«Если Америка незначимая, то тогда весь мир никогда не был значимым!» Ковингтон и патриотка мочат бедные страны

2 июня 2021, 22:00
Колби Ковингтон. Фото Instagram Колби Ковингтон и Кэндис Оуэнс (слева). Кэндис Оуэнс и Колби Ковингтон.
А еще их тревожит женоподобность американских мужчин.

Колби Ковингтон — пожалуй, самый ультрапатриотичный боец в текущем ростере UFC.

Выходец из военной семьи (дед воевал во Вьетнаме и Корее), всегда в интервью возносит роль американской армии, любит пнуть другие страны и народы (доставалось от Колби как странам третьего мира, так и такому толстосуму, как Великобритания), при выходе на каждый бой гордо замотан в звездно-полосатый флаг и даже по-прежнему держит дома портрет бывшего президента США Дональда Трампа.

В разговоре с ММА-журналистами Колби редко удается глубоко развить тему своей политической ориентации и взглядов на современные американские проблемы, однако как-то ему дала площадку известная в США политическая активистка Кэндис Оуэнс, и в новой обстановке Ковингтон выговорился по-серьезному. Разговор Кэндис и Колби почему-то никогда не переводился в России (а послушать там есть что), поэтому мы решили сделать это первыми.

Колби Ковингтон и Кэндис Оуэнс (слева).
Колби Ковингтон и Кэндис Оуэнс (слева).

Боец и активистка общались 28 минут и за это время посмеялись над «грязными животными бразильцами», а также обсудили, почему Америка великая страна и в чем ее превосходство над странами третьего мира, как в США массово размягчают мужчин и проявляют недостаточное уважение к американскому флагу.

***

Кэндис Оуэнс: — Когда в твоей карьере случился настоящий прорыв?

Колби Ковингтон: — Три года назад (октябрь 2017-го. — Прим. «СЭ»), когда я дрался с Дэмьеном Майей в Бразилии. Перед боем UFC вышли на моего менеджера Дэна Лэмберта и сказали, что им не нравится мой стиль, мой медиаобраз и что они уволят меня — неважно, выиграю я или проиграю. И после боя, когда я победил и оставил соперника лежать в луже его собственной крови, я взял микрофон и назвал бразильцев грязными животными, а Бразилию — свалкой.

Кэндис Оуэнс: — Ахахахаха.

Колби Ковингтон: — Они обвинили меня потом в расизме, но ведь Бразилия — это не раса, как и бразильцы. Это страна (смеется). Поэтому здесь нет расизма. Зато в тот момент я понял значение элемента развлечения в этом бизнесе. Это именно развлекательный бизнес. И вот мое заявление про грязных животных стало вирусным видео, широко разошлось, это увидели в UFC и решили переподписать со мной контракт. Эта речь после боя изменила мою карьеру.

Кэндис Оуэнс: — Когда ты начал носить кепку «Сделаем Америку снова великой?» (интервью было в период президентства Дональда Трампа. — Прим. «СЭ»).

Кэндис Оуэнс и Колби Ковингтон.
Кэндис Оуэнс и Колби Ковингтон.

Колби Ковингтон: — Несколько лет назад. Вообще, я из консерваторской семьи. Мы никогда не были либералами. Я хотел надеть эту кепку еще очень давно, но мой менеджер сказал мне, что владельцы UFC — либералы. И к резкой консерваторской позиции могут отнестись негативно. Поэтому мне потребовалось некоторое время, чтобы решиться.

Кэндис Оуэнс: — Расскажи о своей личной жизни.

Колби Ковингтон: — Личной жизни... Колби, когда на него не смотрят камеры, — другой. Когда они включают камеры, я отрабатываю на 110%, потому это бизнес развлечений. Поэтому когда вы заходите в мой инстаграм, вы видите много сисек и разных таких штук. Потому что люди ждут шоу, и я даю им его. Они тратят на меня свои заработанные большим трудом деньги. Но когда камеры не работают, я люблю посвящать свое время военным. Я из военной семьи. Мой дедушка прошел корейскую и вьетнамскую войны. Я плачу из своего кармана, чтобы посетить наши военные базы. Игрокам NBA и NFL платят, чтобы они просто пришли туда и показали большой палец в камеру, а я плачу из своего кармана, чтобы увидеть этих людей.

Я общаюсь с ними, я стою с ними в окопах. Я захожу в казарму, и там 50 человек военных. Я общаюсь с каждым из них. Выслушиваю их истории. Военные люди — это моя опора. Платформа. Я выступаю ради них. Для меня американский флаг, его цвета имеют огромное значение. Для игроков NBA и NFL это просто ткань.

Кэндис Оуэнс: — Я согласна с тобой. Для меня американец, который не встает под американский гимн, — трус. Просто презренный трус. Наши военные отдавали жизни за этот флаг. А тут человек сидит на трибунах и не может встать под наш гимн и подъем флага. Не может приложить руку к сердцу. Военным вгоняли пули в это сердце, а ты не можешь просто приложить к нему руку. Кто ты после этого? Трус. Вот такое поведение — это абсолютная форма трусости. У меня недавно была перепалка с рэпером T. I. Он стоял на сцене и в микрофон сказал большой толпе: «А в чем, собственно, Америка великая? Почему мы должны считать ее великой страной?»

Я ответила ему: «Америка великая хотя бы потому, что создала рынок, на котором такие бездельники-рэперы, как ты, могут зарабатывать миллионы». Что ты сделал для этой страны, чтобы говорить о ней в таком тоне? Ты ничем не пожертвовал для нее. Америка не великая? Такие слова сводят меня с ума. Такое могут сказать только прогнившие люди. Если Америка незначимая страна, то тогда весь мир никогда не был значимым. И никогда не будет.

Колби Ковингтон: — Именно. Если ты такой крутой, поезжай в Южную Америку и во все эти отсталые страны третьего мира и попробуй заработать такие же деньги там.

Кэндис Оуэнс: — И я о том же. Они говорят: «Америка все забирает у Африки или других стран» и прочую подобную чушь. Ну тогда езжай в Африку. Лети в Африку, я оплачу твой авиабилет. Никто не полетит. Пусть Рианна попробует заработать миллионы в Африке. Вот просто нет больше никакого уважения и понимания у людей, потому что Америка перестала воспитывать мужчин. В нашей системе образования, в школах идет тотальное размягчение людей. Все боятся что-то сказать, кого-то обидеть. Если ты тронешь кого-то пальцем, на тебя подадут в суд. Тебя уничтожат в медиа. Все на кого-то обижены. Раньше тебя могли побить в школе в туалете. Да, травля и буллинг — это плохо, но сейчас уже никто и не дерется в школах. Все через суд. Когда я смотрю на этих молодых мужчин... Они дрыщи, они хрупкие, не могут постоять за себя, в них нет никакого мужества. Они хотят превратить мужчин в каких-то бесполых существ. Уже нельзя быть маскулинным. Сегодня, чтобы быть мужчиной, ты должен быть женоподобным. Но что тогда станет с семьей?

Колби Ковингтон: — Именно поэтому я боюсь заводить детей. Не хочу, чтобы их воспитывало нынешнее общество. Они хотят, чтобы мой сын был мягким, податливым. Они делают всех мягкими. Я так не хочу.

Кэндис Оуэнс: — В целом ты с оптимизмом смотришь в будущее США?

Колби Ковингтон: — Да. Посмотри на уровень безработицы — он на самой низкой отметке с начала 60-х. Наша экономика прет вперед, в «военке» у нас все хорошо. Но самое главное — что жива американская мечта. Люди понимают, что она будет работать и дальше: ты усердно трудишься в этой стране и благодаря этому труду можешь получить от жизни все.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
72
Офсайд