в компании с Мэттом Серрой и Дином Томасом смотрит бои и отбирает бойцов, достойных подписания в UFC. Нокаут в исполнении Рината настолько впечатлил президента UFC, что татарин немедленно получил контракт.

Но дебют Фахретдинова в UFC из-за проблем с визой состоялся лишь 4 июня 2022-го. Ринат победил единогласным решением судей Андреаса Михайлидиса, избрав рациональную модель ведения боя — переводил соперника вниз и контролировал в партере. В числе секундантов Фахретдинова был первый российский чемпион UFC Олег Тактаров.

«Дана, я вернулся и очень голоден! — сказал Фахретдинов в октагон-интервью. — Я не дрался полтора года, как Дана меня подписал. Теперь я здесь, готов драться. У меня нет никакой хорошей техники в борьбе или в стойке (в этот момент Тактаров выкрикнул: «Я не устаю!», имея в виду хорошую выносливость Фахретдинова. — Прим. «СЭ»), но я дерусь всем сердцем. Если есть кто-то, кто захочет отдать свою душу за эти 15 минут, я жду вас. Погнали! Я здесь не ради куска металла, я здесь для того, чтобы пацаны с обычных регионов видели, что я — обычный парень, с деревни, маленького городка — стою здесь, в лучшей лиге мира, выступаю и дерусь. По воле Всевышнего у каждого есть шанс. Тренируйтесь, тяжело работайте, и все у вас будет. Мечты сбываются».

Нам же поговорить с Ринатом после боя пока не удалось. Зато мы записали с ним целых два интервью до его дебюта в UFC — в феврале 2021-го и буквально три дня назад. Далее — самое интересное из этих бесед.

Из офиса в UFC

— Я вырос в Казани. Моей первой секцией единоборств была вольная борьба. Потом я переехал в Мордовию, в Саранск. Вольную борьбу там не нашел, чуть походил на классику — не понравилось, не пошло. Записался на кудо, так как это был единственный вид спорта [в Саранске], где и борются, и бьют. Хотя там как таковой борьбы не было. Потом я перестал бороться, поступил в университет, отслужил в армии. После армии отдохнул четыре месяца и уехал в Москву на заработки. Шесть месяцев я там работал, привыкал, ну и, как-то чтобы себя занять, записался в секцию боевого самбо. Я был нулевым. В прямом смысле нулевым. И с тех пор пошло, пошло... Я не планировал выступать. Думал для себя тренироваться — после офиса. И вот, как видите, сижу сейчас перед вами — боец UFC. Сам в шоке!

Почему переехал в Москву? В регионе с работой всегда были проблемы. Меня брат пригласил. И я согласился, ни секунды не думая. Работал помощником юриста в МГСУ на Ярославском шоссе. Бумажки носил туда-сюда. Это не моя работа — на месте сидеть с 9 до 18. Больше люблю свободный график. Я жил в общежитии, и там же, в МГСУ, начал заниматься боевым самбо. Зарплата у меня была 21 тысяча рублей, а секция стоила 2700. Я подумал: «Блин, дороговато. Ладно, пойду в качалку». Качалка была дешевле. Но

я дружил с заведующим кафедрой физического воспитания Никишкиным Всеволодом Александровичем, и он сказал мне: «Рина, я сделаю тебе секцию бесплатно». Так я стал тренироваться бесплатно.

Я был офисным человеком. Но денег стало не хватать, и я устроился работать в фитнес-клуб. Встал выбор: или я дальше сижу в офисе, или полностью перехожу в спорт. Ну, и решил чисто тренировать и тренировать. С тех пор я и тренер, и спортсмен. Бывало, что и охранником подрабатывал. Охраняли всякие мероприятия — концерты, кооперативы, порой определенных людей.

Спецназ ГРУ

— Я служил в спецназе ГРУ. Самарская область, поселок Рощинский. Всем ребятам привет! Да, воспоминания хорошие остались, а как же? У нас часть была такая... Там реально ни минуты без дела не сидели. Стреляли! Четверки, пятерки у меня были. Пять прыжков с парашютом — два с вертолета, три с самолета. Страшно ли было? Страшно красиво! Когда я в армию уходил, у товарища спрашивал: «Каково это — прыгать с парашютом?» А он: «Страшно красиво». Я: «Как это? Или страшно, или красиво». Он: «Ты поймешь». И я понял: это страшно красиво. Особенно во время второго прыжка. В первый раз ты еще не понимаешь, насколько тебе страшно. А во второй раз понимаешь, насколько было страшно в первый, и оттого еще страшнее. Но это бомбово.

Дедовщина? У нас, к сожалению, была уставщина. Это еще хуже. Дедовщина — вышел, подрался, и все. А уставщина — это когда из-за одного синяка надо столько объяснительных написать... Такой жесткий устав. Естественно, драки были. Это мужской коллектив, без драк никуда — так везде, хоть в армии, хоть на гражданке. Бытовуха.

Hip-Show

— Там старшим был Али Багаутинов, он всем рулил. У нас, можно сказать, один тренер с ним был. Тренер пришел и спросил, кто хочет выступить в боях. Я: «Я хочу!» Там неплохо платили: за победу 10 тысяч рублей каждому. Представьте, я зарабатывал в месяц 21 тысячу, а тут мне за шесть минут давали 10 тысяч. Плюс я дрался, кайфовал с этого. Я бы и сейчас выступил там — просто ради интереса. Прикольно было, я кайфовал.

Правила? Дрались два на два. Нельзя было с фигур бросать, можно было выталкивать. Если позицию удерживаешь — тебе за это балл. Если одного выбили, то второго вдвоем нужно было за 60 секунд отключить. А так все те же правила, но без локтей. Бывало, что я один оставался после двоих... Помню, встретились с «Дикой Дивизией». Против нас двоих остался наш знакомый. Мы решили его не добивать, сделать ему болевой. Я делал на руку, товарищ тоже, но в итоге он перетерпел — и его команда выиграла.

Тактика? Обязательно! Мой товарищ одного держал, а я второго в это время или в нокдаун отправлял, или душил. И потом одного били. Звучит, наверное, не очень: вдвоем одного били. Но вот такой был спорт. Кстати, можно это в заголовок поставить: «Двое били одного»! (Смеется.)

Мне кажется, если бы Hip-Show сейчас было, то по просмотрам было бы впереди планеты всей. Просто один из владельцев лиги начал ерундой страдать. Пытался внедрить цепочки, дубинки — представляете? Изначально эти бои хотели сделать без перчаток. Но Алишка [Багаутинов] сказал: «Как это без перчаток?» Они собирались уже на телевидение выходить, но владелец захотел запустить бои с битами, дубинками, цепями. Это что за дураки там должны были драться?! Видимо, хотел, чтобы там трупы были. Он под чем был вообще? Это что за человек? Его надо было туда запустить на две минуты.

Там остались в основном фанаты. Затем они провели турнир в Америке — ну и все сдулось.

Тактаров

— Идея [сделать Тактарова секундантом] родилась у моего старшего товарища, брата, руководителя Татарского спортивного союза Марата Капкаева. Они дружат давно, даже в каких-то фильмах в Америке снимались. И он говорит: «Слушай, у меня идея — пригласить [Тактарова] в угол». Я: «Отличная идея! Давай сделаем это». Мы [с Тактаровым] переписываемся, созваниваемся, но еще ни разу не виделись.

Что Тактаров писал в личку? Я как-то выложил фотку в смокинге, а он: «Ринат, вот это твой стиль. Вот это тебе идет, а то постоянно в джинсах и футболке. Вот это твой стиль, придерживайся его!» Это фотосессия у меня была. Я ему: «Хорошо, но куда мне в смокинге ходить? В зал? У меня зал — дом, зал — дом.

США

— Климат больше всего понравился в Майами. Здесь, в Лас-Вегасе, все сушится. Кожа сушится, волосы сушатся, все трескается. Техас понравился. Техасские такие мужики, все со стволами. Оружие в магазине, как хлебушек, можно купить. Я не верил. А ты заходишь в магазин за хлебом, а там отдел оружия. Ты можешь взять оружие, патроны и пойти пострелять.

Что не понравилось? В Лос-Анджелесе очень много сумасшедших и наркоманов на улице. Очень много зеленухи — марихуаны и так далее. Очень много грязи. Когда я туда в первый раз приехал, я сказал Марату: «Это разве ваша Америка?» Ужас просто был. Мы вышли [на улицу] вечером — и я был в шоке. Их никто не трогает. Он [бездомный] может встать и помочиться посередине города, и ему за это никто ничего не скажет. Извините за мою прямоту, но это ужас. В России я не могу себе представить такого. Чтобы, например, в центре Москвы столько мусора было и его никто не убирал. Даже в каком-то дворе за МКАД будет чистенько, приятненько.

Татарин из Красной книги

— Бойцов татар, к сожалению, очень мало. И после одного боя я, так скажем, наехал на наших меценатов, бизнесменов — мол, почему вы не помогаете? Я один, из Красной книги, а меня тут еще и бьют! В шутеечной форме такой. И вот так осталось — «Татарин из Красной книги», один я из татар на международном уровне дерусь.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты
Новости