Русский дебютант UFC: дружит с Бастой и Кадыровым, недолюбливает Александра Емельяненко

5 июля 2020, 08:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Максим Гришин: «Выхожу на дебютный бой в UFC как на авантюру»»

№ 8232, от 08.07.2020

(слева направо) Баста, Максим Гришин и стендап-комик Нурлан Сабуров.
Максим Гришин объяснил, почему согласился на авантюрный бой с поляком Марчином Тыбурой

Максим Гришин. Возраст: 36 лет. Страна: Россия. Весовая категория: до 93 кг, свыше 93 кг. Победы: 30 (15 — нокаутом). Поражения: 7. Ничьи: 2.

Чья-то карьера выходит на пик в 25, чья-то в 30, а Максим Гришин добрался до главного момента в профессии в 36. Известный по ярким выступлениям в M-1 и ряде американских промоушенов, он на этой неделе подписался в UFC. Дебют в главной лиге мира состоится 11 июля в Абу-Даби на «Бойцовском острове» в рамках турнира UFC 251. Соперник — поляк Марчин Тыбура (18-6), бой пройдет в тяжелом весе, хотя Гришин — полутяж. В интервью «СЭ» Максим рассказал, как дошел до жизни такой, как тренировался со Стипе Миочичем и братьями Емельяненко, как пересекался с Рамзаном Кадыровым и Бастой и как журналисты разочаровали Последнего Императора раз и навсегда.

Кадыров пожелал достойно представить «Ахмат» в UFC

— Как и когда случилось подписание контракта?

— Узнал позавчера, проснулся утром и увидел входящий звонок из Америки, мне звонил мой менеджер Ризван Магомедов. Говорит, есть вариант выйти на замену на UFC Абу-Даби в тяжелом весе. Я спросил, кто оппонент, сказали, Марчин Тыбура, и я сразу согласился.

— Как в семье восприняли эту новость, что говорят?

— Мы ждали, что может поступить такое предложение, были готовы к этому. Семья порадовалась. У нас есть определенные бытовые неразберихи, поэтому сделали выбор в пользу развития папиной карьеры!

— В клубе «Ахмат» была реакция?

— Разумеется.

— Какая? Кадыров поздравил?

— Рамзан Ахматович порадовался и сказал, что я уже давно должен быть там и заслуживаю этого. Пожелал представлять клуб «Ахмат» на высшем уровне.

— Лично поздравил или по телефону?

— Я сейчас нахожусь в Москве, у нас связь через Абузайда Висмурадова, главу клуба «Ахмат». Он занимается силовым блоком в Чеченской республике. У нас с ним связь 24/7.

— Почему вы все-таки пошли на риск? Весовая категория не ваша, соперник сильный, до боя чуть больше недели...

— Авантюра интересная. Если бы это был мой вес (полутяжелый), я бы не согласился, потому что не успел бы уложиться в лимит, мне 12 килограммов надо было бы согнать, я 104 сейчас вешу. А так соперник нам достаточно удобен, это не самый топовый тяж в UFC, по стилистике подходит, вес не надо гонять. Лучше бы я, конечно, подготовился и полный лагерь прошел, но и сейчас угроза того, что мы не вывезем — невысокая.

— То есть долго думали над предложением UFC вы не думали?

— Да, приняли его в течение трех-четырех минут.

— Если бы соперник был не такой известный, а новичок, вышли бы?

— Я прошу прощения, а у меня разве известный соперник?

— Марчик Тыбура — да, во всяком случае, я его знаю.

— Российский зритель его знает, потому что он в М-1 выступал, будучи чемпионом М-1, ушел в UFC. В тяжелом весе у него конкуренция в M-1 была далека от идеала. Не та, которую он сейчас получил в UFC. Тыбура — хороший крепкий польский грэпплер со своими плюсами и минусами. Он сейчас в лучшем положении, потому что он целенаправленно готовился. По-сути я подхожу андердогом в этом бою: у соперника есть бои в UFC, он знает как их проводить, он тяжелее меня и прошел длительный лагерь к этому бою. А мы будем на авантюре.

— Вы когда-нибудь в вашей насыщенной карьере (39 боев с 2008 года) выходили на таком коротком уведомлении?

— Один раз было такое — в бою с Кенни Гарнером в 2011 году. Вышел и пожалел. Был не готов тогда и проиграл.

— Вы сами сейчас в какой форме?

— Когда у меня закончился контракт с PFL, 2 января 2020 года, то я форму поддерживал в формате общей физической подготовки. Она была далека от идеала. Когда я в лагере и у меня есть конкретная дата боя, то подготовка идет на другом уровне. Но если меня не подведет мой организм, то все будет хорошо. Я знаю, как с ним себя надо вести в клетке.

С Бастой мы не друзья, но хорошие приятели

— Этим летом вы выкладывали два фото из зала. И на одном из них вы с Бастой и Нурланом Сабуровым. Хорошие спарринг-партнеры?

— Мы знакомы с Василием Вакуленко через его старых друзей в Москве. Периодически общаемся, но не так часто, как хотелось бы. У нас общий круг общения. Я зашел в зал, где тренируюсь, и увидел их там, Василий сейчас очень активно занимается спортом, подтягивает своих ребят к спорту. И он бил лапы со знаменитым боксерским тренером Андреем Марчуком. А с Нурланом мы только тогда познакомились и решили сфотографироваться.

— С Бастой какое общение у вас? Как часто оно происходит?

— Баста — достаточно занятая медийная персона. Благодаря ему я посвящен в чайную культуру. Есть закрытая чайная, где мы можем пересечься и пообщаться на какие-то общие добрые темы. Это бывает не так часто, я не могу назвать себя его близким другом, но могу хорошим знакомым.

В зале в Старом Осколе Александр Емельяненко был персоной нон-грата

— С Александром Емельяненко вы пересекались к зале? Оба же в «Ахмате» тренируетесь?

— Александр — личность противоречивая в определенных моментах, но воспитуемая. Мы пересекались прошлым или позапрошлым летом, это было когда он готовился к какому-то турниру. Мы находились в зале, но в парах не стояли. Он тогда недавно освободился из тюрьмы, и Рамзан Кадыров сделал благородный шаг, пригласив его на сборы, потому что тогда Саша шел по наклонной и был, по моему мнению, никому не нужен. Его никуда не звали, не приглашали.

— У вас с ним не сложилось общения?

— Только «привет-пока». Потому что у нас с ним определенные отношения. Хочется пошутить здесь, но не получается.

— То есть, ваши отношения каким-то образом когда-то испортились или их даже никогда и не было?

— Их никогда не было. Когда мы тренировались много лет назад в Старом Осколе, Саша и там был немного персоной нон-грата. Он был в зале, но мы не могли его воспринять как старшего товарища.

— Есть причины этому?

— Да, это индивидуальные качества человека. Мы просто попали в команду к Федору и смотрели на него как на небожителя, он тогда в Pride дрался, по телевизору его показывали. А Александра я не могу назвать другом, просто одноклубник.

— У них с Кадыровым действительно особенные отношения или это скорее игра на публику?

— Вы наверно, просто не понимаете, что такое мужская дружба. Если Рамзан Ахматович меня называет братом или позволяет мне его называть братом, то я понимаю ответственность, кого я представляю, я не могу себе позволить лишнего. Я не считаю, что это игра на публику, потому что игры на публику в кавказских республиках я в принципе не видел.

— То есть, там все искренне. Как часто вы сами видели Кадырова в зале?

— Это все дело случая, вы же понимаете, кто такой Рамзан Кадыров. Если судить по тому, как его атакуют в медиа, то это второй человек после нашего президента. В зале я его видел не очень часто, но когда есть возможность, он всегда позвонит, иногда даже по видеосвязи, поздравит, скажет «полный вперед», и так далее.

Контракт с UFC на один бой, но я и дальше планирую там выступать

— Вернемся к вашему контракту с UFC. Это стандартный контракт на четыре боя?

— Если честно, я еще не разобрался во всех нюансах, но это стандартный контракт и договор на один бой.

— То есть это разовая акция или после боя с Тыбурой вы планируете и дальше выступать в UFC?

— Планирую выступать в UFC, да.

— В полутяжелом весе или в тяжелом?

— На коротком уведомлении с Мартином Тыбурой я готов драться в тяжелом, но потом планирую вернуться в полутяжелый вес, потому что там покруче пул бойцов, которые делают контент.

— Как вы полетите в ОАЭ в условиях не завершившейся пандемии?

— Это будет личный чартер авиалиний королевской семьи ОАЭ. Они собирают сейчас весь пул, который будет участвовать в четырех турнирах, и мы полетим.

— К чему вообще стремитесь в UFC?

— Если ты вообще приходишь в этот промоушен, то у тебя должен быть определенный характер. Были в UFC бойцы, про которых Дана Уайт говорил: кто это, черт возьми, такой? Но в каком-то смысле я согласен с точкой зрения, что, если ты уже попал в UFC, значит заслужил. Не хочу никого судить, еще не знаю, как у меня сложится, но, чтобы попасть в такой промоушен нужно быть ментально сформированным бойцом. Это у нас есть, есть хорошая репутация. И цели соответственно тоже высокие.

Миочич по-прежнему работает пожарным

— Вы тренировались с Миочичем в его зале, он даже как-то нос вам сломал. Поздравил ли Стипе вас с подписанием в UFC?

— Мы скоро снова будем тренироваться в одном зале. Сам Стипе, наверное, не знает о моем подписании в UFC, но ребята из его команды поздравили. Парни из Кливленда, с кем мы там дружили, очень быстро мне написали.

— Когда в последний раз работал вместе с Миочичем?

— В прошлом году, когда он готовился к бою с Кормье.

— Стипе уберет Кормье во второй раз?

— Он и в первом бою должен был его убирать. Я впервые был в лагере у Стипе в 2012 или 2013 году и тогда уже сказал, что он будет чемпионом, и недавно это вспомнили старые фанаты. Тогда реакция была такая, типа: что ты несешь? Сейчас у Стипе все хорошо в жизни, и если он будет мотивировать, то должен победить Кормье. Он — пожарный, у него есть семья и спорт для него — не способ выжить. Госслужащие в Америке очень хорошо социально защищены.

— Неужели Стипе продолжает работать пожарным?

— Да, он ходит на дежурства, после них отправляется на тренировку, иногда появляется в зале прямо в пожарной форме. Раньше бывало, что он опаздывал, и все его ждали, а в последнее время лагерь уже был под него подстроен. Дежурства в пожарной части он не пропускал.

— Как вы вообще оказались в столь эксклюзивном месте, как зал Стипе Миочича?

— Это такой олдскульный зал в Кливленде, штат Огайо. Наш менеджер в 2012 году повез нас с Эриком Огановым покорять американский рынок. И оказалось, что у нас со Стипе есть общий знакомый — Арман Локтев, парень из Анапы, и мы к нему приехали, тогда не знали где он тренируется. Я там жил какое-то время в палатках, выступал во второстепенных промоушенах и занимался в том самом зале. Как раз тогда мне подкинули идею, что я должен выступать в UFC. Очень многое из того, что я сейчас умею, мне заложил Маркус Маринелли, тренер Миочича. У Стипе маленький зал, где работали несколько чемпионов. Там тогда тренировался Коди Гарбрандт, потом уехал, Джессика Ай... Да много кто.

ММА сделал шаг вперед, сейчас Федору Емельяненко было бы тяжело

— Вы тренировались с Федором Емельяненко. Сравните его с Миочичем. Кто вас больше впечатлил?

— Сложный вопрос. В Штаты я поехал уже с определенным рюкзаком знаний. Федор был очень обученный, но я должен сказать, что уровень ММА за последние лет 10 очень сильно вырос. Любой боец класса выше среднего может очень крутой бой закатить. Раньше, конечно, уровень боев был другой. Я не умаляю заслуг наших бойцов, но сейчас Федору было бы очень тяжело. Что я еще заметил, в Америке очень много индивидуальной работы с бойцами, а в России этого не хватает. В Америке, если боец хочет расти, ему дают такую возможность, работают с ним индивидуально.

— То есть Стипе вас впечатлил чуть больше, чем Федор?

— Стипе меня удивил своим трудолюбием. Хотя Федор тоже этим отличался, бегал кроссы, пахал на сборах, но упорство Стипе — это что-то.

— С журналистами Федор немногословен, это самый скромный и самый непубличный из всех известных бойцов. С коллегами он так же скромен? Какой он в общении?

— Вы, журналисты, его плохо знаете. И я знаю, почему он перед вами не раскрывается. Вы хотите из пальца высосать скандал. Я был свидетелем одной ситуации: когда к Федору приезжал журнал Men's Health, корреспондент провел с нами весь день. Тогда на Федора чуть ли не впервые обратил внимание мировой бренд. И на завтрак Федор ел гречку. Казалось бы, что в этом такого? Гречневую кашу могут есть все, от людей малого дохода до президента. Но журналисты сделали акцент на том, что Федор, чемпион Pride, у которого хорошие гонорары, ест гречку. Дескать, как он так может? То есть, внимание концентрируется вообще не на том. Ребят, ну вы же несете в массы что-то, зачем такой ерундой заниматься? А потом Федор еще воцерковился. И вообще он интересен журналистам только как спортсмен, потому что он не скандалист, не дебошир, он — дисциплинированный человек.

— То есть, с коллегами он более открытый и веселый, чем с журналистами?

— Конечно. И шутки у него интересные. Хотя над ним шутить мы не могли себе позволить. Я иногда смотрю видео нынешних ребят из Fedor Team, мне кажется они могут себе позволить больше, чем мы.

— Можете вспомнить шутку от Федора Емельяненко?

— Ну конкретный пример сложно вспомнить, столько лет прошло, но он веселый человек, мы в Кисловодске очень хорошо на сборах общались. Это были бытовые шутки. Как еще справляться с нагрузками на таких сборах, если не с помощью шуток? Но я не мог назвать его себе равным, все-таки чувствовался его авторитет.

— Ваша цитата из интервью «МК»: «Я поймал себя на мысли, что когда-нибудь ведь настанет момент, когда UFC пришлет мне этот контракт... Я покажу ему средний палец, сфотографирую и выложу в сеть. И пусть это станет мемом. Для кого-то это мечта, но уже не для меня». Средний палец-то где?!

— Так мне UFC уже раньше присылал контракты, в 2012, в 2014 предлагал на замену выйти. Я уже показывал им средний палец. Поэтому теперь уже шутить на эту тему — моветон, я бы сказал. Сейчас UFC — логический этап развития моей карьеры.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
24
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...