Газета № 7941, 10.06.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «"Пока шел 500 метров до спортзала, дрался по пять раз"»

"Пока шел 500 метров до спортзала, дрался по пять раз". Признания Али Багаутинова

Али Багаутинов. Фото REUTERS Статистика Али Багаутинова.
Али Багаутинов. Фото REUTERS

Большое интервью с одним из самых популярных дагестанских спортсменов, бойцом ММА Али Багаутинова.

Али Багаутинов в 2014 году, после трех побед подряд, получил право сразиться за титул чемпиона UFC в наилегчайшем весе (до 56,7 кг) – с великим Деметриусом Джонсоном. Али проиграл по очкам. Однако он стал первым российским бойцом, который дрался за пояс UFC, с 1998 года – тогда Игорь Зиновьев проиграл Фрэнку Шемроку. Багаутинов, один из самых популярных дагестанских спортсменов, пришел в гости "СЭ" и рассказал, может ли снова оказаться в UFC, как планирует строит дальнейшую карьеру, а также поделился яркими воспоминаниями из прошлого – когда по пути в спортзал дрался по пять раз.

Статистика Али Багаутинова.
Статистика Али Багаутинова.

Бокс: "Бой с Мышевым закончу в четвертом раунде"

– Вы действительно хотите провести бой в боксе?

– Люблю бокс, и один профессиональный поединок у меня уже есть. В 2013 году выступал в андеркарде боя Рахим Чахкиев – Кшиштоф Влодарчик. Мой поединок был со-главным (Багаутинов победил единогласным решением судей Антона Бекиша. – Прим. "СЭ"). Причем я на тот момент уже был подписан в UFC, но мне разрешили подраться по боксу. Предложения о боксерских боях у меня были и потом, но я остался в ММА. А сейчас снова хочется провести бой по боксерским правилам. У меня неплохо получается боксировать.

– Но ММА сейчас в России гораздо популярнее бокса.

– Значит, поднимем бокс! (улыбается) А вообще – да, в России, конечно, популярнее ММА. Я хочу подраться в боксе не потому, что он в упадке, это просто мое желание. Спортивный интерес.

– Вы предложили бой Владимиру Мышеву. Почему именно ему?

– Это он выразил желание драться со мной, сам сказал об этом в одном из интервью. Я отреагировал: если хочешь, давай подеремся.

– Почему он выбрал вас?

– Возможно, видит во мне легкого соперника. Мы с ним раньше тренировались вместе. Он от меня получал, я от него получал. Если есть возможность подраться, почему нет?

– Мышев вас подкалывает в Инстаграме. Это задевает?

– Нет, не задевает. Как говорят: если человек себя возвышает, то будет унижен, а если ведет себя смиренно, то возвысится.

– Мышеву всего 21 год, при этом у него уже больше 100 тысяч подписчиков в Инстаграме, он одевается в дорогие бренды и входит команду Мейвезера TMT. Как у него это получилось?

– Хочу отметить его желание, его стремление быть лучшим. Я помню боксерское шоу, где он был в финале с Георгием Челохсаевым, тогда он получил большую узнаваемость. Я был на том шоу, и он, и Георгий просто убирали соперников на пути к финалу, а в финале устроили такое шоу, что этот бой невозможно не посмотреть.

– В каком раунде закончите бой с Мышевым?

– Думаю, где-то в четвертом.

– В 2017 году вы вызывали на бой Руслана Проводникова. Почему не получилось в итоге подраться?

– Я его вызывал, мы общались на эту тему, я ему говорил: "Руслан, давай сделаем хороший бой". Он отреагировал нормально, но потом что-то у него не получилось, а где-то у меня не получилось. Так и осталась эта тема на уровне разговоров. Он сейчас уже плотно занимается общественной деятельностью. Если человек оставил спорт, то не буду его трогать. Но если Руслан будет готов, то с радостью разделю с ним ринг. Он очень сильный боксер, я всегда смотрел его бои.

Сейчас я открыт для предложений. Найдем соперника, выберем дату, два-три месяца на подготовку – и вперед.

Асатрян. "Расстроило, что он назвал судей шкурами"

– Интересен ли вам реванш с Вартаном Асатряном?

– Реванш должен быть ему интересен. Если он ему не интересен, то мне тем более. Я вышел в клетку, доказал, что лучше. Все. Если он считает, что он лучше – пусть докажет это в реванше. Я ему с удовольствием дам его. Но только он должен его заслужить. Пусть выиграет у кого-то, а потом выйдет снова против меня.

– Судьи все правильно посчитали в вашем бою?

– Да, они отработали как никогда четко и профессионально.

– Асатрян назвал судей "шкурами". Вас это разозлило?

– Не то что разозлило – больше расстроило. Человек просто показал свою невоспитанность. Так нельзя. Судьи просто сделали свою работу. Причем на "отлично". Ему нельзя было так говорить. Тем более среди судей были и его земляк, и мой земляк. Шкуры – это люди, которые предают, а судьи всего лишь определяют победителя в бою.

– Общались с Вартаном после поединка?

– Я заходил к нему в раздевалку, поблагодарил за бой, пожал руки всей его команде. Сказал, что если вопросы остались, можем решить их во втором бою. У нас с ним ровные отношения остались.

– Скажите честно: вашем конфликте перед боем был элемент наигранности?

– Если честно, то в начале всей этой перепалки мы просто подшучивали друг над другом. А потом его шутки переросли в оскорбления. Это меня, конечно, задело. Такое заденет любого нормального мужика. Мы с ним общались по телефону, я ему высказал свои претензии, он мне – свои. Вроде все решили, а потом он опять начинал что-то предъявлять и переходить на личности. И потом это уже переросло в большой конфликт.

– Почему он вас обвинил в том, что вы трубку не брали?

– Я не знаю, куда он звонил, может быть, на домофон, пока я был на тренировке? Меня никто не может обвинить в малодушии, я всегда беру трубки, тем более, его номер у меня есть. Если бы я видел, что он мне звонил, я бы поднял трубку.

Блогеры. "Хотел бы посмотреть на Амирана в бою с кем-то"

– На шоу у Амирана вы первым делом попросили перестать ругаться матом. Тяжело дается трэш-ток?

– Трэш-ток тоже должен быть красивым. Прежде чем я вошел в студию, 10 минут сидел за кулисами и слушал, как молодые ребята, девушки матом кроют друг друга. Когда зашел в зал, думал: "Как я там вообще смогу находиться?" Поэтому и предложил разговаривать без мата. Иначе я бы просто встал и ушел, потому что не могу такое слушать. На меня все-таки смотрит молодежь, я должен подавать правильный пример.

Но в целом атмосфера понравилась. Амиран делает хорошие шоу, хайпуют пацаны. Так что спасибо, что пригласили. Единственное, что не понравилось – это мат. Остальное на уровне.

– Вы видели пранки Эдварда Била?

– Да, видел.

– Что думаете об этом?

– Ему люди попадаются такие, которые ничего не могут ответить. Или он сам таких людей выбирает. Вот если бы ко мне, не дай Бог, подошел такой человек, как он (улыбается)... Я просто не представляю себя в такой ситуации! Наверное, не смог бы просто молча стоять и смотреть и что-то еще в шутку отвечать. Там же прямые оскорбления идут.

– Бьет по самолюбию, что бои Дацик – Тарасов, Тамаев – Марвин собирают по 10 миллионов просмотров? Таких цифр нет у реальных ММА-боев и близко.

– Никак не задевает. Все, что выходит за рамки приличного – это всегда всем интересно, это все смотрят. Смотрят и смотрят.

– На поединок каких блогеров вам было бы интересно посмотреть?

– Хотел бы увидеть Амирана с кем-нибудь в бою (улыбается).

Карьера. "Моя цель – титул в Fight Nights, на UFC нет времени"

– Кого бы из бойцов ММА вызвали на бой?

– У меня сейчас стоит цель взять титул в Fight Nights Global, поэтому ответ сам напрашивается – это Жалгас Жумагулов, чемпион. Думаю, в этом году наш поединок состоится.

– Что мешает этот бой устроить? Со стороны кажется, что это легко.

– Это со стороны кажется. А на самом деле есть много моментов, которые мешают это сделать. Вы знаете, что оп определенным причинам сократились количество турниров FNG. Есть моменты, с которыми Жалгас не соглашается. И с моей стороны они тоже есть. Надо договориться и назначить дату. Думаю, скоро это произойдет.

– У FNG – финансовые трудности. Вы чувствуете это на себе?

– Я думаю, все это чувствуют на себе. Чувство обиды есть. Не к организации, а просто, к ситуации. Ребята очень много вложили в спорт, а сейчас все так. Обидно.

– Но по вашему кошельку это ударило?

– Нет, у меня есть другие источники дохода. То, что я дерусь, – это хобби. У меня есть спонсорские контракты, там я больше получаю.

– Ваш гонорар за бой с Асатряном сколько составил?

– Где-то 150 тысяч долларов.

– Прилично. В UFC далеко не всем такие деньги платят.

– Поэтому я и не дерусь в UFC.

– Но могли бы туда перейти, если бы захотели?

– Конечно. Мне не нравятся гонорары, которые они предлагают. Здесь предложения намного интереснее.

– Зато там слава мировая. Возможность драться за престижный титул.

– Я уже дрался там за титул. Всему приходит конец. Тем более там весовую категорию эту закрывают, там уже нечего делать в 57 килограммах. Но если будет интересное предложение подраться в категории до 61 килограммов, например, на турнире в Сочи в августе, я с удовольствием соглашусь.

– Есть желание снова сразиться с Деметриусом Джонсоном, который теперь в One FC?

– С удовольствием подерусь, разделю с ним октагон. Мне предлагали зайти в турнир-восьмерку в One FC. Но он начинался в декабре, я не мог тогда, потому что в сентябре провел бой, сломал себе руку и на полтора месяца выбыл из тренировок. Просто физически не успевал подготовиться. И соперника не знал.

– То есть цели попасть в UFC у вас нет?

– В моем возрасте уже пора завязывать. 33 года, уже хочется другими делами заниматься: семья, дети.

– Уже нет той мотивации, которая была, например, семь лет назад?

– Почему? Мотивация есть... Но, наверное, не такая, как раньше. Сейчас есть много факторов, которые останавливают.

– Например?

– Семья. У меня ребенок болеет. Не могу его оставить и уехать куда-то на два-три месяца. Нужно им заниматься, возить к врачам. Конечно, хочется ворваться в UFC. Но нет времени.

– Сколько боев в ММА еще планируете провести?

– Уверенно – еще три-пять. Со здоровьем все нормально, силы есть, порох тоже остался (улыбается).

Лобов и Bare Knuckle FC. "Там человека можно убить в два счета"

– Было бы интересно с Лобовым подраться?

– Почему все хотят, чтобы с я Лобовым подрался? (смеется)

– Потому что он – хайповый боец.

– Лобов в межсезонье весит под 80 килограммов. Я знаю, тренировался с ним. А я – 65 килограммов максимум. Лобов, Лобов... Конечно, если всем так интересно, то начнем качать этот бой! (смеется)

– Вы хотите попробовать себя в боксе. А Лобов дерется в лиге кулачных боев. Вам было бы интересно выступить в Bare Knuckle FC?

– Вообще не интересно. Ни одного боя не видел. Поединка Лобова в том числе. Наверное, зрителю, которые плохо разбирается в спорте, такие бои интересны. Я же в спорте 25 лет. Я считаю, что в таких кулачных боях без перчаток человека можно просто убить в два счета. Рубка, драка. Если нет перчаток – это не спорт.

– Видимо, спрашивать ваш прогноз на поединок Лобова и Малиньяджи нет смысла.

– Даже не знаю, какие там правила. Какие?

– Бокс, но без перчаток.

– Тогда очевидно, что фаворитом будет Пол. Потому что он боксер. Лобову точно будет очень тяжело. Он тоже занимался боксом, но не так, как Малиньяджи.

Спектакль, против которого выступил Хабиб. "Видели, что там творилось?"

– Хабиб против рэп-концертов в Дагестане. А вы?

– Абсолютно с ним согласен. Все, что выходит за рамки приличного, в Дагестане не допустят. Против такого постоянно будут протестовать. Вот из-за чего Хабиб в последний раз выставил пост с критикой? Видели, что там творилось?

– Вы про спектакль? Там женщина разделась до нижнего белья.

– Это не приветствуется в нашей республике. У нас даже на пляже мало кто в купальниках ходит – говорю про местных.

– Но еще Хабиб выступил против концерта Егора Крида. Если билеты распроданы, разве люди, заплатившие деньги, не имеют права сходить на концерт?

– Имеют. Но если со стороны общественности так много возмущений, то уже ничего не сделать. Может дойти до того, что на концерте будет небезопасно – раз уж пошла такая волна.

– Вам не кажется, что в Дагестане есть проблемы серьезнее. Например – очень много мусора.

– Согласен с этим. Есть мусор. Но над этим работают. Власти пытаются навести порядок. Думаю, в ближайшем будущем все наладится. Будет чисто. Может, на улицах сейчас грязно, но местные жители всегда встречают гостей с чистой душой. Многие услышат о том, что в Дагестане где-то что-то взорвалось, кто-то где-то стрелял, и после этого начинают бояться к нам ехать. Будто в Дагестане война идет. На самом деле, это совершенно не так. В Дагестане люди живут очень мирно. Думаю, любой, кто впервые побывает в Дагестане, захочет вернуться туда еще раз. Если вы у нас еще не были, приглашаю!

– Место в Дагестане, которое советуете посетить в первую очередь?

– Сулакский каньон. Очень красивое место. Есть различные ущелья... Сложно посоветовать одно место. Их тысячи. В любом селе в горах есть достопримечательность, которую нужно обязательно посмотреть. Например, у нас в горах есть обрыв – почти 1000 метров. И под ним – заброшенное поселение. А недалеко есть туннель, 5-6 километров. Идешь по нему, идешь и выходишь у кого-то во дворе, представляете?

Авария. "Из машины стали вылетать вещи. Сначала подумал, что это люди"

– Бывшего чемпиона UFC Майкла Биспинга недавно попытались ограбить в ЮАР. С вами бывали такие ситуации?

– Нет, никогда.

– Момент, когда были наиболее близки к смерти?

– Несколько раз попадал в аварии. И на мотоцикле, и на машине. Думал – все...

– В смысле? Думали, что умрете?

– В 2009 или 2010 году на МКАД в хлам разбились 5-6 машин. Машины лежали на боку, на крыше. Мой автомобиль был просто всмятку. И со мной ехали люди. Но никто не пострадал. Были только царапины.

– Чудо.

– Чудо. Я просто в шоке был. Дело было так: мне надо было заехать в туннель в сторону Кутузовского проспекта, я перестраивался, включил поворотник. Сзади, с другой полосы, меня стал объезжать джип, пытаясь обогнать. На большой скорости он задел правое переднее крыло моей машины. Немного чиркнул. Но меня все равно отбросило на другую полосу. И в бок моего автомобиля врезалась другая машина. А тот, кто меня ударил, с управлением не справился и полетел вот так (Багаутинов изобразил спираль. – Прим. "СЭ"). Из машины стали вещи вылетать, а я сначала подумал, что это люди...

– Где опаснее водить – в Москве или Махачкале?

– Опаснее? (смеется) В Москве ездить не сложно. Если ездишь по правилам – все нормально. А в Дагестане же по правилам никто не ездит – там свои правила (смеется).

Убийство отца Юнусилау. "Надеюсь, каждый ответит за то, что сделал"

– Вы не раз поддерживали Магомеда Юнусилау, отца которого убили трое полицейских.

– Честно говоря, не понимаю нашу власть. Такое произошло, а до сих пор нет точного решения по убийцам. По-другому их назвать не могу. Лично знал отца Юнусилау. И ни разу не слышал от него грубого слова. Чтобы он у кого-то что-то забрал – такого и в мыслях у него быть не могло. То, что говорят – якобы он вытащил нож – это полный бред. Очевидно же, что они виноваты. Здоровые, молодые ребята втроем избили человека, которому уже под 50. Тем более, сотрудники правоохранительных органов, с которых, наоборот, спрос должен быть двойным. Надеюсь, вынесут справедливое решение. И каждый ответит за то, что сделал. Могу сказать точно: мы не остановимся, пока не будет справедливого решения. Через несколько дней после случившегося поднялись не только наши ребята, но и, например, Максим Галкин, который вот такой пост (Багаутинов развел руками. – Прим. "СЭ") у себя выложил.

Детство в Дагестане. "О, Али идет! Давайте, деритесь!"

– Вы читали книгу Хабиба?

– Еще нет. Пока не добрался.

– Книга достаточно откровенная. Может сложиться впечатление, будто все детство Хабиба – сплошные драки. Просто бесконечные. У вас так же было?

– Думаю, у любого дагестанского мальчика так. Если не дерешься на улице – значит, ты не мальчик (смеется).

Мне от дома до спортзала надо было пройти 500 метров. За время, пока шел до него, дрался по пять раз. Специально выходил на час раньше. Чуть прошел – подрался, еще чуть-чуть – снова подрался. Сам драки не устраивал. Как это происходило? Мне – лет 12-13. Сидят старшие – лет по 20. Рядом с ними – их младшие братья, племянники. "О, Али идет! Давайте, деритесь!" Подрались, пожали друг другу руки, пошел дальше. То же самое – когда возвращался со школы. Но по пути оттуда драк было меньше – по одной-две.

– Вы же приехали в Дагестан из Оренбургской области. Это создавало дополнительные проблемы? Все-таки как новенький были.

– Мы жили в селе Черняевка – это Кизлярский район. Я был светлый, причем волос много было. В общем, со стороны посмотришь, скажешь – "русский мальчик". Мы только переехали. Отец отправил меня в магазин за хлебом. Иду. А навстречу движется парень – намного больше меня. С двумя младшими братьями. Подходит ко мне, говорит: "Ты кто такой?" "Али", – отвечаю. "Может, Олег?" "Нет, Али". "Откуда ты приехал?" Я ему рассказал. Отчитался! Он мне заявляет: "Уезжай отсюда!" "Как я уеду? Я же с семьей приехал" И он пацану говорит: "Давай, подерись с ним". Я, конечно, дрался в Оренбургской области, но меня никто не заставлял это делать. Дрался, только если ситуация вынуждала. "Зачем драться? Не буду" – отвечаю. И тут пацан на меня нападает и начинает бить. Я в итоге победил. "Все, иди" – сказал здоровый парень, которое это все устроил. Я вернулся домой, хлеба не купил. Отец расспросил, что случилось. Я рассказал. "А, ничего, бывает, привыкай, сынок. Хлеб принес? Нет? Иди обратно". Такой вот получилась моя первая неделя в Дагестане.

– А если бы вы были не Али, а Олег, сложнее было бы завоевать уважение?

– Это неважно. Если ты дал заднюю, никогда не завоюешь уважения. Надо идти и драться.

– В результате подружились с тем большим парнем, который вас драться заставил?

– Конечно. Оказалось, что он учился на два класса младше, чем я. Просто очень уж большой. Дружим с ним до сих пор. Он сейчас живет в Махачкале.

Газета № 7941, 10.06.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ