14 декабря 2021, 00:25

«Следственный комитет Хабиба с Усманом тяжело поговорил». Хабиб — про инцидент с братом, Оливейру и планы на США

Корреспондент
Большая пресс-конференция непобежденного бойца.

Пресс-конференции Хабиба Нурмагомедова в Москве — самые длинные в российском спорте. В августе 2020-го пресс-конференция длилась 2 часа 10 минут, в ноябре 2020-го — 1 час 30 минут, в августе 2021-го — 1 час 40 минут. Последняя, прошедшая 13 декабря, установила рекорд — 2 часа 15 минут. Правда, Хабиб был не один, а в окружении команды — это Ислам Махачев, Зубайра Тухугов, Тагир Уланбеков, Умар Нурмагомедов, Ислам Мамедов, Магомедрасул Хасбулаев, Мовлид Хайбулаев, Ренат Хавалов. На столах лежали четыре чемпионских пояса — UFC (Хабиба), АСА (Хасбулаева), PFL (Хайбулаева) и EFC (Хавалова).

Пресс-конференция была посвящена тому, что Нурмагомедов стал владельцем компании FITROO (спортивное питание). Ну, а бойцы его команды автоматически стали амбассадорами компании. К ним присоединились олимпийские чемпионы — гимнаст Никита Нагорный (присутствовал на пресс-конференции) и борец-классик Роман Власов. На пресс-конференции речь зашла, разумеется, не только о бизнес-активностях Нурмагомедова. Далее — самое интересное из того, что рассказал экс-чемпион UFC.

О заходе EFC на американский рынок (лига планирует провести первый турнир в США 28 января, EFC принадлежит Хабибу)

— Я завтра вылетаю в Америку на пресс-конференцию, которая будет 15 числа в Майами. Я там больше раскроюсь. Отвечу коротко: у нас есть большая студия, нам не нужно будет летать по городам, договариваться с разными атлетическими комиссиями, чтобы мы могли проводить турниры. У нас будет домик в Майами, в котором будем проводить турниры.

У нас большая команда, и у нас нет такого, что офис, который находится здесь, в России, проводит турниры в США. У нас в Америке отдельный офис есть. Я думаю, что для Шамиля (Шамиль Завуров — президент Eagle FC. — Прим. «СЭ») это вызов будет. Будет некая конкуренция между EFC в США и EFC в России. Ризван Магомедов будет руководить EFC в Америке (Ризван Магомедов — менеджер Хабиба и многих других российских бойцов. — Прим. «СЭ»). Он давно в теме и знает все сообщество ММА. 15 числа анонсируем файт-кард, и я думаю, что он многим будет интересен.

Хотим провести в Америке восемь-девять турниров. Тони Фергюсон и Коди Гарбрандт в EFC? Все может быть. Я думаю, что, скорее всего, Кевина Ли подпишем.

О перспективах Александра Шлеменко

— Во-первых, не будем списывать Фаридуна Одилова со счетов (Одилов — чемпион EFC в среднем весе, будущий соперник Шлеменко. — Прим. «СЭ»). Вы сами видите, какие выступления этот боец показывает. Я вот как человек, который давно в этом виде спорта, думаю, что тут шансы 50 на 50. Во-вторых, это последний бой Шлеменко по контракту. Нам нужно сесть за стол переговоров. Давайте представим, что Шлеменко победил Одилова, — в таком случае у него появляются варианты. Мы-то проводем объединительный турнир в сентябре [с Fight Nights], а Шлеменко в случае завоевания пояса может подраться и в UFC, чей турнир пройдет в октябре в Абу-Даби. Есть такие предпосылки, что его подпишут в UFC, если он станет чемпионом EFC в весовой до 84 кг. Так что я думаю, что надо будет бойца смотивировать, удержать. Я не знаю, что выберет Шлеменко — подраться в UFC или бой с Владимиром Минеевым (Минеев — чемпион Fight Nights в среднем весе. — Прим. «СЭ»). Это уже вопрос точно не ко мне. Шлеменко сам примет решение. Для меня лично было бы интересно, если мы проведем объединительный бой Минеев — Шлеменко. Я думаю, что это самый большой бой, который можно организовать в России между российскими бойцами.

Об инциденте с участием Усмана Нурмагомедова (11 ноября в Москве Усман и его друг Камал Идрисов были задержаны после того, как у аэропорта Уйташ полицейский упал в результате столкновения с их автомобилем)

— Разговоры были и есть. В этом разбиралcя Следственный комитет, я туда не лез, никому не звонил, никого не просил. Каждый человек должен отвечать за свои действия. Без разницы, кто он: Хабиб, Усман или Никита Нагорный. Не знаю, что вам ответить... Вы сами знаете, что органы делали заявление, на просторах интернета все открыто. Вы имеете в виду, как в семье отреагировали? Поверьте мне, Следственный комитет Хабиба Нурмагомедова с ним очень тяжело вопрос решает. С ним даже разговаривать тяжело. Меры были, во-первых, жесткие, во-вторых, правильные. Я не думаю, что вам нужно вдаваться в подробности.

Отсутствие Усмана на пресс-конференции — наказание? Это нельзя назвать наказанием. По тем или иным причинам тут нет и Романа Власова (двукратный олимпийский чемпион по греко-римской борьбе. — Прим. «СЭ»). Это нельзя назвать наказанием. Я помню, когда в детстве мой дневник брали... Я не знаю, сколько из сидящих здесь родителей смотрят за дневниками детей — ведут ли им эти дневники, заполняют ли, смотрят ли, что там пишут учителя. Это же тоже очень важно, ведь это становление ребенка. И вот у меня всегда был дневник, и за этот дневник мне всегда прилетало. Самая ненавистная вещь для меня — это школьный дневник. Потому что учительница резко его брала и там писала. И вот когда отец брал мой дневник, а отец каждую субботу проверял его... Ну там и минусы, и плюсы, и за деньги поощрения, за двойки принуждения, разные подходы бывали — отец всегда писал: «Меры приняты». Я такой думаю... Я же в школе сельской учился, и русский язык у меня не так уж был, и я такой у отца спрашиваю в один день: «А что такое «меры приняты»? Ты уже столько лет тут пишешь «меры приняты». А он говорит: «Ты у учительницы спроси, и она тебе объяснит». Так что по поводу Усмана — меры приняты. Но ни в коем случае это (отсутствие Усмана на пресс-конференции. — Прим. «СЭ») не наказание.

О титульном бое Оливейра — Порье (Оливейра победил удушающим приемом в третьем раунде)

— Что не так пошло у Дастина Порье? У каждого человека бывает ресурс. Бывает, что человек начинает новый бизнес, и вначале он им горит — он идет, бизнес идет, но приходит время, когда он чуть-чуть потухает. И он хочет вывести деньги и открыть другой бизнес. Вначале ты думаешь, что всю жизнь будешь этим заниматься, но приходит время — и ты чуть-чуть к этому бизнесу [остываешь], и ты хочешь во что-то другое вложить. То же самое и у бойца бывает. Есть огонь, голод, когда ты сильно хочешь этого. Приходит время, когда ты хочешь этого, но уже не так сильно. Бывает, что огонь угас, но в контракте-то деньги остались, и эти деньги можно вытащить, подравшись. Бывают такие моменты у бойцов. Я вот это увидел [у Порье].

То, что он после боя сказал, что ему нужно сесть и подумать, нужно ли это ему вообще, — если человеку такие мысли в голову пришли, то значит уже... Он будет выигрывать и проигрывать. Там, где нужно, он не будет идти до конца. Бывает, что смотришь на бойца и видишь, как быстро он меняется. Я это и своим близким говорю, что пока есть время, вам нужно быть активными и драться. И если вот этот переключатель щелкнет, то он уже никогда обратно не вернется. Я думаю, что у него (Порье. — Прим. «СЭ») переключатель щелкнул.

До меня были Фрэнки Эдгар, Бенсон Хендерсон, [Энтони] Петтис, Конор [Макгрегор], потом я пришел. Никто же из них не остался. Все ушли. Сейчас время Чарльза Оливейры. Сейчас время Ислама Махачева, Бенеила Дариуша, Джастина Гэтжи и Чарльза Оливейры. Потом они уйдут и придут другие. Чарльз Оливейра был лучше — задушил и ушел. Это такая карусель, которая никогда не остановится.

О том, может ли боец выйти на второй пик

— Мне 33 года, и, конечно, бывает, что в какой-то момент я меняю мнение, приходят такие мысли в голову. Но по поводу второго пика мне в голову ничего не пришло. Я думаю, что... Ну выиграл Гловер Тейшейра у Яна Блаховича, но я не считаю, что они два лучших полутяжеловеса в мире. Кто лучше, чем они? Есть другие бойцы — например, Магомед Анкалаев. Он лучше. Есть и другие ребята, которые могут очень легко занять их место. Просто на сегодняшний день они там. И все. Придет время, [когда] их быстро сменят. В этом плане я не меняю свое мнение, и это невозможно (выйти на второй пик. — Прим. «СЭ»).

О Джо Рогане

— Почему я не был на подкасте Джо Рогана? Я думаю, что придет время. Я думаю, что подкасты, где... К этому надо готовиться. Но я думаю, что надо побывать. Просто не срослось. Я в хороших отношениях с Джо Роганом. Как комментатор с Джо Роганом никто не сравнится — ни Даниэль Кормье, ни Доминик Круз. Мне близок Джон Аник, но как комментатор он (Роган. — Прим. «СЭ») лучший в мире. Побывать у него на подкасте мне было бы очень интересно. Думаю, что в следующем году побываю.

Критика Рогана в мой адрес (Роган критиковал ударную технику Хабиба в бою с Элом Яквинтой, который состоялся в апреле 2018 года. — Прим. «СЭ»)? Я вообще очень хорошо отношусь к критике. Просто критика дружит с оскорблениями — они всегда рядом. Когда критика переходит в оскорбления — это другой вопрос. Но есть же здравая критика. Моим главным критиком был отец. Он меня никогда не хвалил, а критиковал. Я вырос с этим. Стараюсь критично относиться к близким людям. Когда человек говорит, что мне чего-то не хватает, то это не означает, что я должен бычиться на него и говорить, что я идеальный. Если человек не воспринимает критику, значит, у него есть проблема с гордостью. У него нет восприятия и принятия тех или иных вещей.

О космическом бое Оливейра — Махачев

— Я ушел не по причине того, что мне было не с кем драться. Неправильно меня сравнивать с ними (действующими топовыми легковесами. — Прим. «СЭ») и говорить, вернусь ли я. Оставьте Хабиба в покое. Давайте поговорим об Исламе [Махачеве] и Чарльзе Оливейре. Вот это будет хороший бой. В идеале было бы хорошо, если Оливейра выиграет у Джастина Гэтжи, Ислам выиграет у Бенеила [Дариуша] и победители подерутся где-то в октябре. Будет космический бой. Вернется та интрига, когда дрался Хабиб с временными чемпионами, а также с Конором.

О конфликте между Александром Емельяненко и Артуром Гусейновым

— Я вообще никак не реагировал. Я думаю, что они сами между собой разберутся. Как я понял, они друг за друга что-то знают. Пусть общаются и разбираются. Самое меньшее, что я хотел бы, — это лезть в их кухню. Это меня не притягивает. Пусть сами разбираются.

О том, кто должен был получить «Золотой мяч» (лауреатом приза в 2021 году стал Лионель Месси)

— Я бы дал ["Золотой мяч"] Левандовскому или Бензема. Левандовский, как я думаю, в последние три года лучший в футболе. Посмотрите, что он сделал: выиграл Лигу чемпионов, за два года, по-моему, забил за сборную и клуб 120 голов или даже больше. Это очень много. Очень. За всю историю футбола всего пара человек забивали 120 голов за два года. В этом году у него 65 голов.

О потенциальном бое Хасбика и Абдурозика

— Чтобы люди поняли вообще, какая ситуация: Хасбик в Хушете живет. У нас Сайгид [Изагахмаев], Ислам [Махачев], Гаджи [Рабаданов] тоже там живут, и он их сосед. Мы познакомились с Хасбиком в Хушете до того, как он стал звездой. И когда у нас какие-то мероприятия, бои, мы приглашаем его, чтобы дома не сидел, развеялся. Привозим в Москву. Болельщики тоже хотят его видеть, он интересный ведь персонаж.

Насчет боя [Хасбика и Абдурозика] я даже не знаю. По поводу его боя я не интересовался. Зачем ему нужно драться? Понимаю, что все хайпуют, что в целом это хайповая тема — просмотры, лайки. Но я не думаю, что таким людям надо [драться]. Я не поддерживаю, чтобы он выходил и дрался в октагоне с Абдурозиком и так далее. Они сейчас на сильном хайпе оба. Если они будут дружить, какие-то совместные проекты делать, я думаю, они большую пользу могут принести.

Один бизнесмен, я имени его не знаю, выплатил им то ли по миллиону, то ли один миллион на двоих, чтобы они не дрались. Он увидел, что идет раскрутка этого боя, вышел на них и сделал это пожертвование. И взял с них слово, что этого боя не будет. Такая информация тоже есть. Я бы тоже не хотел, чтобы они дрались.

О чемпионе Bellator в полутяжелом весе Вадиме Немкове

— Можно ли включить Вадима Немкова в топ-3 лучших бойцов из России вне зависимости от весовых категорий? Я думаю, что да, можно было включить Немкова, ну и Петра Яна, Ислама [Махачева].

У нас еще есть [Магомед] Анкалаев и Забит [Магомедшарипов], у которого непонятная ситуация, и он тоже не проигрывал [в UFC]. Много бойцов есть, но сейчас всех не назовешь сразу. Но его (Немкова. — Прим. «СЭ») можно назвать, потому что он выиграл пояс, защитил, хорошо выступает, да и по любителям хорошая карьера. Я думаю, что его спокойно можно было бы [включить в топ-3].

О чемпионе Bellator в полусреднем весе Ярославе Амосове (рекорд — 26-0)

— Насчет Ярослава Амосова... Вообще, говорить, что было бы и что он мог бы [сделать в UFC], — это неправильно. Давайте говорить о том, что он сделал. Ну он же выиграл у [Дугласа] Лимы, Неймана Грейси... Я с ним (Амосовым. — Прим. «СЭ») знаком, хорошо с ним дружу. Выиграл он и у Эда Рута. Хороших и крепких парней он выиграл. Я думаю, что в UFC он далеко пошел бы. У него контракт с Bellator, но если бы он перешел в UFC, он хорошо бы себя проявил, потому что он бьет и борется. Когда у человека одна только дисциплина, то есть большая вероятность того, что он проиграет. А когда человек может и бороться, и бить, и в партере хорошо работать, и есть любительская карьера, и в профессионалах огромный опыт — таких людей тяжело остановить.

О Колби Ковингтоне и его трештоке (Хабиб вновь вспомнил конфликт между Александром Емельяненко и Артуром Гусейновым)

— Было ли желание хоть раз побить его?.. А у вас? Воспринимаете это с журналистской точки зрения? Я же тоже могу иметь профессиональную точку зрения и не бить людей. Вы не думайте, что все, что связано с окружающим миром, можно решать, побив этого человека. Иногда бывает, что профессиональная точка, ну и [то, что] работает. Вы видели, что он (Ковингтон. — Прим. «СЭ») говорил Усману как только их [второй] бой закончился (Ковингтон сказал, что его трешток был для шоу. — Прим. «СЭ»)? Так что я к этому так отношусь.

Конечно, когда человек выходит в интернет, то видео же не удаляются. Они на всю жизнь остаются. Даже вот вы задали вопрос и сказали, что в 2012 году у меня было интервью, а хотя на дворе 2022 год. Вы вспомнили о ситуации, которая произошла 10 лет назад. То же самое — это все будут смотреть наши дети и внуки. Это все не удаляется. Так что совет: если вы боец и хотите подогревать интерес к какому-то бою, лучше не заходить в оскорбления, материться.

Что происходит между Александром Емельяненко и Артуром Гусейновым — на это, как минимум, неприятно смотреть. Хотя это ни вас, ни меня не касается, а лично их, и они бодаются, но это неприятно как минимум, потому что подрастающее поколение смотрит и думает: «Разве так тоже можно было?» Так что это очень опасная вещь. Я бы не хотел бы. То, что он там говорит, мне неприятно, и одним ударом тут не решить. Просто индустрия в этом направлении идет. Было бы хорошо, если такие, как я и Колби, это все останавливали. Продвигать же можно по-разному. Это я не поддерживаю, но и по голове кому-то давать я бы не хотел.

О том, возможно ли то, что Абдулманапа Нурмагомедова включат в Зал славы UFC

— Да, было предложение на днях. Насчет Зала славы — это будет зависеть от Ислама Махачева, Умара Нурмагомедова, от наших ребят. Вот представьте. В одном весе чемпион ушел, а ему на смену другой пришел. Это же не то, что мы пришли к нему в 23-летнем возрасте, когда за спиной огромная любительская карьера, а впереди — UFC. Мы же тренировались у отца с 2000 года. И вот так, чтобы вырастить двух чемпионов в одном весе и в одном поколении, — я думаю, для тренера это дорогого стоит.

И если в UFC, конечно, обратят внимание на такой успех, такое воспитание, я думаю, что отец заслуживает права быть в Зале славы. Но ведь у нас есть еще Усман и Абубакар [Нурмагомедовы]. Если Зубу (Зубайра Тухугов. — Прим. «СЭ») мы с 2013 года знаем, то эти ребята выросли у него (Абдулманапа. — Прим. «СЭ») дома, перед его глазами, на его тренировках. Так что думаю, что да. Это вопрос UFC. Я такие моменты не лоббирую, не хочу быть к этому причастным. Но если они решат, будет очень приятно.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости