«Тактаров — первый чемпион из России!» Интервью с создателем UFC

Олег Тактаров.
25 лет назад Олег Тактаров выиграл турнир UFC 6. О начале карьеры Русского медведя в UFC мы поговорили с основателем UFC — Артом Дэйви.

Олег Тактаров. Родился 26 августа 1967 года в городе Арзамас-16 (сейчас — Саров). Весовая категория: тяжелая. Прозвище: Русский медведь. Победы: 17. Поражения: 5. Ничьи: 2. Годы карьеры в ММА: 1993 — 2008.

Бои Олега Тактарова на турнире UFC 6

14 июля 1995 года, Каспер (штат Вайоминг, США), Casper Events Center

Результат

Соперник

Метод

Победа

Дэйв Бенето (Канада)

Удушение 00:57

Победа

Энтони Масиас (США)

Удушение, 00:09

Победа

Дэвид «Танк «Эбботт (США)

Удушение, 17:47

«Он был очень бедный. Я дал ему 20 долларов, потому что он уже два дня ничего не ел»

— Какой была ваша первая встреча с Тактаровым?

— В начале 1995 года я пришел в свой офис, это было где-то в 8:30 утра. Захожу, а там меня уже ждет человек — возле входной двери. Это был Олег Тактаров. У него с собой были видеозаписи собственных боев. Насколько я помню, они были с турнира White Dragon 1993 года. Также у него были видео с тренировок в российских силах специального назначения — спецназе.

Еще он мне рассказал о своих успехах в самбо. Но его английский был тогда очень посредственный. Я впустил его в офис и позвонил своему шурину, который говорил по-русски, он работает в полиции Сан-Диего. Дальше я дал трубку Олегу, и он объяснил моему шурину, что хочет драться в UFC, что у него есть видео боев, которые он приготовил, чтобы мне показать. Мой шурин задал ему пару вопросов, а Олег в свою очередь спросил, как так случилось, что мой родственник говорит по-русски, а я не говорю?

Я дал Олегу 20 долларов из своего кармана, так как видел, что он голодный, и ему особо нечего есть. И затем отправил в академию Рориона Грэйси, которая находилась в соседнем квартале. В тот же день я позвонил Рориону и спросил, как тебе этот русский, которого я к тебе отправил? Он сказал, что поставил его поспарринговаться с ребятами, и он не был так уж хорош. Я сказал, что видел видео, и по-моему, парень очень жесткий: во-первых у него огромный опыт в самбо, во-вторых, он уже бывал в реальных боях.

Я очень хотел поставить его на турнир UFC. И на UFC 5 в апреле я его включил. Он тогда побил Эрни Вердицио, а потом проиграл Дэну Северну в полуфинале из-за рассечения. Но тогда, смотря на его выступление, я сказал: этот парень может однажды выиграть пояс. Так что я поставил его уже на следующий турнир, UFC 6 в июле. Там у него были проблемы с дыханием из-за жары, при этом ему пришлось драться с тремя разными бойцами за один вечер, с разницей в два часа. После победы над Дэвидом Эбботом в финале Олег был настолько изможден, что мы надели на него кислородную маску.

— Звучит дико, три боя за вечер на таком уровне — это не то, что можно увидеть сейчас. А как Олег выглядел, когда вы впервые увиделись? Он говорил, что приехал в Америку в дорогом австрийский костюме, галстуке и туфлях.

— Он был очень бедный, я ему даже денег дал. Спустя какое-то время я отправил его к Бадди Албану в Даллас. Там они тренировались, но у них не все сложилось гладко, мне кажется, Бадди относился к нему не так, как следует. В любом случае, поначалу Олегу было очень тяжело, да и вообще он выступил всего в четырех турнирах UFC, уже в декабре 1995-го его путь в UFC завершился.

Олега у меня забрал Федерико Лапенда, который увез его в Японию на чемпионат ValeTudo, и больше он у меня никогда не выступал. Еще я помню, что Олег с самого начала хотел сниматься в кино. Это было его настоящей целью. Он был очень умный и амбициозный парень. И очень сильный. Нельзя забывать, что у него рекорд 17-5 в ММА. Из этих 17 побед в 14 случаях соперники вынуждены были сдаться. Он не был великим нокаутером, но с его навыками самбо он был очень опасен для каждого. Он переводил людей на пол, заламывал руки и заставлял стучать.

— В то время, как вы познакомились, Олег совсем не говорил по-английски?

— Он не мог сказать почти ничего. Знал буквально несколько слов. Я поэтому и свел его по телефону со своим шурином.

— И одним из этих слов было слово «удар», так?

— Да! И я еще помню, что он говорил «UFC». Эту аббревиатуру он знал. И пытался мне что-то сказать про промоушен White Dragon, в котором он выступал, но его английский был фактически нулевым. Что меня подкупило — это его видео, где он тренировался по самбо, в том числе и со спецназом.

— Где именно он жил в США?

— Он жил на улице в своей машине. Он был совсем бедный, как я уже сказал. Я дал ему 20 долларов из своего кармана, потому что он уже два дня ничего не ел. Он был очень голодный.

— При этом вы говорите, что он был амбициозным парнем. Причем его амбицией было не только быть бойцом, но и голливудским актером. Как вы это поняли? Он вам сам это рассказал?

— Я понял это, когда он начал работать с Фредерико Лапендой, и они поехали в 1996 году в Японию на турнир. У Лапенды были связи в Голливуде, и Олег тогда заявил ему о своем огромном интересе к этому делу. Он хотел попасть в кино. И Лапенда подключил свои голливудские связи. Он знал Кристина Гьюдегаста, американского сценариста и режиссера, чей отец Ганс Гьюдегаст был звездой мыльной оперы. И Лапенда начал знакомить Олега с киношной тусовкой. И тут еще совпало с тем, что Олег немного утратил мотивацию к боям после поражения от Ренцо Грейси в ноябре 1996-го. Это был нокаут. Ренцо был на земле, и нокаутировал Олега из положения лежа. Я тогда уже сказал, что это конец для Олега как для бойца. У него не было страсти для того, чтобы продолжать. Я видел, что он хотел сниматься в кино. И он это сделал.

— Так и есть. Вы видели фильмы с ним?

— Да, я видел фильмы, в которых он играл в Америке. И также видел пару вещей, которые он сделал в России. Насколько я знаю, он у вас довольно популярен сейчас, и я этому абсолютно не удивлен. Все, над чем работает Олег, у него получается. Он всегда достигает целей, которые ставит.

«Хотел привезти в UFC Карелина. Но мне сказали, что он будет стоить дороже, чем Тайсон»

— Тогда, в 1995 году, что вы думали о русских? Прошло всего несколько лет после распада СССР.

— Так как мой шурин был русским, я многое знал о Великой Отечественной войне. Я всегда знал, что русские солдаты были одними из самых сильных во всем мире. Еще учитывая тот факт, что я знал о самбо, мне было безумно интересно найти русского бойца себе в UFC. Поэтому когда Олег подошел к моему офису в 1995-м, это было потрясающе, ведь я как раз искал кого-то вроде него. А контактов в России у меня не было. Появление Олега у двери моего офиса — это большое везение.

— И Олег оказался типичным примером русского человека, как вы себе и представляли?

— Да. Жесткий. Такой же, как люди, победившие немцев во Второй мировой. Пожертвовав 20 миллионами своих людей. Русские — невероятно отважная порода людей, и Олег — классический ее представитель, с характером воина. Все, что он делал, он делал с большим усердием. На всех четырех турнирах UFC он выложился на полную.

— 90-е годы расцвет русской мафии. Вы были когда-нибудь знакомы с кем-то из русской мафии?

— Лично я — нет, но некоторые мои знакомые — были. Например тот самый промоутер Лапенда делал шоу в России, в Белоруссии. Я только знал, что мафия является большой частью жизни там. Но я из России больше не привозил бойцов, кроме Олега, я больше привозил из Голландии и Бразилии. Хотя я бы хотел, чтобы у меня было больше русских в промоушене, учитывая успех с Олегом. А сейчас Хабиб как популярен! Очевидно, что русские должны драться в UFC, учитывая какая у них школа борьбы и самбо.

— Были такие русские, кого вы хотели привезти в UFC, но этого так и не случилось?

— Тут вот какое дело: я начал получать множество звонков, когда UFC стал успешным проектом, и мне говорили о множестве русских. Проблемой был языковой барьер. И точно такая же проблема у меня была с японцами. Я привез двух сумоистов из Японии, но было сложно, потому что я по-японски совсем слабо говорю. Они были как инопланетяне для UFC. И такая же проблема была с русскими — языковой барьер никак нельзя было не замечать.

— Вы говорите, что вам был очень нужен русский боец. Но зачем? Из-за того, что русские — воины по духу, или дело было в холодной войне между СССР и США, которая тогда лишь несколько лет назад закончилась?

— Ты знаешь, все в Америке прекрасно знали об успешности советских и российских олимпийцев. Русские всегда умели создавать великих спортсменов: тяжелоатлетов, бойцов, пловцов, да вы не хуже меня знаете. И у меня всегда была цель привезти в UFC сильных бойцов из разных дисциплин со всего мира. И я был бы счастлив иметь больше русских, если честно. Как я уже сказал, языковой барьер был проблемой.

— То есть никакой политики? Лишь спортивные успехи вас интересовали?

— Да, политика там была ни при чем, на меня это никакого эффекта не оказывало, мне важно было только то, что русские — очень сильные спортсмены, например, Алексеев, великий русский тяжелоатлет, да и другие. Я вам еще кое-что скажу: я очень хотел пригласить в UFC Александра Карелина, я разговаривал с братьями Грейси об этом. Они его знали под прозвищем Эксперимент. Так его звали у нас. Считалось, что он был спроектирован русскими учеными. Мне сказали, что я не смогу привезти Карелина в UFC из-за политики и не смогу позволить его себе финансово, он будет стоить мне дороже, чем Майк Тайсон. Это то, что мне сказали.

— Карелин — один из лучших борцов, когда-либо живших на планете Земля, но почему вам сказали, что он будет дороже Майка Тайсона?

— Российское правительство захочет денег за него. Так мне сказали.

— Но это довольно дико звучит, на дворе не советское время уже было. При СССР это действительно было бы невозможно, но не в 1990-е.

— Но мне сказали, что пришлось бы заплатить олигархам, которые контролировали спорт в России. Они же были капиталисты, которые хотели заработать много денег — так? Так что вы правы, это уже не был старый Советский союз, это была Россия-матушка, но мне сказали, что люди, которые работали с Карелиным и контролировали его, запросили бы кучу денег за него. А я хотел его заполучить.

«За те турниры Тактаров получал по 60 тысяч долларов»

— Возвращаясь к Тактарову — какими были ваши отношения после 1995 года, когда он покинул UFC?

— Мы поддерживали дружескую связь через Фредерико Лапенду. Каждый раз, когда Олег снимался в фильме, Лапенда мне звонил, и если я был в Лос-Анджелесе, мы встречались с Олегом. Он приходил ко мне в офис в Мандалай-Энтертейнмент в 1999 и 2001 годах, когда я был продюсером телевизионных шоу. К тому времени Олег уже ездил на Range Rover и его английский стал прекрасным, а костюмы были дорогие и красивые. Так что мы остались друзьями, у нас хорошие отношения, мне Олег всегда нравился. Я и интервью это делаю из моего уважения к Олегу. Я бы все сделал, чтобы ему помочь, я рассматриваю его как друга и джентльмена. Все, что он для меня сделал, было отлично, и он всегда был добр со мной.

— Когда вы в последний раз были на связи?

— Мы разговаривали несколько месяцев назад через Егора Климовича, который пару лет назад снял документальный фильм об Олеге, я дал им тогда интервью, рассказал всю историю об Олеге в UFC. Мы с Олегом с тех пор виделись несколько раз, с Климовичем тоже, он помогает мне с книгой, которую я собираюсь выпустить в России. Мы с Олегом периодически общаемся — каждые два-три месяца.

— Насколько Тактаров был популярен в США в 1995-м?

— Он был одной из моих звезд, мы продавали его как Русского медведя. Он был хорош в интервью, говорил с акцентом, но был сильной личностью, выглядел жестко, как воин, публике он очень нравился. Я бы с радостью сохранил его на более долгий срок, чем четыре турнира UFC, но Лапенда украл его у меня и увез в Японию. Так что я сожалею, что не смог сохранить его, и мне кажется, что он — один из бойцов, кто должен быть введен в Зал славы UFC.

— Если говорить о всех звездах, которые у вас были в то время, какое место среди них займет Тактаров?

— Однозначно поставлю в топ-4. В группу к таким ребятам как Ройс Грейси, Кен Шемрок и Дэн Северн. Дальше идут Олег и Дэвид Эббот. Это мои самые большие звезды. Если составлять рейтинг из четырех-пяти человек, Олег в нем будет. Он не был так же популярен, как Кен Шемрок, и если помните, на UFC 7 у них была ничья. Они стали друзьями, тренировались вместе, уважали друг друга. Не могу сказать, что тот бой — один из моих любимых. Кен Шемрок в то время был, пожалуй, самым популярным бойцом. Дальше — Ройс Грейси, Дэн Северн и Олег Тактаров — Русский медведь.

— А если говорить о гонорарах — какими они были? Сколько зарабатывал Олег за бой и можно ли это сравнить с тем, что получают чемпионы сейчас?

— Нет, это никак не сравнить. Олег получал по 60 тысяч долларов за те бои. Сейчас получают больше. Но цифры за pay-per-view были очень хорошие в то время. Мы сделали 300 тысяч на UFC 5. Но миллион бойцы не зарабатывали. Поэтому я не мог позвать Майка Тайсона и Александра Карелина, я не мог заплатить им столько, сколько они стоили.

«Сказал Дане Уайту, что Тактарова нужно включить в Зал славы UFC. Тот улыбнулся»

— Вы уже затронули эту тему, но я спрошу еще раз, чтобы получить более полный ответ. Почему все-таки Тактаров ушел из UFC? Расскажите всю историю.

— Олег был очень амбициозным человеком. Он познакомился с Фредерико Лапендой и тот привез его в Токио на World Vale Tudo Championship в 1996 году. Потом он подписался в Pride, потом выступал в других организациях, таких как World Fighting Federation, Total Kombat, YAMMA — Олег был там, где деньги. Я думаю, он выбирал тех, кто говорил ему: мы заплатим тебе больше, чем другие. Не думаю, что там были суммы намного больше тех, что я платил ему в UFC, но Олег был амбициозным, в конце концов это привело его в мир кинематографа. Как это сказалось на моем отношении к нему? Никак.

Олег, как и Дэн Северн, был сфокусирован на своей карьере. Боец, который только и думает как угодить своему промоутеру, не будет успешен. Промоутер думает о том, как сделать шоу, а боец — о своей карьере. Олег и Дэн — два самых умных бойца, с кем я работал. Они оба всегда делали только то, что должны были ради победы и успеха, оба были крайне дисциплинированы и думали о своих карьерах. Респект им за это. Если бы я был бойцом, я бы действовал так же.

— Почему вы посоветовали Тактарову взять Бадди Албана в качестве менеджера?

— Бадди был моим товарищем, я привез его в свое время из Северной Каролины на турнир UFC 3, его работой было продавать билеты. В Далласе у него были отличные бойцовские связи, он знал таких людей, как Энтони Масиас, Гай Мецгер и Энди Андерсон, который владел стриптиз-клубом и параллельно дрался в UFC. Албан сказал, что если я отпущу Тактарова в Техас, то он там даст ему квартиру и зал для тренировок, чтобы спокойно готовиться к боям. Я его отпустил, и это стало ошибкой. Бадди стал неправильным человеком для Олега, за что я несу ответственность, потому что я рекомендовал его Олегу. Я думал, Бадди справится лучше. В конце концов Олег ушел от него, он же умный человек. Если что-то идет не так, он это исправляет.

— Когда вы узнали, что Масиас сдал бой Тактарову? Говорят, он сделал это про просьбе Бадди Албана.

— Когда смотришь на бой с этим... как же его? Энтони Масиасом в полуфинале UFC 6, то удивляешься, ведь он продлился всего девять секунд. Рефери Джон Маккарти в своей книге пишет, что это один из самых странных боев, которые он видел, и это связано с менеджером бойцов. Возможно, Бадди Албан сказал Олегу: Масиас — не ровня тебе в плане мастерства, но тебе нужно драться с Эбботом в финале, а Эббот очень силен, один из самых опасных людей в мире.

И Маккарти подозревает там сговор, хотя не может его доказать. Он опирается на то, что видел и слышал. Бой продлился всего девять секунд, и одно это уже говорит о многом. Я никогда не спрашивал у Олега об этом, не хотел его провоцировать, боялся его ответа. Я его уважаю, люблю и не хочу ставить в неловкое положение. Но да, я считаю, что это договорной бой, и Бадди Албан был тем человеком, который скорее всего устроил это. Но я не могу это доказать.

— Как правильно называть Олега Тактарова: первый чемпион UFC из России или первый обладатель пояса UFC из России?

— Он — первый чемпион UFC из России. На турнире UFC 6 он завоевал чемпионский пояс. Чтобы победить на таком турнире, нужно было победить трех разных соперников за один вечер. Я уважаю то, что Хабиб делает сейчас, но он дерется два раза в год. Это намного легче. Представьте три боя за вечер, и ты не знаешь, кто станет твоим соперником до пресс-конференции за сутки до стартового гонга. Это нереально сейчас. И у нас тогда правил-то толком не было, можно было лежачего избивать чем хочешь, хоть коленями. Это очень тяжело. Так что Олег был первым российским чемпионом UFC, это нельзя у него забрать. Это всегда будет с ним, и поэтому он должен быть в Зале славы. Я сказал об этом Дане Уайту, он знает.

— И что Дана Уайт ответил?

— Да ничего он не сказал, улыбнулся только. Он не хотел спорить на эту тему. Но Олег заслужил признания.

— А что думаете о новом чемпионе UFC из России — Петре Яне, который выиграл титул на прошлых выходных?

— Я не очень следил за его карьерой, но мой друг и деловой партнер Шон Уиллок, кажется, знает о нем очень многое. В любом случае Петр Ян — еще один пример потрясающего бойца из России. Его победа над Альдо была просто отличной.

— Вы с полной уверенностью подтверждаете, что Олег Тактаров, а не Хабиб Нурмагомедов — первый чемпион UFC из России?

— Абсолютно! Тут и дискуссии быть не может, на мой взгляд. Первый российский чемпион — Олег Тактаров, Русский медведь.

«Пишу книгу о UFC. Название — «Это вообще законно?»

— Раз уж мы заговорили о Дане Уайте, то как вам нынешний UFC? Насколько вам нравится то, как Дана Уайт им управляет?

— Я отдаю ему должное, о чем и сказал в своей речи в зале славы два года назад. Дана Уайт и братья Фертитта инвестировали 40-50 миллионов долларов в этот проект. Они забрали деньги из своих казино и вложили их в UFC, они полностью оплатили весь первый сезон на американском телевидении, они добились того, что их теперь официально санкционируют как вид спорта. Нам этого не удалось добиться.

Когда я был во главе, это был больше как спектакль. А теперь UFC представляет официальный вид спорта, который признан во всем мире и стал намного более безопасным, дружелюбным и популярным. Они выходят на гигантскую аудиторию. Недавняя сделка с FOX TV подтверждает, что UFC — это теперь мэйнстрим. Так что я отдаю им должное, без всяких сомнений. Мозг, деньги и яйца — все это они успешно использовали, чтобы добиться успеха.

— Вы назвали пятерых лучших бойцов вашего времени, где в списке Олег Тактаров. А кто четыре-пять лучших бойцов в наше время?

— Я — большой фанат Хабиба и был очень расстроен, когда узнал, что его отец ушел из жизни. Великий тренер, воспитавший великого чемпиона. Я также большой фэн Мэтта Хьюза, Жоржа Сен-Пьера и Джона Джонса. Как сказал легендарный рефери Джон Маккарти, бойцы — это те люди, которые меняют наш спорт. Благодаря ним мы сделали большой шаг вперед: от спектакля к реальному спорту.

Недавно еще они были мастерами в чем-то одном, а со временем начали учиться разным дисциплинам. Чтобы побеждать, необходимо иметь навыки борьбы для тейкдаунов, необходимо иметь навыки тайского бокса для ударов, и навыки бразильского джиу-джитсу для болевых и удушающих приемов. Нужно уметь все. И эти лучшие бойцы все это сейчас умеют. Они меняют спорт.

— Да. И сейчас они получают принципиально другие деньги. А чем лично вы занимаетесь?

— Несколько лет назад вышла моя книга. Она примерно о том же, о чем я рассказал вам сейчас в интервью. Называется «Это вообще законно?». А теперь мы будем снимать фильм по ее мотивам. Так что я не скучаю!

Арт Дэйви, биография:

— предприниматель, в 1993 году создал лигу UFC и выступил ее промоутером;

— в 1995 году продал свою долю акций UFC компании SEG;

— в 1998-м оформил франшизу японского промоушена К-1 в США;

— в 2003-м стал исполнительным продюсером Mandalay Sports Entertainment;

— в 2006-м стал вице-президентом телевидения в Paradigm Entertainment Group

— в 2014-м вышла книга Дэйви «Это законно?: История UFC от человека, который его создал»;

— в 2014-м был включен в Зал славы легенд ММА;

— в 2018-м был включен в Зал славы UFC.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
6
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир