«Это был самый тяжелый год в жизни». Уральский Халк — о ненависти, допинге и UFC

13 февраля 2020, 00:05

Статья опубликована в газете под заголовком: «Иван Штырков: "Позади самый тяжелый год в жизни"»

№ 8136, от 14.02.2020

Иван Штырков. Фото instagram.com
Большое интервью с бойцом ММА Иваном Штырковым, который в 2019-м лишился контракта с UFC, уважения части екатеринбуржцев и почти идеального рекорда.

Иван Штырков, как практически любой другой профессиональный боец, хотел быть известным и узнаваемым, и в 2019 году это к нему пришло. Но не из-за успехов в клетке, а скорее из-за скандальных историй, в которые он попадал. Таких, как охрана стройки храма в сквере Екатеринбурга и разрыв контракта с UFC еще до первого боя из-за положительного допинг-теста. Сейчас 31-летний Уральский Халк находится на контракте в японском промоушене Rizin, где провел один бой и победил. При этом он продолжает драться в уральском промоушне RCC. В интервью «СЭ» Иван рассказал о возвращении в клетку и подвел итоги очень сложного прошлого года.

«Бой с Эномото — эксперимент над собой»

До декабря 2019-го Штырков был непобедимым. На его счету было 16 выигрышей и одна ничья. Иван решил перейти в средний вес. Вернее, бой с Ясубеем Эномото был в промежуточном весе, но очень близком к среднему — до 85 кг. В результате Штырков проиграл во втором раунде, постучав после удушающего приема.

— Иван, чем занимались в последние месяцы?

— Приходил в себя, пытался вернуть кондиции. Я же много веса согнал, надо было восстановиться. Немножко отдохнул и продолжил подготовку. Пока все идет по плану.

— Поражение от Эномото — первое в карьере. Как морально от него восстанавливались? Или и не переживали особо?

— Да не было каких-то переживаний в плане: «О, апокалипсис!» Я думаю, что рано или поздно каждый должен испытать горечь поражения. Просто у одних это происходит немножко раньше, у других — немножко позже. Я считаю, что это нужно испытать, это нужно пройти. Из этого нужно извлекать максимальную пользу. У меня в этом плане все хорошо, родные и близкие были рядом, все живы-здоровы, это самое главное. Все меня поддерживали, все все понимали. А большего и не нужно. Я осознал причины поражения. Я бы даже не назвал это неудачей, скорее — эксперимент над собой.

— И каковы причины поражения?

— Я не хочу оправдывать поражение тем, что согнал много веса или чем-то еще. Это все мои проблемы, мои недочеты, моя полная ответственность. Не собираюсь умалять заслуг Ясуби, он показал отличный бой, сделал все, что мог, для того, чтобы победить. Поэтому мои оправдания будут нечестными по отношению к сопернику. Я вышел, я проиграл бой. Я для себя сделал выводы.

— Что средний вес — немного не ваш?

— Да. Или что планировать это все нужно не за два месяца. На подготовку нужно больше времени. Такие практические моменты, которые можно впитать только с опытом. Или если рядом есть человек, у которого был такой опыт, но таких людей очень мало. Поэтому мы учимся на своих ошибках, и я рад, что так произошло. И благодарен Ясуби, что он не дал слабину. Если бы где-то он недоработал, у меня бы все прокатило, то я бы потом снова наступил на те же грабли.

«Ради боя с Магой Исмаиловым готов снова спуститься в средний вес»

— То есть со средним весом вы окончательно завязали?

— Нет, почему? Если я сделал это один раз, то могу сделать и второй, просто нужно грамотнее к этому подходить. На кону должно стоять что-то большее, чем просто эксперимент. Потому что я уже представляю, насколько это тяжело. Но ради боя с Магой Исмаиловым или с кем-то такого уровня я готов. Я спущусь снова, но уже с другим планом.

— Значит, с Магой Исмаиловым по-прежнему интересно разделить клетку.

— Конечно! Но тут что надо сказать: я отношусь к ММА как к спорту. Это для меня не шоу. Это моя работа, это моя жизнь. Мага — очень зрелищный боец, мы с ним в чем-то похожи внешне, по телосложению, по манере. Оба любим зарубиться. Это мог бы быть зрелищный бой.

— Знакомы с ним?

— Лично не знаком, но спортивный мир маленький, мы обязательно где-то увидимся. И спасибо ему, он меня после боя с Эномото поддержал. И на мой «вызов» отреагировал оригинально, сказал: «Давай сделаем бой, я готов сделать с тобой то же самое, что делаю с другими своими оппонентами».

— Как на вас повлияла сгонка в бою с Эномото? Именно поэтому вы рано задышали?

— Можно и так сказать. Кто разбирается, тот понимает, что такое весогонка. Когда ты забираешь у организма его резервы, их нужно восстанавливать намного дольше, чем у тебя есть времени после взвешивания. Если я гоняю в полутяжелый вес 10-12 килограммов, то я их и восстанавливаю спокойно. Это вес, который организм отдает без проблем. А если я гоняю 20 килограммов, как было тогда, то организм начинает заходить в резервы, причем в глубокие резервы. И восстановить это все, чтобы нормально усвоились углеводы, быстро невозможно. Задышал? У меня просто кончился бензин. Но речь не о функционалке, я просто не восстановился. Сам Ясуби после боя зашел в раздевалку и сказал: «Парень, ты слишком много согнал, я все понимаю».

— Следующий бой у вас в RCC — 22 февраля с поляком Пастернаком.

— Я поехал на сборы в Омск, начал уже втягиваться, тренироваться, работать над возвращением. И решил попросить бой на февральский турнир. Сначала нашли другого соперника, он отказался, и предложили этого поляка. Я согласился. Что могу о нем сказать? Высокий, левша, с немножко нестандартной техникой. Мы это называем «корявенький». Ничего особенного, все умеет понемножку.

«В Rizin готовы дать мне титульный бой в июле»

— Что насчет Rizin? Вы пока провели там один бой. (28 июля прошлого года Штырков победил корейца Хун Кима техническим нокаутом во втором раунде.)

— Проблема в том, что у них мало турниров проходит. Я бы, конечно, сделал акцент на выступлениях в Rizin, у меня есть огромное желание забрать пояс. Сейчас это стало вдвойне актуально, потому что он стал вакантным. Чемпион Прохазка ушел в UFC. Rizin вроде и сами не против сделать титульный бой в полутяжелом весе, выставить меня и Джейка Хейна, есть у них там неплохой американец один в полутяжелом весе. Но бой они планировали на июль. Может быть, на апрель. Хорошо, что у нас с ними есть договоренность, что я могу драться в RCC. А то я не знаю, что бы делал, ждать по полгода-год между боями — не очень приятный момент. Я и тот год-то, можно сказать, просидел на месте. Два боя для бойца в пиковой форме... Когда нет травм, постоянно находиться в тренировочном процессе и не драться — это печально.

— Кстати, о прошлом годе. Каким для вас получился 2019-й?

— Это самый тяжелый год в моей жизни. Я испытал на себе все прелести общественного мнения во всех его проявлениях. Но я благодарен за те испытания, которые были. Они даются для того, чтобы мы их проходили и брали из них максимум опыта. Такой год под стать десятилетию прожитому. Я забрал из него все, что мог. Стрессоустойчивость точно прокачал по-максимуму! Единственное что обидно — что был простой в боях. А в остальном я справился.

«Подписание в UFC не было ошибкой, я хотел попробовать»

— Есть что-то, о чем вы жалеете по итогам 2019 года?

— Нет, вообще ни о чем. Ничего бы не менял. Многие говорят, что мне не следовало подписываться в UFC, но я бы все равно подписался, если бы мог вернуться в прошлый год. Повторюсь, я не нарушал никаких правил с момента подписания договора с UFC, сотрудничал с USADA в момент подготовки к бою. Там все было четко. Возвращаясь к теме этих пикограммов, которые они нашли, это судьба, наверное. Очень много бойцов на этом тоже погорели. Значит, так должно было быть. Я бы ничего не поменял.

— А как в Rizin с допинг-контролем?

— Он там есть, конечно. Я уже проходил. Они берут до боя. Они не сотрудничают с такими организациями как WADA или USADA, так как не имеют таких финансовых возможностей, чтобы допинг-офицеры ездили за бойцами по всему миру. Они, как и многие другие зарубежные промоушены, берут пробы до боя или после боя.

— И насколько это строгий контроль?

— Такой, что ничего запрещенного ты перед боем не употребишь. Если поймают, то просто выгонят тебя из промоушна, и все.

«Не могу понять хейтеров по-человечески»

— В июле прошлого года вы выпустили футболки с комментариями хейтеров. «Отличник по химии», «Дошел до клетки — устал» и прочие. Как этот проект? Разошлись футболки?

— Это была идея нашего медиа-департамента. Я дал добро, я люблю посмеяться над собой. Мы их немножко сделали, около ста штук, в основном, своим раздали, что-то продали. Хотя у нас спрашивали, где купить, просили побольше выпустить. Народ в курсе, ржет, нормально!

— Что вообще думаете о хейте, который был с вами связан в прошлом году?

— Я об этом, может, слишком критично высказываюсь. Почему эти люди: хейтеры, диванные эксперты так делают, я понимаю. Но не могу по-человечески их понять. Потому что сам так никогда не сделаю — не стану оскорблять человека, не зная его лично, не зная его ситуации, не будучи там. А люди чувствуют безнаказанность и переступают границы в своих высказываниях, очень далеко заходят. Начинается мат, сплошные оскорбления, как будто уже и не люди говорят. Задевает ли это меня? Уже нет. Я бы вообще не обратил внимания, но когда так массово, то это сложно. Я сам-то не читаю эти комментарии, но даже на улице люди могут подойти, задать вопросы. Когда я им лично все объясняю, они меняют мнение. А так это похоже на стадное чувство, когда кто-то что-то написал, и все поголовно составили свое мнение. Это не только меня касается, может, просто такая сущность людей. Сейчас интернет, каждый пишет все, что хочет, в таком мире мы живем.

— Это да. По UFC еще вопрос. Эта история окончательно в прошлом, или есть желание вернуться?

— Там же дело в том, что если USADA накладывает дисквалификацию, то ты не имеешь права драться вообще нигде. Другое дело, что далеко не все промоушны подстраиваются под правила USADA. Тот же Rizin меня подписал спокойно. А UFC этим правилам соответствует, поэтому я туда вернуться либо вообще не смогу, раз я нарушил их запрет, либо смогу только когда мне будет под 35. А это уже поздновато. У меня была амбиция там подраться. Хотел попробовать свои силы в лучшей, как считается, лиге. Но получилось как получилось. Я считаю, в мире есть и другие очень хорошие лиги и очень хорошие бойцы. Многие бойцы UFC уходят в другие организации. Я просто хотел повариться в этой каше. Была мысль и о хайпе, что скрывать. Все-таки UFC — это просто машина с точки зрения медийности. И у них очень много турниров, можно драться чуть ли не каждый месяц, это не Rizin и не Bellator.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
52
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир