Колби против дагестанских бойцов. Еще в 2017-м назвал безвольными, потом наехал на Хабиба. Когда ему предъявили — дал заднюю

3 ноября, 23:00
Колби Ковингтон. Фото Getty Images
Все началось с одного неизвестного интервью.

Принято считать, что публичный образ Колби Ковингтона разделяется на то, что было до октября 2017-го (поединок против Дэмьена Майи) и после этого. Тихая, рабочая борцовская лошадка, которой UFC пригрозил увольнением за блеклый стиль боя и медийную бесшумность, вдруг превратилась в самого грязнословного трештокера Северной Америки.

После победы над Майей Ковингтон выхватил микрофон и обозвал бразильцев грязными животными. Видео того интервью стало виральным, и позиции Колби в UFC были спасены. Промоушен отстал от бойца с угрозами увольнения, а сам Ковингтон позже настолько вошел во вкус, что стал поливать чуть ли не весь ростер. Так и звучит официальная версия — американец просто стал заложником бизнес-модели UFC и придумал себе новый образ, чтобы спасти карьеру.

На самом деле все не совсем так. Колби всегда мог слепить комок грязи и запустить им в кого угодно. Мы совершенно случайно наткнулись на видео YouTube-канала MMA Roasted от июля 2017-го (сам эпизод программы был заснят в апреле), где на очередном выпуске подкаста Колби в компании Кевина Ли (на тот момент находящегося в самом блеске — 5 досрочных побед подряд, 9-2 в UFC) и Дина Томаса костерит Йоэля Ромеро за продажу схваток на Олимпийских играх, Майкла Джонсона — за плохую борьбу, а дагестанских бойцов — за якобы безволие и плохую функционалку. Приводим весь диалог (часть с Йоэлем Ромеро вы можете посмотреть в материале на нашем сайте, посвященном кубинцу) — на видео он начинается с 33-12.

Колби Ковингтон: «Майкл Джонсон вообще не умеет бороться. Если ты перевел его, он в партере как рыба, вытащенная из воды».

Дин Томас: «Он же базовый борец?»

Колби Ковингтон: «Какой он борец... Реза Мадади отшлепал его, как маленькую сучку (удушением Д'Арсе. — Прим. «СЭ»), Хабиб сделал из него девочку».

Ведущий: «Хабиб из всех делает девочек».

Кевин Ли: «Брось, брось, бро. Ты зачем неправду говоришь? Это ты под влиянием хайп-машины».

Ведущий: «Ну он же уничтожил Майкла Джонсона?»

Кевин Ли: «И больше никого не побил с того времени. Кого он вообще побил? РДА 4–5 лет назад, когда тот еще не был на «сочке» (Ковингтон сказал «juice», намекая на то, что, по его мнению, Рафаэль дос Аньос стал употреблять допинг. — Прим. «СЭ»). Настоящие бойцы все и так понимают, кто есть кто. Да, за ним миллионы российских фанатов, но с кем он дрался?»

Ведущий: «У дагестанцев как будто есть эта первобытная сила».

Кевин Ли: «Неееет. Я только что дрался с дагестанцем в Ирландии (победил Магомеда Мустафаева удушением сзади. — Прим. «СЭ»). Ничего в нем не было такого, чтобы прям не от мира сего».

Дин Томас: «Эти парни гребанные звери».

Колби Ковингтон: «Какие звери? В ATT они ломаются, у нас там есть их 6–7 человек...»

Кевин Ли: «В ментальном плане нет там ничего такого. Я, когда готовился к этому дагестанскому пареньку, привозил себе на подготовку несколько дагестанцев. Да, в борьбе они делают кое-какие другие вещи, могут поймать тебя в позиции, которая тебе незнакома. Может быть, это люди имеют в виду [когда говорят об их силе]. С Майклом Джонсоном он сделал этот переступ... Хотя не, не буду раскрывать техники». (Смеется.)

Ведущий: «Колби, ты сказал, что у вас есть 6–7 дагестанцев и их хватает только на минуту спарринга, а потом они сдаются».

Колби Ковингтон: «Они сдыхают, у них нет воли. Жалкое зрелище. Они приходят в зал, ведут себя, как жесткие, сильные ребята, но хватает их на минуту, и потом они ломаются. У этих ребят просто нет воли. Проводят один раунд, а потом отсиживаются 4–5 раундов».

 

Ведущий: «Дин, это правда?»

Дин Томас: «Я не согласен. Когда эти ребята прилетают в Америку, первым делом они хотят пойти на тренировку. Они сразу хотят работать. Первую пару недель им тяжело, потому что идет акклиматизация, не набрали еще форму. Но они всегда хотят тренироваться. Только прилетели — и первым делом на тренировку. Думаешь, что один раунд поработают и все, но нет. Эти парни — звери».

Колби Ковингтон: «Они звери, когда тренируются с любителями. А когда становятся с профи, ими вытирают пол».

Кевин Ли: «И это то, что я как раз сделаю с Хабибом».

Интервью прошло совершенно незамеченным (даже спустя больше четырех лет у него всего 4644 просмотра), и никто так и не узнал, что даже до эпизода с Дэмьеном Майей Колби вполне успешно применял жесткий трешток.

По-настоящему же Ковингтон влип во всю эту тему с дагестанцами только спустя два года, когда прошелся в интервью MMAJunkie по Хабибу.

«Хабиб? Да бросьте. Любитель овец? Ему меня не вывезти. Парень сейчас в России, играется с овечками. Что он сможет противопоставить чистой американской стали и извращенной сексуальной привлекательности?»

На этот раз остаться незамеченным не получилось. Спустя некоторое время к Колби на тренировке в ATT подъехал дагестано-осетинский десант в виде Омари Ахмедова, Магомеда Магомедкеримова и переводчика Али. Историю рассказывал нашему изданию сам Ахмедов.

— Колби Ковингтона в АТТ не любят все или же он с кем-то общается?

— Колби в реальной жизни совсем другой. Когда читаю его высказывания, очень удивляюсь. Мне говорили, что это кто-то пишет за него.

— Но он же позволяет это писать.

— Это да, но в зале он совсем другой.

 

— Вы же тот самый человек, который подошел к нему и спросил, почему он так грубо высказывается про Хабиба.

— Он тогда что-то про овец написал... В то время нас, дагестанцев, там (в АТТ) была целая толпа, человек 6–7. Они хотели подойти толпой, а я говорю: «Эй, не надо толпой подходить. Сейчас я возьму парня — Али у нас есть, осетин, по-английски говорит, — подойдем к нему и поговорим. А толпой не надо, суета начнется». Я, Магомед Магомедкеримов и Али подошли. Говорю Колби: «Колби, говорю, ты смотри: Хабиб — наш земляк. Здесь есть его родственники, ребята с одного села, района. Нам неприятно, что ты такие вещи пишешь, ты, получается, и нас задеваешь. Мы ведь в одном зале занимаемся». Он сразу поменялся в лице, начал говорить: «Я делаю это для шоу». Мы ему: «Если тебе не понравился бой, то так и скажи, зачем оскорблять?» Он все понял. Мы дали по рукам, что он не будет говорить такие вещи. Он потом к Али подходил, говорил: «Ты же знаешь, что я не такой человек». После этого он ничего не писал. До этого мы могли просто кивнуть друг другу, а после этой истории он подходил ко мне, жал руку, спрашивал, как дела. Немного подружились, получается».

После этой истории Колби закрыл дагестанскую тему, но усилил нажим по другим направлениям — прошелся по партнерам по залу Йоанне Енджейчику и Дастину Порье, еще острее усугубил конфликт с давним другом Хорхе Масвидалем и в итоге покинул American Top Team. С прошлого года он работает в другом зале Майами MMA Masters (находится в 40 минутах езды от ATT), команда спарринг-партнеров у него уже, конечно, не та, хотя хорошие полусредневесы имеются — например, Нико Прайс и Мигель Баэза.

 

По словам Прайса, в новом зале Колби уважают и берут с него пример.

«Колби пашет нон-стоп, — говорил Прайс в интервью YouTube-каналу MMA Sucka. — Мы сегодня делали вместе тренировку над функционалкой, и после нее я понял, сколько мне еще работать и работать, чтобы попасть в число лучших, стать топом в моем дивизионе. Как к Колби относятся в зале? С него берут пример. Что интересно — он почти не говорит во время тренировок. Он приходит, сразу начинает работать. Потом тренировка закончилась, он сразу же делает себе спортпит-коктейль. Кушает, пьет, идет восстанавливаться. Потом возвращается и снова пашет».

6 ноября Колби Ковингтон подерется с Камару Усманом за титул полусреднего веса на UFC 268.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

25