«Подтягиваюсь 60-65 раз. Была бы цель сделать 150 — сделал бы». Али Багаутинов — о «физухе», UFC, Мирзаеве и Харитонове

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
15 января 2021, 13:15
Али Багаутинов. Фото Instagram
Он дрался за титул UFC за четыре года до чемпионства Хабиба.

Али Багаутинов
Возраст: 35 лет. Страна: Россия. Весовая категория: до 56,7 кг. Победы: 19. Поражения: 7. Ничьи: 0.

16 января Али Багаутинов проведет первый бой в ММА почти за полтора года: в Красной Поляне на WOW Арене он выйдет в клетку против Олега Личковахи. Это будет со-главное событие совместного турнира Brave и клуба «Крепость». За несколько дней до боя Багаутинов, в 2014-м дравшийся за пояс UFC с Деметриусом Джонсоном, дал большое интервью «СЭ» — о своих мощных силовых показателях, предложении от UFC, словах Сергея Харитонова и многом другом.

«Катался на санках вместо тренировок? Выходные все-таки, к бабушке приехал»

— Вы не выступали по правилам ММА больше года. Не растеряли форму?

— За это время я старался не терять форму, тренировался, боролся. Спарринги хотя бы раз в неделю обязательно. Где-то сам получал, где-то раздавал люлей. Старался держать себя в форме, потому что знал, что рано или поздно поступит предложение. Многие предложения я отсеивал, потому что хотелось отдохнуть. Сейчас настало время провести бой. Сначала хотели провести турнир в ноябре, потом в декабре. Весь этот период я был в фазе подготовки. Чувствую себя нормально.

— Почему выбрали Brave?

— Я также представлял бойцовский клуб «Крепость». У клуба завязались отношения с Brave, поступило предложение сделать совместный турнир в Сочи. Тут же, поговорив с Магомедом Кадиевым, президентом «Крепости», я решил, что выступлю на этом турнире. Мне подошли условия.

— У вас по контракту один бой или это долгосрочное соглашение?

— Контракт у меня пока на один бой. Мне так удобно, хочу оставаться свободным агентом. Мне предлагали контракт сразу на шесть боев, но шесть боев для меня сейчас — не очень хорошо. Не хочу заканчивать карьеру в Brave. Условия контракта на шесть боев мне немного не понравились. Мы решили остановиться на одном поединке. Посмотрим, как пройдет этот бой, а потом будем решать, как действовать дальше.

— Ваш соперник Олег Личковаха сказал: «Али катается на санках и считает меня ноунеймом». Что действительно думаете о сопернике?

— Я просто пытаюсь понять, где он услышал, чтобы я говорил, что считаю его ноунеймом. Я никого не считал ноунеймом за любительскую и профессиональную карьеру. ММА — непредсказуемый вид спорта. Сегодня ты можешь быть на коне, а завтра можешь с него слететь и улететь далеко. Хоть новичок, хоть, как он говорит, ноунейм — с уважением отношусь к соперникам. То, что я катаюсь на санках, не говорит, что я отношусь к сопернику свысока. Это говорит о том, что я пытаюсь расслабиться, отвлечься. Выходные все-таки, приехал к бабушке. Может, сам Олег считает меня старым спортсменом, чей век уже прошел и силы иссякли. Пользуясь случаем, хочу сказать тебе, Олег: не расслабляйся, готовься к поединку! Тебе будет однозначно нелегко. Хорошо подготовься, я хочу вместе с тобой выйти в октагон и показать зрелищный бой. Не только для себя, но и для всех фанатов единоборств.

«Я сказал: «А чего подтягиваться? Давайте выход силой делать». И сделал 50 раз»

— Вам уже 35 лет, для вашей весовой категории это большой возраст. Какие цели ставите перед собой в ММА?

— Не сказал бы, что 35 лет — большой возраст, в котором можно завязывать с карьерой. Передо мной цель — выиграть поединок 16 января, а дальше, если договоримся по условиям с Brave, подпишу контракт с этой организацией. Все к этому идет. Передо мной появляется еще одна цель — Brave. Там есть интересные бойцы, с которыми я хотел бы помериться силами.

— На сколько лет себя ощущаете?

— По спортивным, физическим данным ощущаю себя лет на 25. Если бы в моем возрасте мне попался тот Али Багаутдинов, который был 10 лет назад, я бы ему показал, где раки зимуют.

— Расскажите о своих нынешних физических возможностях. Сколько раз, например, можете подтянуться?

— Не скажу, что они идут вниз. Становая тяга, например — тяну где-то 185 кг. При моем весе 65 кг это очень много. Тренер говорит, что я вытягиваю на мастера спорта по пауэрлифтингу. Подтягиваюсь почти 60 раз, планку держу 10 минут. Провожу спарринги 5 раундов по 5 минут с молодыми ребятами. Просто я, наверное, с возрастом научился распределять силы.

— Леонид Гатовский (первый в России обладатель черного пояса по БЖЖ) в комментариях под одним из ваших постов написал: «Я же помню твои 50 выходов силой на турнике на две руки за один подход. Я был в шоке с твоей мощности!»

— Лет семь назад я тренировался у Гатовского. Несколько боев в UFC провел под его тренировочным контролем. Как-то раз среди ребят завязался такой разговор, спор, кто больше подтянется. Я сказал: «А чего подтягиваться? Давайте будем выход силой делать». Я и сделал 50 раз. Делал до тех пор, пока руки не откажут. Все были в шоке.

— У вас есть личный рекорд по подтягиваниям?

— Сейчас могу подтянуться 60-65 раз. Если бы ставил цель подтянуться 150 раз, то выполнил бы ее, но мне это просто не нужно. Я запрыгиваю на турник, подтягиваюсь 60 раз — мне хватает. На брусьях тоже немало делаю, 80-100 раз за подход.

— Гатовский, кажется, оставил тот комментарий под видео, где у вас был забег на Тарки. Кому на вашей памяти такие забеги давались легче всего?

— Честно скажу — я ни разу не прибегал первым. Я бегал с молодыми, предлагал пробежать со мной тем, у кого есть желание. Человек 25-30 всегда собиралось. Утром, в 8 часов, мало кто встанет для того, чтобы бегать в такой мороз, снег или дождь. Наверное, каждый спортсмен в Дагестане пробегал эту горку в Тарки. Первыми всегда прибегали ребята, которые живут в Тарки. Они-то эту горку просто не чувствуют. Я постоянно бегал там в среду и в субботу в 8 утра. Часто встречал там человека, который и в дождь, и в мороз бегал там в кепке, майке и штанах. Смотрел на него — мне было холодно. Он практически каждое утро так бегал. Познакомился с этим человеком, его зовут Мухаммад. Спросил его: «У тебя под майкой что-то есть, что ли? Почему мы тут в куртках мерзнем, а ты в майке не мерзнешь?» Под майкой у него ничего не было, только пояс, чтобы почки не отморозить. Закаленный человек. Это я к тому, что местные эту горку преодолевают по щелчку.

«Мирзаев мог загнать любого соперника до беспомощности»

— Кого из спортсменов, с которыми сталкивались, считаете самым выносливым и физически сильным?

— Среди моих друзей или вообще?

— Среди всех, вам ведь и в Америке доводилось тренироваться.

— В Америке это Деметриус Джонсон. Самый выносливый спортсмен в моем дивизионе (Багаутинов проиграл Джонсону единогласным решением судей 14 июня 2014 года в бою за титул чемпиона UFC в наилегчайшем весе. — Прим. «СЭ»). Среди моих друзей и одноклубников — Расул Мирзаев. Я после 5 раундов по 5 минут сижу и отдышаться не могу, а Расул спокойно может еще 3 таких раунда провести, причем чувствовать себя, как в первом раунде. Так же было и в боях, как на любительских, так и на профессиональных соревнованиях. Он всегда отличался выносливостью. Загонял любого соперника до беспомощности, делал все что угодно. Это самый выносливый спортсмен на моем веку. Если говорить о физически сильных — не сказал бы, что Олег Борисов слабый. Он и поднимает много, и выход силой делает, и удар у него мощный. Для легковеса очень крепкий парень.

— Вам надо бросить ему вызов по подтягиваниям или становой тяге.

— Кстати, можно по становой тяге вызов бросить. Или, например, провести схватку. Мы, бывает, на тренировках друг друга кусаем, но дружба у нас идет уже на протяжении почти 15 лет. Мы знакомы где-то с 2007 года. Боя между нами, может и не будет, но схватку можно устроить.

— С Мирзаевым сейчас, кстати, на связи?

— Мы вместе тренируемся. Общаемся не так, как раньше, но поддерживаем связь.

— Он сейчас в тренировочном процессе?

— Честно говоря, не видел его с момента, как уехал в Дагестан, но, когда я уезжал, он ходил на тренировки, спарринговал.

— Ваше мнение, как хорошо знающего Расула человека: то заключение сильно сказалось на его карьере? Можно ли сказать, что этот случай надломил его карьеру?

— Он больше года был в тюрьме. Психологически, конечно, его это надломило. И не только это, после этого у него тоже произошло много ситуаций, которые надломили и не дали полностью реализовать себя в спорте. Психологически он очень устойчив. Другой человек уже давно бы потерялся, а он держится. Остается в спорте, держит себя в форме, старается выступать. «Не потерялся» — я имею в виду, что начал бы заниматься другими делами. Стал бы наркоманом, или пил бы, или еще что-нибудь. У Расула такого нет. Он продолжает драться, выступать, поддерживает здоровый образ жизни. Это говорит о том, что парень не сломался, что в нем еще есть свет. Желаю ему всего самого хорошего.

«В UFC не хватает конкуренции для Фигейредо. Я попросил держать меня в обойме»

— Расскажите про ваши взаимоотношения с UFC в прошлом году. Помню ваш ролик в середине июля со словом «fucking», где вы призывали Дану Уайта дать вам бой. Потом вы говорили, что получали предложение от UFC.

— Да, предложение от UFC у меня было, можно сказать, сладкое предложение. Позвонил менеджер из Европы и сказал, что есть возможность выйти на замену, но времени оставалось три дня. Состояние на тот момент у меня было не очень, я простыл, лежал дома с температурой. Вес был 66 кг, а нужно было сделать 57 кг. Вес-то ладно, еще можно было сделать, но состояние здоровья за пару дней я исправить не мог. Пришлось отказаться от предложения и сказать UFC: «Держите меня в обойме, я буду тренироваться и буду готов выйти на замену». Это предложение поступило в сентябре. С того дня я тренируюсь каждый день. Потом мне назначили бой и я начал полноценный лагерь.

— Чувствуете, что можете ворваться в наилегчайший дивизион UFC и побороться за титул?

— Если бы не чувствовал, то уже сказал бы: «Хватит» и ушел из спорта. Я чувствую, что еще можно ворваться в UFC. Есть определенные цели. Если реализую их — попаду в UFC. Дивизион сейчас страдает от нехватки хороших оппонентов для нынешнего чемпиона (Дейвисона Фигейредо. — Прим. «СЭ»). Я как-то с ним переписывался после его боя с Бенавидесом, говорил ему: «Давай я тебе сделаю вызов, а ты меня поддержишь? А то тебе драться не с кем». Он легко отреагировал, посмеялся. Я сделал вызов, он сделал репост — и все.

Но в UFC есть наши бойцы, которые могут составить ему конкуренцию. Это Аскар Аскаров. У него реально есть шанс стать чемпионом в этом году. Фигерейдо крепче физически, но Аскар мощнее технически. Если правильно подойдет к поединку — может выиграть. Есть еще Тагир Уланбеков, но его интереснее всего было бы посмотреть в бою против Жалгаса Жумагулова. В любом случае, желаю удачи в UFC всем соотечественникам, всем землякам. Дай бог, кто-то из них станет чемпионом.

«Харитонов упал в моих глазах, даже видеть его не хочу»

— На вас тоже было бы интересно посмотреть в бою с Жумагуловым, учитывая ваш прошлый поединок.

— Хотя бы по боксу.

— Кстати, что у вас с боксом?

— Сейчас Мышев то появится, то исчезает. Мне это не очень интересно, не хочу на этом концентрироваться. Я ему сказал, что хочу драться, и назвал условия. Если они будут соблюдены — вперед. Они все загорелись, кто-то из их старших товарищей сказал: «Давайте организуем, есть деньги», но потом пропали. Не хотят и не хотят, не насильно же мне заставлять их драться.

— Насколько вас сейчас интересует бокс? Недавно вы провели второй профессиональный бой в боксе. Что дальше? (2 ноября 2020 года Багаутинов выиграл единогласным решением судей у дебютанта Андрея Калечица)

— Дальше я буду драться по боксу. Не сказал бы, что есть определенные цели, но хотел бы провести еще несколько боев. Не скажу, что я — суперпрофессионал, я — фанат бокса. Выходить на профессиональный ринг по боксу для меня просто кайфово.

— У кого в ММА самый лучший бокс?

— Среди всех или только из моего дивизиона?

— Хоть из тяжеловесов.

— Мне нравилось, как боксировал Альберт Туменов. У него очень красивые нокауты. Стипе Миочич был хорош, Джон Джонс.

— Есть еще один боец, который в 2020-м провел поединок в боксе, — Сергей Харитонов. Вы говорили, что обязательно с ним встретитесь. Сейчас ваша встреча еще возможна? (ранее Харитонов рассказал, что Адам Яндиев избил на встрече Камила Гаджиева и Багаутинова или Расула Мирзаева)

— Честно говоря, уже не считаю нужным с ним встречаться. Я пытался с ним встретиться, звонил ему. Не только я, Камил тоже звонил. Все пытались с ним созвониться, встретиться и разъяснить всю ситуацию. В итоге что получилось? Он просто загасился. Для меня он перестал существовать как мужчина. Не знаю, что плохого я ему сделал, что он со мной не встретился. Я просто хотел разъяснить ситуацию. Вот этот десантник — я сейчас за всех не говорю, именно за него — олицетворяет себя как мужчина. В духе «вперед, за Россию» и так далее. После вот этого его действия он упал в моих глазах. Даже видеть его не хочу. Пускай живет своей жизнью. Он пытается где-то как-то хайпануть. На Магу наехал, типа его нужно дисквалифицировать. Пытается вернуть свое имя, но в моих глазах он точно не вернет себе доброе имя.

— «Поступок» — имеете в виду, что он рассказал в интервью про ситуацию между Камилом и Яндиевым, или его примирение с Яндиевым?

— Я говорю о ситуации с Яндиевым, в которую он вмешал меня, Камила, Расула. Я ничего не хотел, просто пытался поговорить на этот счет. Хотел узнать, почему, откуда, что. Он просто не вышел на связь ни со мной, ни с Камилом.

— Вы хорошо знакомы и с Исмаиловым, и с Минеевым. Занимаете в их конфликте чью-то сторону?

— Я считаю, что обе стороны виноваты в последнем инциденте. Не поддерживаю никого из них, смотрю со стороны. Обе стороны виноваты, обе стороны спровоцировали эту массовую драку. Минеев некрасиво повел себя перед зрителями в прямом эфире, когда вырывал микрофон у спортсмена, который только провел бой и хотел сказать слово. Со стороны Исмаилова было некрасиво, что толпа побежала на Минеева и начала его топтать. Это не красит его сторону. Надо было держаться, выходить на улицу и разбираться там, чтобы это осталось между собой, чтобы никто не видел. Что сделать, как получилось, так получилось. Зато хайп словили (улыбается).

— Этот бой теперь уже самый ожидаемый, а не поединок Шлеменко — Исмаилов.

— Я бы не хотел этого боя сейчас. И я не один придерживаюсь такого мнения. Этот бой может спровоцировать массовые драки, а мне бы этого не хотелось. Не хочется этих драк, споров и так далее. Очень много интриг.

— Год назад после боя с Серроне Макгрегор сказал, что у него в Дагестане есть друзья. Кто-то подумал, что это, возможно, про вас и Мирзаева. Не знаете, кого Конор мог иметь в виду?

— Честно говоря, не знаю, кого он мог иметь в виду. Может, на самом деле Расула? Не знаю. У меня с Макгрегором дружеских связей нет. С Лобовым у меня уже не те отношения, которые были раньше. Так что это точно не про меня.

«Нужно поставить точку в противостоянии с Жумагуловым»

— У вас много боев, богатая карьера. Какой свой поединок считаете лучшим?

— Наверное, поединок с самим собой, когда каждое утро приходится подниматься с постели на тренировку (смеется). Если говорить о моих боях — больше всего запомнился поединок с Джоном Линекером (состоялся 1 февраля 2014 года на турнире UFC 169, Багаутинов победил единогласным решением судей. — Прим. «СЭ»). Помню, как я готовился, как победил столь опасного для меня соперника. Наверное, никогда не забуду этот бой. Считал Линекера самым опасным для себя оппонентом.

— Что вы тогда сделали особенного в подготовке? За счет чего удалось победить?

— Я его просто обманул. Тактически грамотно подошел к бою. Он за все три раунда боя, наверное, один-два раза в меня попал. Все остальное время я бил в него, постоянно попадал и прессинговал. Если бы я придерживался той же тактики и настроя в титульном бою, то точно выиграл бы.

— Поединок, который вам больше всего хотелось бы провести заново?

— Последний, с Жалгасом Жумагуловым. Очень много вопросов и недопониманий. Хотелось бы поставить точку. Или по правилам бокса, или по правилам ММА (в октябре 2019 года Багаутинов проиграл Жумагулову по очкам в бою за титул чемпиона Fighht Nights в наилегчайшем весе, Али был возмущен решением судей. — Прим. «СЭ»).

— Есть люди, которые готовы организовать бой по правилам бокса?

— На меня выходили из Казахстана, предлагали организовать поединок.

— Ваш лучший удар за всю карьеру?

— Правый кросс.

— В каком поединке?

— В дебютном поединке в UFC, когда я нокаутировал Маркоса Винисиуса.

— Какой технический элемент считаете своим главным оружием?

— Наверное, главное — что двигаюсь много.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
25
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир