25 апреля 2020, 17:45

Дагестанец из Манчестера. Хочет стать самым молодым чемпионом UFC и дружит с Зинченко

Шеф отдела единоборств
19-летний Мухаммад Мокаев заканчивает любительскую карьеру непобежденным. Впереди — UFC.

Мокаев родился в Дагестане, но в детстве переехал жить в Англию. Рекорд Мухаммада в любителях — 23 победы, 0 поражений. Он дважды выиграл чемпионат мира по ММА среди парней не старше 20 лет (2018, 2019). Новые цели — Олимпиада в Токио (вольная борьба) и чемпионский пояс UFC. В интервью «СЭ» Мокаев подробно рассказал о своей карьере.

«Хочу поехать на Олимпиаду в Токио»

— Вы из Буйнакска, но с 12 лет живете в Британии. Как там оказались?

— Родители переехали — по работе, и мы остались тут на постоянной основе. Мой отец — инженер-строитель.

— У вас есть британское гражданство?

— Да.

— Если будете выступать профессионально, то за Англию?

— В профессионалах же представляют клуб. Это в любителях — страна. В профессионалах — где родился, где живешь, такую страну представляешь, так что будет две.

— В UFC только одна страна. Арману Царукяну, если не ошибаюсь, дали выбор — драться или за Россию, или за Армению.

— Интересно. Тогда буду за Англию.

— Насколько легко было освоиться в Великобритании после улиц Буйнакска?

— В Буйнакске я учился не особо. Не шла учеба, хотя мама — преподаватель русского и литературы. Старался, но не получалось. Да и окружение было нехорошее. Когда переехали в Англию, в школе поначалу было тяжело, так как я не знал язык. Даже драки были из-за этого — не понимал я их британские шутки. Но учитель по физкультуре взялся за меня — не дал меня выгнать. А потом я подучил язык и стало легче.

— У вас же была борцовская база до переезда?

— Ходил на каратэ, на борьбу, выступал на турнирах в Дагестане, но там высокая конкуренция. Не особо тренировался. А в Англии очень развито регби, и я играл за школу. Куда ни ставили — все равно бежал, чтобы забрать мяч. Еще, чтобы не было драк в матчах с другими школами, меня брали в команду. Я мог даже не играть, но смотрел.

— Первое единоборство, которым начали заниматься в Британии?

— Вольная борьба.

— Во «ВКонтакте» есть группа про вас. Там написано «сборная Великобритании по борьбе Токио-2020». Реально были планы выступить?

— Были планы. У меня тогда не получилось получить гражданство, но после того, как я выиграл второй чемпионат мира (в ноябре 2019 года. — Прим. «СЭ»), мне дали паспорт. После этого появился шанс поехать на Олимпиаду. Здесь не как в России, не надо проходить квалификационные турниры, потому что странам, которые не могут попасть на Игры через чемпионаты Европы или мира, дают право отправить одного-двух атлетов.

— То есть вы и сейчас рассчитываете поехать на Олимпиаду?

— Да. То, что игры в Токио перенесли, мне даже в плюс.

— Каким тогда будет ваш путь на Игры?

— Мне не нужно проходить никакие отборочные турниры. Просто надо подготовиться, почувствовать маты, пройти сборы. Я обычно в Украине сборы прохожу. Надо подготовиться и поехать на Олимпиаду.

— Это не навредит карьере в ММА?

— Конечно, нет. Наоборот, пойдет в плюс. Участник Олимпиады, а если еще и призером стану... С UFC у меня и так есть прямой контакт, без всяких менеджеров.

«Смотрю — парень показывает мне средние пальцы. Я все бросил и побежал на него»

— В Англии любят подраться — футбольные фанаты, например. У вас случались уличные драки?

— В школе, в первые годы, бывало, а сейчас уже нет. Я уже столько людей повидал. Понимаю, как с ними общаться, понимаю психологию, даже драться не надо. Особенно с англичанами. В Англии эмоциональный народ, тут человека нужно сажать словами, драться необязательно. Так что драк у меня тут нет, все нормально.

— Перед одним из поединков соперник показывал вам средние пальцы. После боя с ним вы ринулись в драку. Что произошло?

— Там было так: проходил турнир АСВ в Шеффилде (22 июля 2017 год. — Прим. «СЭ»). За две недели до турнира я не собирался там драться, но ко мне подошел матчмейкер и спросил, могу ли я заменить одного парня, который травмировался, в категории 57 кг. Я был чемпионом в категории 61 кг. Другой пацан, который снялся, на меня болтал, как и тот, с кем я дрался. После боя (Мокаев одержал досрочную победу. — Прим. «СЭ») смотрю: тот, который снялся, показывает мне пальцы через клетку. Я все бросил и побежал на него.

— Чем все кончилось?

— Я хотел его подтянуть в раздевалку, но там уже наши ребята разобрались.

— Вы тогда написали, что нельзя оскорблять религию и семью. Даже до этого дошло?

— Да, он в сторис что-то закинул. Я и в тот день не то что внимание на пальцы обратил, а чисто его лицо увидел. Такие, как он, обычно же на улице мимо проходят и глаза опускают, вот я и решил воспользоваться шансом.

— Но встретиться с ним после того боя так и не удалось?

— Да. То, что происходит в клетке — это одно, а за ее пределами я не лезу в криминал. Зачем мне это, если меня потом из-за этого в Америку не пустят? Если у меня не будет боев в Америке, то мне этот спорт неинтересен.

— Этот случай — единственный?

— Да. У этого парня сейчас проблемы, кстати, у него умер отец. Он уже 78 килограммов весит, большой, толстый. Я ему написал, несмотря на то, что между нами было, чтобы он взялся за себя. Почему он все это делал? Не из-за того, что меня ненавидел, а потому, что чувствовал конкуренцию.

— Он что-нибудь ответил?

— Поблагодарил.

«Мог подраться с Галлахером в Дублине. Он отказался»

— При этом вы за трэшток, но в разумных рамках. Была история, что наехали на ирландца на битве взглядов.

— Это перед поединком за пояс в категории 61 кг. Все, кто болтал — встретились со мной, уже никого не осталось.

— Этот ирландец — не из зала Макгрегора, случаем?

— Нет, из другого.

— А с парнями из SBG не пересекались?

— Пересекался. Сначала мне они не нравились, но на чемпионате мира в Бахрейне и первенстве в Италии разговаривал с ними — нормальные пацаны. У меня тренер по боксу — ирландец, он еще с Петром Яном работает. Вообще красавчик, фанат этого спорта, составляет мне план самостоятельно. Во всех нациях есть хорошие люди, а есть и не очень. В SBG мне не нравится только Джеймс Галлахер.

— А Конор?

— А что Конор? Он уже получил свое.

— Чем не нравится Галлахер?

— У него легкие бои, а он еще говорит, что я не заслуживаю поединка с ним в Bellator. Мне предлагали выйти против него в Дублине (в сентябре прошлого года. — Прим. «СЭ») — на замену, а его команда отказалась. Болтают, говорят, что мне нужно провести минимум 10 боев в профи, хотя у меня поединков больше, чем за всю его любительскую и профессиональную карьеру.

— Если вдруг от Bellator снова придет предложение...

— Нет. Bellator — уже нет.

— Почему?

— Самые большие предложения — от Bellator и One FC. Контракт, который мне предложили в Bellator — такой (из британцев) есть только у Майкла Пейджа. Контракт разрешает драться в любителях. Это хорошо, но тогда попасть в UFC будет сложно.

«Хочу стать самым молодым чемпионом UFC»

— Как долго планируете драться в любителях?

— Уже все, перехожу в профессионалы. Первый бой проведу 22 августа в Шеффилде — в организации Caged Steel.

— Соперник уже известен?

— 50 на 50. Сейчас мне неинтересно, кто соперник, нужно просто почувствовать клетку, профессиональные раунды по 5 минут, локти и колени.

— Когда хотите попасть в UFC?

— В следующем году.

— Быстро.

— Я хочу быть там самым молодым бойцом. Можно дебютировать там в 20 лет и попасть в историю.

— Хотите стать самым молодым чемпионом?

— Да. 23 года и 9 месяцев — результат Джона Джонса (самый молодой чемпион в истории UFC. — Прим. «СЭ»).

«Бросил бы вызов Шону О'Мэлли»

— Давайте оценим состав вашего дивизиона. Хотите идти именно на 57 кг, а не 61?

— Да, я маловат для 61 кг.

— Окей, в 57 кг не так много бойцов. Кого бы выделили?

— Есть новозеландец, но не помню его имя (Кай Кара-Франс. — Прим. «СЭ»). Хотел бы с ним подраться, я его знаю, мы тренировались с ним. В моем дивизионе есть Аскар Аскаров, один мексиканец нормальный и Сехудо. Если посмотреть на Сехудо — он постоянно на наркоте, пьяный, пусть и мало кто знает об этом, но я-то интересуюсь своим весом.

— Сначала хотите выступать в наилегчайшем, а потом пойти на повышение?

— Да, по-любому.

— Что думаете о категории 61 кг?

— Там тот же Сехудо, Петр Ян, Мораэс, Умар Нурмагомедов. Хороший состав, было бы очень интересно там выступить.

— Как вам Петр Ян? Реальный претендент на пояс?

— Есть такое. Но я еще думаю, что в UFC не хватает Тимура Валиева и Магомеда Магомедова.

— У них проблемы с подписанием, почему-то никак не могут перейти. Как и у Рустама Керимова.

— Не очень знаю насчет Рустама, но считаю, что больше всех в UFC заслуживает быть Магомед Магомедов. А, еще хорош Саид Нурмагомедов. Они выступали по любителям, знают все это. У них больше опыта. Магомед одного поляка побеждал — Дэмиана Стасяка, а этот поляк уже в UFC дерется.

— Если бы бросали кому-нибудь вызов, то кому?

— Из наших? Особо не кидал бы. Если бы получил вызов, то сто процентов ответил бы. Тем не менее, с нашими же есть кому драться. Есть бразильцы, американцы.

— А если не из наших?

— Шону О'Мэлли.

— Это крутой парень. Он в топе. Тайминг невероятный.

— Ну, какой там тайминг? С кем он дерется?

— Да, оппозиция не самая сильная.

— Когда UFC за тебя берется, то тебе не дадут проиграть. Если UFC за тебя берется, то ты будешь чемпионом.

— Вы сказали, что у вас есть прямой контакт с UFC. Можете пояснить?

— После победы на чемпионате мира на меня не выходил никто, кроме Bellator Европа — раньше организация называлась BAMMA. Потом на меня вышли из UFC, предложили development contract. Т. е. мне разрешили драться в организациях, которые не конкурируют с UFC, дали набраться опыта. Когда увидят, что я готов — заберут. Сейчас, после второго чемпионата мира, я уже могу дебютировать (в UFC), но сначала хочу почувствовать, что такое бой в профи. Не понимаю, почему все создают такую панику, говорят, что в UFC сложно попасть. Легко. Может, все слишком надеются на менеджеров?

— Возможно, дело в том, что вы из Британии, а ваш рынок для UFC ценнее, чем российский.

— Может, дело и в этом.

«Хабиб — это Хабиб. Я — это я, у меня своя история»

— Обратил внимание, что фото с вами периодически выкладывает Рустам Хабилов. Как началась ваша дружба?

— Рустам — первый боец ММА, за кем я начал следить. Со времен, когда он суплексом вырубил соперника на турнире в Ростове. Когда Рустам дрался в Лондоне (февраль 2016 года, турнир UFC Fight Night 84. — Прим. «СЭ»), друг подарил мне билет. Я в тот же день выиграл свой турнир и поехал в Лондон — я сам в Манчестере живу. Рустам тогда дрался с Норманом Парком. Там мы и познакомились. Он мне как старший брат, дает мне советы. Он давно в UFC, один из первых российских бойцов там, у него много опыта.

— С кем еще из российских бойцов общаетесь?

— Со всеми. Магомед Магомедов из моего города, из Буйнакска. Забит (Магомедшарипов) тоже. С Анзором Чакаевым часто пересекались в Таиланде на сборах.

— Я так понимаю, со многими вы познакомились в Таиланде?

— Да. Меня до этого знали, но по Instagram. Потом, когда я уже выступил на чемпионате мира, люди стали смотреть на меня по-другому.

— У вас есть фото и с Хабибом. Есть ли связь с его командой?

— С Умаром общаюсь, еще с парой ребят. Они кое-что знают обо мне, выйти на связь — не проблема.

— В комментариях вас иногда называют новым Хабибом. Что скажете о таком сравнении?

— Конечно, Хабиб мне очень нравится, это мой пример для подражания, ролевая модель. Он — отличный пример для молодежи. Он не поменялся, помогает многим, и как спортсмен продолжает идти к своей цели. Он мне нравится, но у меня своя история. У меня другие цели. Хабиб — это Хабиб, а я — это я.

— Видите ли реальных конкурентов Хабибу в легком весе?

— Тони был наиболее легким соперником среди всех остальных. Посмотрите, что с Фергюсоном сделал Кевин Ли.

— Кевину не хватило дыхалки.

— Нет-нет, там дело не в дыхалке. Это инфекция — стафилококк. У меня такое было за неделю до чемпионата мира. Как фурункул, но гниет. Бывает прямо дыра. Начинаешь употреблять антибиотики. Иногда просыпаешься, встаешь на ноги — а голова кружится, все фиолетовое. Когда меня на чемпионате мира уронил болгарин, я вообще ничего не видел. Такое чувство после антибиотиков. В общем, конкуренции у Хабиба нет.

— А Гэтжи с его пушечным ударом?

— Один-два раунда максимум. А так — все может быть. Хабиба точно не задушат, только если собьют шальным ударом. Такой любой может пропустить, от этого никто не застрахован.

«Зинченко написал мне и пригласил на день рождения»

— Ваше первое фото в Instagram — c матча «Анжи». Это же игра с «Ливерпулем» на «Энфилде» в 2012 году, я угадал?

— Да, все так. Вы были тут?

— Да, было дело.

— Серьезно?

— Работал на той игре.

— Интересно! Прилетали с «Анжи»?

— Нет, сам по себе. Был еще в Ньюкасле («Ньюкасл» — «Анжи» — 1:0, март 2013 года).

— А я в Ньюкасл не смог поехать, у меня денег не было. Знаю, что там бесплатно раздавали билеты, но у меня не было денег на автобус.

— За кого болеете в Англии?

— За «Манчестер Сити». Там играет мой друг, Александр Зинченко. Иногда хожу на матчи, поддерживаю. А так — за «Манчестер Юнайтед» тоже могу поболеть. У нас тут все друг за друга.

— А как же «Уиган»?

— Там я лет 5 жил. Помню, как «Уиган» обыграл «Ман Сити».

— Зинченко — звезда, особенно на постсоветском пространстве.

— Мы с ним познакомились, когда он еще не успел стать звездой.

— Но это было уже в Манчестере? Как произошло?

— Само собой, в Манчестере. Он написал мне, видимо, где-то видел мои бои. Пригласил меня на день рождения, так и познакомились. Очень простой пацан. Что мне нравится: каким бы богатым ни был человек, какие бы ни были связи, если он без сердца — его деньги никому не нужны. У Зинченко есть что-то, чего нет у других.

— Не просили у Александра майки кого-то из звезд?

— Нет. Он подарил мне свою футболку, но я ее отдал моему тренеру по борьбе, украинцу.

«Первые пару лет хотелось обратно в Дагестан, а сейчас... Для народа там ничего нет»

— В Англии футболистам платят огромные деньги. А что с бойцами? Макгрегору в Cage Warriors платили по 500-1000 долларов за бой.

— Cage Warriors — самая худшая организация.

— Но она же самая знаменитая в Британии.

— Потому что она есть на UFC Fight Pass. Там платят по 1000 участникам мэйн-карда. Это мало. Я плачу 1050 в месяц за свой дом. А так в Британии платят хорошо, но надо уметь общаться.

— Когда в Дагестан?

— Пока не знаю. Пока вирус, не вылететь никуда, а вообще, хотелось бы поехать туда на сборы.

— Когда в последний раз там были?

— 8 лет назад. То есть не был там с тех пор, как уехал.

— Хочется обратно?

— Первые пару лет хотелось, а потом... Что там делать? Для народа там ничего нет, люди живут на 500 рублей в день. Это что вообще? Я в шоке. Если бы я остался в Дагестане, то максимум работал бы на заправке или грузчиком. Что там есть для молодежи, кроме спортзала, из которого пробивается только один человек? Дагестан — моя родина, но я скучаю только по людям оттуда.

— Поддерживаете связь с ребятами, которые есть на фото, где вам где-то 5 лет?

— Конечно, это мои соседи. Кстати, еще один мой сосед — Сайгид Гусейн Арсланалиев, который дерется в One FC. Дрался за миллион долларов в финале Гран-при в 77 кг. Он жил напротив меня. Раньше он меня драться заставлял, в детстве! (Улыбается.) Встретились с ним на сборах в Таиланде, вспоминали.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости