«Уверен: Конор победит Хабиба в реванше». Артем Лобов — о конфликте с Нурмагомедовым, словах Макгрегора про Дагестан и новых вызовах

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
12 мая 2020, 23:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Артем Лобов: «Я уверен в победе Конора в реванше с Хабибом»»

№ 8193, от 13.05.2020

7 октября 2018 года. Лас-Вегас. Конор Макгрегор и Хабиб Нурмагомедов.
Первая часть большого эксклюзивного интервью со знаменитым российско-ирландским бойцом.

Артем Лобов
Родился 11 августа 1986 года в Горьком.
В 14 лет по семейным обстоятельствам переехал в Аргентину, а через два года — в Ирландию, где живет до сих пор. Начал заниматься смешанными единоборствами в 21 год. Тренируется в Дублине — в зале Straight Blast GYM (SBG). Статистика в ММА: 14 побед, 15 поражений, 1 ничья (данные Tapology). Статистика в кулачных боях (лига Bare Knuckle FC): 1 победа, 1 поражение, 1 ничья.

«Не люблю набивки рекордов. Представьте, если Майкл Фелпс опередит своего соседа. Это будет смешно!»

— Месяц назад вы сказали, что вам трудно тренироваться в самоизоляции, а рука так и тянется за чипсами. Научились контролировать себя?

— Да, но уже надоедает вот так сидеть. Я начал держать диету, тренировки уже возобновил. Не такие серьезные, конечно, как при подготовке к боям, но ситуация уже улучшается. Наверное, скоро мы уже должны выйти из карантина. Хочется находиться в более-менее нормальной форме, чтобы быть готовым принять бой хотя бы в конце лета.

— В Ирландии же ситуация с коронавирусом уже стабилизировалась.

— Да, но нам немного продлили карантин. Он должен был действовать до 5 мая, но его сдвинули до 18 мая. Правда, уже облегчили ситуацию. Раньше можно было уходить от дома на 2 км, а теперь — на 5. Но ввели режим обязательного ношения масок. В странах, где применяли маски, показатели очень хорошие. Конечно, это не помогает тебе самому не заразиться, но, если у человека есть коронавирус, а он об этом не знает, то в маске он не распространяет инфекцию так далеко, как без нее.

— Что по следующему бою? Новостей было много. Говорили и про реванш с Малиньяджи, и про KSW, и про UFC.

— Пока для меня остаются все эти опции, но все сохраняется в тишине. В данный момент никто не понимает, когда можно будет проводить турниры, тем более, что в каждой стране все будет по-разному. Надеюсь, турниры вернутся как можно скорее. Мне почему-то кажется, что Польша и KSW вернутся раньше, поэтому, возможно, буду выступать там. Тем не менее, точной информации у меня нет, да и спросить не у кого. Когда пишу промоутерам, мне отвечают, что нужно подождать.

— Вас уже ничего не связывает с Bare Knuckle?

— Контракта нет, но я интересен им, как боец, да и они мне интересны, как промоутеры. Это хороший спорт, хорошие деньги. Для меня уже было несколько оппонентов: это и Джонни Бэдфорд, и третий бой с Джейсоном Найтом — чтобы поставить точку. По боксу было бы неплохо подраться с Поли (Малиньяджи), ну, или с кем-то еще. Мне было бы интересно попробовать себя в боксе. Рассмотрел бы разные предложения.

— Вы называли имя Райана Гарсии. Как думаете, насколько это реальный вариант? Он ведь сейчас большая звезда.

— Да, такое вряд ли получится, это сложно, но чем черт не шутит? Я сказал, что готов, а там уже будь что будет. Я просто не люблю набивки рекордов, а в боксе без этого практически никуда. Единственный, у кого не набит рекорд в боксе — Ломаченко. Он — единственный, кто перешел из любителей и практически сразу начал драться с серьезными оппонентами. А так, это известная история, просто журналисты об этом особо не говорят, а люди не знают, потому что бокс никогда не был мейнстримовым спортом. Все знают одного-двух чемпионов, но не в курсе, как там обстоят дела по-настоящему. Бокс — классный спорт, нужно иметь много духа, чтобы им заниматься, но набивкой рекордов люди портят весь спорт. Мне это очень не нравится.

Недавно читал книгу Рокки Марчиано, и он там рассказал, как ему сделали рекорд. Его не просто набивали. Зачастую мафия заходила к оппоненту Марчиано раздевалку и объясняла простым языком: «Не проиграешь бой, попытаешься выиграть — тебе и твоей семье будет плохо». Для меня это непонятно. Если ты боец и уважаешь этот спорт, то никогда не будешь набивать рекорд. Кто-то отмазывается, говорит: «Мне менеджер сказал так делать». У всех есть менеджеры, и у меня тоже были и есть. Мне предлагали соперников попроще. Но ты дерешься, ты — тот, кто принимает бой, поэтому ты сам должен принимать решение. Почему Ломаченко смог не набивать рекорд, а другие не могут?

У Райана Гарсии один из самых набитых рекордов в боксе (Гарсии 21 год, у него 20 побед, 20 — нокаутом и 0 поражений. — Прим. «СЭ»). Во всяком случае, в данный момент. Почему у него 6 миллионов подписчиков и все говорят, что он крутой, если он ни с кем еще не дрался? В любителях он тоже ничего особенного не добился, Олимпиаду не выигрывал. С какой стати он получает такие деньги и такую славу? Это незаслуженно. По крайней мере, он заслужил это не боксом. Считаю, что это несправедливо и хочу это исправить! Я сам никогда не занимался набивкой рекорда и всегда пытался и пытаюсь вызывать на бой тех, кто этим занимается, чтобы показать, что они не такие уж и крутые.

— В ММА встречали таких бойцов?

— Конечно, целую кучу. В ММА таких много. У меня даже раньше было прозвище, которое мне дали журналисты — Prospectkiller, «Убийца проспектов». Это было связано именно с тем, что я вызывал бойцов, у которых набиты рекорды, говорил, что готов выйти и показать, что к чему. Для меня эта тема всегда небезразлична и болезненна. Если посмотреть, каждый говорит, что хочет драться с сильнейшими, но по факту вы увидите, что слова и дела у многих не сочетаются. Мне это непонятно. В любом другом спорте такого нет. Представьте, если бы Майкл Фелпс победил в соревнованиях по плаванию своего соседа? Да все бы посмеялись. В боксе же есть «1» и «0». Если Фелпс победит своего соседа 10 раз, то все будут смеяться еще больше, а в ММА рекорд 10-0 говорит о том, что ты уже проспект, люди будут говорить, что тебе пора переходить в UFC, драться за какие-то титулы. Как может такое быть? Мне никогда это не нравилось, я всегда был и буду против этого.

«Гонорар за бой с Тухуговым отдам в детские дома. Он — мой единственный принципиальный соперник»

— По поводу KSW. Что сейчас для вас основное? Гонорар? Мне кажется, что эта организация не готова платить большие деньги.

— Вам неправильно кажется. Если вы не знаете, я вас просвещу. KSW имеет рекорд по самому большому количеству посетителей турнира среди ныне существующих промоушенов. Абсолютный рекорд за все время у Pride, которого уже давно нет, а KSW на втором месте. Турниры этой лиги показывает канал Polsat — основной канал Польши. Он есть в каждом доме, а в стране живет 50 миллионов человек. Сами понимаете, что при такой большой публике рекламные контракты — миллионные. Эти ребята работают уже много лет, там всегда распроданы все места. Это серьезная компания с большими финансовыми ресурсами. Так что в KSW готовы позволить себе платить мой гонорар.

— Какой у вас гонорар, расскажите.

— Точно говорить не буду, потому что веду переговоры с разными промоутерами, но мои гонорары уже давно стали шестизначными в долларах или евро. Гонорары серьезные по сравнению с тем, что получают другие бойцы. В нашей индустрии немногие получают серьезные гонорары, которые позволяют жить довольно неплохо. Мне повезло быть одним из таких людей.

— Российским болельщикам интереснее всего было бы увидеть ваш бой с Зубайрой Тухуговым. Насколько это реально? Недавно вы сказали, что хотели бы подраться с ним на турнире UFC Fight Night в Дублине 15 августа.

— Тут все зависит от UFC. Я готов, Зубайра тоже, так что все зависит от организации. Конечно, не слышал, чтобы в UFC кому-то давали контракт на один бой. Может, только человеку уровня Брока Леснара. Я сделал свое предложение, сказал, что готов выйти, денег даже не прошу, готов сделать это бесплатно. Если что-то заплатят, то все деньги пойдут в детские дома. Я готов, а дальше дело уже не в моих руках.

— Зубайра для вас сейчас — самый принципиальный соперник?

— На данный момент — да. Он такой единственный, с остальными я дерусь, потому что это моя работа, я зарабатываю драками.

— Дело только в ситуации в отеле и в том, что произошло после UFC 229, или есть что-то еще?

— В принципе, дело именно в той ситуации. И тот отель, и UFC 229 для меня — одна и та же история.

— Как вам поединок Тухугова в Новой Зеландии? (23 февраля Тухугов нокаутировал в первом раунде американца Кевина Агилара.)

— Если честно, весь поединок не посмотрел, видел только концовку. Насколько знаю, бой закончился быстро. Нормально, неплохо подрался.

«У Конора перед боем с Хабибом не было никакой подготовки. Он не воспринял его всерьез»

— Вы и сейчас считаете, что у Макгрегора хорошие шансы на победу в бою с Хабибом? Если да, то почему?

— Конечно, считаю. Просто нужна правильная подготовка. У Конора ведь был двухлетний простой в ММА, а последний бой (до поединка с Хабибом) — вообще боксерский. Никакой подготовки. Он много занимался бизнесом. Когда у человека своя компания по производству виски, которую нужно развивать, тренироваться непросто. Компанию, кстати, уже оценивают в сумму около миллиарда долларов. Для бизнеса нужно время. Если ты им занимаешься, то нет времени на тренировки. На таком уровне сложно вести много дел параллельно. С одной стороны — виски, с другой — линия одежды, плюс нужно готовиться, плюс семья, дети. Да и он не воспринял Хабиба серьезно на тот момент. Если все исправить, уехать тренироваться, как мы шесть месяцев без остановки готовились к Диасу, то Конору будет намного легче, чем в первом бою. Да даже в первом бою Конор смог в третьем раунде останавливать тейкдауны Хабиба. Кто из бойцов смог это сделать? Думаю, никто. В общем, не то что у Конора есть шансы, а я уверен в его победе, если подготовка будет правильной.

— В период подготовки к первому бою с Хабибом вы чувствовали, что что-то идет не так?

— Сейчас, оглядываясь назад, наверное, да. А в тот момент... Ты же уверен в Коноре, человек достиг серьезных высот и, наверное, лучше всех знает, как ему подходить к поединкам. Потом анализировали лагерь и выявили много ошибок и вещей, о которых можно было сказать. Что ж, это уже прошлое, теперь надо учиться на этом и исправить ошибки в будущем.

— Почему Конор согласился на этот поединок, если понимал, что подготовка будет не самой лучшей, а Хабиб — опасный соперник?

— Потому что это Конор. Человек, который ни разу не снимался с боя, не отказывался. Человек, заработавший повторный разрыв передней крестообразной связки (перед боем с Чедом Мендесом в июле 2015 года. — Прим. «СЭ»). Ему говорят: «Тебе нельзя драться, забудь, нужно делать операцию, год восстанавливаться». А он отвечает, что все равно будет драться. Он готовится к поединку с Альдо, а ему меняют оппонента на Мендеса. И он, не думая, соглашается, выходит и выигрывает пояс. Это человек, который завоевал мое уважение не словами, а делами. Дела говорят намного громче, чем слова.

— Есть ли вероятность, учитывая все переносы, что мы увидим реванш Конора с Хабибом уже в этом году?

— То, что Фергюсону нужно драться с Гэтжи, помогает приблизить реванш (интервью состоялось за день до турнира UFC 249, где Фергюсон проиграл Гэтжи. — Прим, «СЭ»). Они сейчас там так мощно зарубятся, что восстанавливаться придется долго. Почему бы не сделать бой Конора с Хабибом? Тем более, Хабиб сказал, что готов драться уже в августе. Конор тоже мог бы подготовиться к сентябрю. Было бы классно увидеть этот бой.

«Хабиб подошел ко мне один. Мы поговорили. А потом он вернулся с толпой»

— Вы в курсе, что ваш земляк, Олег Тактаров, сказал, что вы — тот человек, от которого надо рожать детей?

— (Смеется.) Нет, не слышал эту цитату.

— Он таким образом похвалил вас за то, что вы заступились за Хабиба, когда сорвался его поединок с Фергюсоном.

— Я всегда за справедливость. Ситуация такая, что из-за этой короны никуда не полететь. Каждый президент в мире говорил: «Сидите дома, никуда не выходите». И что надо было делать в этой ситуации? Надо было просто выйти и сказать: «Ребят, на улице корона. Все говорят сидеть дома, тренироваться нельзя, ничего нельзя. Одни проблемы. Давайте посидим, переждем и выйдем позже». Что в конечном итоге? Турнир не прошел (18 апреля). Я был уверен, что он не пройдет. А как можно его провести, если все президенты мира говорят: «Нельзя», а какая-то компания выходит и говорит: «А мы будем работать». Авиалинии теряют миллиарды, производство встало, все компании терпят огромный ущерб, а одна компания решает что-то провести? Премьер-лига встала! Там многомиллионные расходы, а клубам приходится платить игрокам зарплаты по 200-300 тысяч в неделю, несмотря на то, что матчи не проводятся. Сразу было ясно, что UFC ничего не сможет провести. Что было толку тратить нервы? Корона, так что сидите, ждите, когда наладится ситуация. Сейчас, видите, все возвращается, и UFC вернулся.

— Почему до этого Хабиба можно было критиковать за то, что он снимался с поединков?

— Я же говорю, здесь совсем другая ситуация. Раньше все было в другом формате. Когда он говорил моему близкому другу: «Ты chicken (англ. — цыпленок), ты боишься», в то время, когда Конор ни разу не снялся ни с одного боя, выходил даже с травмами. Хабиб снимался из-за травм, это факт. Как человек, который снимался с боев, говорит другому, который ни разу не снимался, что он трус... Это же несправедливо, а я за справедливость. Здесь же ситуация такая: весь мир говорит, что нужно сидеть дома, а кто-то пытается заставить Хабиба выйти. И эти же люди, которые ему говорят: «Езжай на бой», сами потом пишут: «Сидите дома, давайте проявим уважение к медперсоналу». Сказав это, они говорят Хабибу: «Лети на бой». Это несправедливо.

— После той истории в отеле вы сказали, что вам с Хабибом надо поговорить раз на раз. Как думаете, такой разговор когда-нибудь произойдет? (В апреле 2018 года Нурмагомедов дал пощечину Лобову в холле гостиницы в Бруклине перед турниром UFC 223.)

— Не знаю, если честно. У нас и тогда был вариант. Он ко мне один подошел, мы с ним разговаривали одни, а потом он отошел на минуту и пришел с толпой. Тогда был единственный раз, когда я с ним хоть немного поговорил один на один. Ситуация была непонятная, я стоял с телефоном, давал интервью UFC, поговорить не получилось. Он спросил: «Зачем ты говорил то?», а я ответил, что он оскорбил моего друга, и что он на моем месте ответил бы так же, если не жестче. Потом он отошел и вернулся с толпой и начал спрашивать то же самое. Я отвечал ему то же самое. Он меня раз двадцать спросил. Даже странно было. Он спрашивает одно и то же, а я отвечаю одно и то же.

— Вы опешили в той ситуации?

— Растерялся — сто процентов. Я же говорю, ситуация была странная. Непонятно было, что делать. У него главный бой UFC, а я в каких-то прелимах. Плюс, он с толпой, а я один. До этого он один со мной говорил, буквально пару минут назад. Да, разговор был недружелюбный, но он ничего не сделал и ушел. Я пытался проработать все в голове, как правильно отреагировать. Мы же не на улице находимся. Сложная ситуация. Можно было отреагировать по-другому, но что было — то было. Нужно двигаться вперед.

«Конор на пресс-конференции в Москве говорил конкретно про команду Хабиба, а не про весь Дагестан»

— Есть мнение, что это вы рассказываете Конору о том, что говорят о Хабибе в России. Говорите, на что можно надавить при трэштоке.

— Во-первых, не секрет, что и Хабибу, и Конору многие пишут обо всех ситуациях. Даже мне в директ кучу всего присылают. Недавно даже наш тренер, Джон Кавана, выставлял в интернете, что кто-то предлагал ему купить какую-то фотографию с Хабибом или информацию. Сомневаюсь, что там что-то есть, но люди пишут и постоянно отмечают. В интернете можно много чего начинаться. Мы с Конором, конечно, обсуждаем разные ситуации, и Россию в том числе, но чтобы кто-то сидел и говорил что-то Конору... Посмотрите на него, на каком он уровне. Сомневаюсь, что кто-то может что-то ему советовать, что он делает что-то по чьему-то совету. Он делает так, как ему нужно, и всегда так делает. Поэтому он один в мире, кому удалось достичь таких вершин. Если бы он делал что-то по советам, то таких людей было бы много. Тем не менее Конор есть Конор, у него свои мысли и свои идеи.

— В общем, не было такого, чтобы вы ему писали: «Обрати внимание, можешь использовать».

— Нет, такого не было.

— То есть про российский флаг и прочее он нашел сам?

— Да весь интернет об этом гудит.

— В России.

— Да и на английском об этом часто говорят. Уверен, иностранные журналисты общаются с российскими об этом. Вы так говорите, как будто это какой-то секрет. Вся Россия об этом говорит, а если об этом говорит вся Россия... Мы в таком информационном поле сейчас живем, что даже если один человек говорит о чем-то, то это уже не новость. А тут тема, которую обсуждает целая страна.

— Согласны, что Конор перегнул со своими заявлениями про Дагестан на пресс-конференции в Москве?

— Давайте не будем цепляться за слова. Ясно, что, когда Конор что-то такое говорит, то он говорит это конкретно команде Хабиба, а не всему Дагестану. Думаю, что каждый умный человек сразу это понял, как и серьезные люди в Дагестане. Они даже с диванов своих не встали, я вас уверяю. Естественно, это было в адрес команды Хабиба. К нам в зал приезжал Али Багаутдинов, он тоже из Дагестана — никаких проблем, все его принимали, как родного, он жил у меня дома. Ни у Конора, ни у кого-то еще не было проблем с тем, что он приехал из Дагестана.

Наши двери открыты, если люди приходят к нам с миром и уважением, мы относимся к ним так же. У Конора нет проблем ни с одной страной, у нас настолько многонациональная команда... Есть парни из Чечни, из Молдавии. Естественно, кому-то выгодно говорить, что Конор сказал это всему Дагестану, но это глупо. Конечно же, нет, конечно же, он говорил все это конкретно команде Хабиба.

— Макгрегор после боя с Серроне сказал, что у него есть друзья из Дагестана. О ком речь?

— Спросите у него. Не знаю, кого он имел в виду, но почему у него не должно быть там друзей?

— Просто интересно, кто это может быть.

— Я тоже много с кем дружу из Дагестана — с Расулом Мирзаевым, например. Что тут такого? Да даже эта ситуация — это спорт, многие люди заработали большое количество денег. Людям вне спорта рекомендую просто следить и поддерживать, не лезть ни в чью ситуацию. Вы не знаете полной ситуации, вы не выходите в клетку и не деретесь. Мы там, в клетке, решим все наши проблемы. Без вашего участия. А вы просто болейте и поддерживайте.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Опрос

проголосовало: 8586
Все опросы
Кто теперь должен стать соперником Хабиба Нурмагомедова в UFC?

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
34
Офсайд
Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир