"Мне будто отрезали колени, сломали ноги". Первый темнокожий хоккеист НХЛ

Иван Шитик
Корреспондент
13 ноября 2018, 15:15
Венсан ЛЕКАВАЛЬЕ (слева), Вилли О'РИ (в центре) и Джером ИГИНЛА. Фото AFP Вилли О'РИ. Фото AFP Герберт КАРНЕГИ. Кевин УИКЗ (слева) и Вилли О'РИ. Фото AFP
Сегодня в Зал славы был введен Уилли О'Ри. В январе "СЭ" опубликовал этот материал: портал The Undefeted вспоминает историю первого темнокожего хоккеиста в НХЛ.

Кандидаты, не получившие шанса

НХЛ стала последней из четверки главных профессиональных лиг Северной Америки, в которой появился темнокожий игрок. И причиной этому была не сама лига, владельцы, генеральные менеджеры или тренеры. Во всяком случае, так писал на страницах The Hockey News журналист Лен Брэмсон 1 февраля 1958 года – через две с половиной недели после того, как Уилли О’Ри сломал цветной барьер, дебютировав в составе "Бостона".

"Тот факт, что до О’Ри в НХЛ никогда не выступали негры, можно считать виной только самих негров", – продолжал Брэмсон.

О’Ри смешно сейчас слышать эти слова. Герберт Карнеги. Арт Доррингтон. Стэн Максвелл. Джон Утиндали. Любой из этих игроков, по заверениям О’Ри, мог пробиться в НХЛ раньше него. Так что, когда ему говорили, что он станет первым, кому удастся сломать цветной барьер и попасть в высший свет, он пропускал эти слова мимом ушей.

Карнеги и Доррингтон долгие годы ждали своего шанса, им также говорили эти приятные слова, ну и чем это закончилось? Никто из них так и не попал в НХЛ. Максвелл, который был партнером О’Ри по фарму "Бостона", и Утиндали, подписавший контракт с фармом "Детройта", который базировался в Эдмонтоне, так и не дождались своего шанса.

"Тогда выступали сразу несколько темнокожих хоккеистов. И я не могу объяснить, почему никто из них не получил шанса, – говорит О’Ри. – Может, лига не готова была видеть столько хоккеистов с черным цветом кожи. Может, тренеры и генеральные менеджеры считали, что в тренировочных лагерях есть игроки посильнее".

НХЛ не должна была стать последней в череде лиг, которые пустили в свои ряды темнокожих игроков. Если бы лига согласилась бы предоставить равнозначные права и зарплаты любым хоккеистам в независимости от расы, то НХЛ могла бы вполне стать вообще первопроходцем в этом вопросе.

"Были игроки, которые заслуживали этой чести, но она им не была оказана, – продолжает О’Ри, который в свои 82 года сейчас занимает пост официального посла НХЛ. – Стэн был ни в чем не хуже меня. Он имел все шансы на то, чтобы первым сломать цветной барьер. Как я уже говорил, мы отыграли вместе восемь сезонов. И мы всегда ценили другу друга и признавали класс нашей игры. Знали, на что способны. Когда мы выходили на лед, то могли творить, а не просто ждать удачного момента".

О’Ри всегда считал, что самым сильным темнокожим игроком был Карнеги. И тогда история могла сложиться свершено иначе.

Главный тренер "Бостона", Милт Шмидт, вызвал О’Ри в основной состав, чтобы хотя как-то встряхнуть команду. У "Брюинз" было несколько вариантов выбора из игроков фарма, но они все же остановили свой взор на Уилли. В дебютном матче левому вингеру отличиться не удалось. Да и столь знаковое событие осталось несколько в стороне, ведь "Бостону" удалось остановить практически непобедимый в то время "Монреаль" (3:0).

Вилли О'РИ. Фото AFP
Вилли О'РИ. Фото AFP

Оскорбления для Карнеги

Если бы в лиге первым дебютировал Карнеги, то все сложилось бы иначе. И, скорее всего, это случилось бы на 11 лет раньше. А именно 1 апреля 1947 года на домашней арене "Бостона", через год после того, как НФЛ пустила в команду темнокожего игрока, и за две недели до того, как Джеки Робинсон ступил на бейсбольное поле. Карнеги мог дебютировать в составе "Монреаля" в четвертом матче серии плей-офф против "Брюинз", который закончился победой "Канадиенс" со счетом 5:1.

Лэрри О’Брайен, комментатор одной из канадских станций, 29 марта 1947 года первым сообщил новость о том, что руководство клуба и главный тренер "Монреаля" Дик Ирвин впечатлены игрой нападающего. И хотя позже тренер настаивал, что произошло недопонимание, разные источники утверждают, что возможность дебюта действительно существовала. Но она так и не воплотилась в реальность.

Лучший шанс пробиться в НХЛ у Карнеги был в 1948 году, когда он оказался в системе "Рейнджерс". 28-летний нападающий был приглашен в тренировочный лагерь для новичков команды, а затем ему был предложен контракт на 2,7 тысячи долларов, чтобы он играл за фарм клуба из Нью-Йорка из низшей лиги – "Такома Рокетс".

Карнеги посчитал это оскорблением. Ведь в составе "Шербрука" он получал 5,1 тысячи, а в прошлом сезоне набрал 127 (48+79) очков в 56 играх. Тогда "Рейнджерс" повысили свое предложение – 3,7 тысячи и соглашение с "Сент-Полом". Но и этот вариант Герберт отверг.

Наконец, боссы сделали последнюю попытку: 4,7 тысячи долларов и контракт с фармом из АХЛ – "Нью-Хэйвеном". Также Карнеги добился права провести четыре дня в тренировочном лагере основной команды "Рейнджерс", где он мог бы доказать оправданность своих претензий на попадание в НХЛ.

Герберт был доволен итогами тренинг-кэмпа. Он считал, что смог проявить себя. Но команда из Нью-Йорка повторила последнее предложение. "Рэмблерс" выступали всего на один уровень ниже, также в клубе не уставали ставить в пример Робинсона, который также отыграл один год в фарме, прежде чем попал в основу.

Карнеги, на тот момент отец уже троих детей, все же решил отказаться. Ведь урезание зарплаты, а также отсутствие гарантии приглашения в основной состав, не прокормили бы его семью. В то время в НХЛ насчитывалось всего 126 рабочих мест. Тогда не было никаких агентств, а профсоюз игроков был сформирован только через 19 лет. Так что игрокам оставалось уповать исключительно на благосклонность руководителей и владельцев клубов.

За десять лет до этого, тогда еще 18-летний Карнеги, дебютировал в команде "Торонто Янг Рейнджерс" из хоккейной ассоциации Онтарио. Владелец команды, Эд Уилди, договорился с владельцем "Торонто" Конн Смайтом, который позволил команде тренироваться на арене "Мэйпл Ливз".

Однажды Уилди отвел Карнеги в сторонку и указал тому на трибуну, где сидел Конн Смайт: "Видишь этого мужчину? Это – Конн Смайт, владелец "Торонто Мэйпл Ливз". Он сказал, что завтра же пригласил бы тебя в команду, если бы ты был белым".

Смайт произнес следующие слова: "Я заплачу 10 тысяч долларов любому, кто сможет сделать Герберга Карнеги белым", – рассказывал наш герой в одном из интервью.

"Я услышал эти слова в 18 лет, – продолжал Карнеги. – Как вы бы чувствовали себя на моем месте? Я никогда этого не забуду, потому что для меня это было сродни тому, что мне отрезали колени, сломали ноги… Это было ужасно.

Я обожал эту игру. Но тогда мне казалось, что меня предали. Мне так и не дали шанс проявить себя. Передо мной были закрыты все двери. И как бы я не любил хоккей, но мне не дали сделать следующий шаг".

Бывший арбитр НХЛ Рэд Стори подтверждает эти слова: "Есть причина, почему Герб Карнеги не сыграл в НХЛ. Все очень просто. Он – черный. И не стоит думать, что в Канаде в те годы все было сильно иначе".

Тогда Карнеги решил не сдаваться. Он продолжил играть и выступал вместе с братом, Осси. В 1941 году к ним присоединился Мэнни Макинтайр. Они стали первой темнокожей тройкой в истории североамериканского хоккея, если не считать членов Цветной хоккейной лиги, которая базировалась в Приморском союзе трех провинций Канады и просуществовала с 1895 по 1930 годы.

"Карнеги обязан был попасть в НХЛ, – настаивает О’Ри. – Он был прекрасным игроком. И имел все права выступать в высшей лиге".

Герберт КАРНЕГИ.
Герберт КАРНЕГИ.

Кто сломает цветной барьер?

В 40-х в НХЛ так и не был сломан цветной барьер. Но в 1950-м пошли новые разговоры, когда первый темнокожий игрок появился в НБА.

Журналист Chicago Defender Рас Коуэнс посвятил целую статью нападающему Альфу Люси, который наводил шороху на катках Виннипега.

"Хоккейные эксперты пророчат ему большое будущее, – писал журналист. – Так что не стоит удивляться, если через пару лет мы увидим его на площадке Национальной хоккейной лиги. Для хоккея он может стать тем же, кем Джеки Робинсон стал для бейсбола – парень может сломать цветной барьер.

Также не стоило забывать про Арта Доррингтона, 20-летнего уроженца Новой Шотландии, который заключил соглашение с "Рейнджерс" и стал первым афроамериканцем, получившим профессиональный контракт. Но нападающий был быстро отправлен в состав "Атлантик-Сити" из Восточной любительской лиги.

Зато Доррингтон стал первым чернокожим игроком, сыгравшим в профессиональный хоккей на американском льду. С трибун за ним наблюдал генеральный менеджер команды из Нью-Йорка Фрэнк Буше, тот самый, который вел изнурительные переговоры с Карнеги, и он остался доволен увиденным.

Но также после игры Буше говорил, "что хочет посмотреть на игрока на протяжении длительного периода времени" и "что ему не помешает провести пару сезонов в фарме". Доррингтон, который завершил сезон с 18 голами, позже сам подтвердил, что ему "нужно еще пару лет".

Доррингтон и Люси практически не знали ничего друг о друге. На протяжении пяти лет Мэтт оставался единственным чернокожим игроком во всех фарм-клубах. Все изменилось 19 ноября 1955 года, когда Люси присоединился к команде из Нью-Хэйвена.

Шесть дней спустя, на глазах почти 4-тысячной толпы Доррингтон и его "Филадельфия Рэмблез" принимали Люси и его "Блэйдз". "Нью-Хэйвен" победил со счетом 8:7, а Люси забросил одну из шайб (всего в сезоне-1955/56 на его счету было 18 точных бросков).

А еще через год Альф проинформировал главного тренера "Вишингтон Лайонз" Реда Митчелла о том, что завершает карьеру. Доррингтон также ушел из спорта, когда его призвали в армию США.

Он провел 22 месяца в Германии, на короткий период вернулся в хоккей в сезоне-57/58, после чего на его карьере был поставлен окончательный крест. В игре с "Клинтоном" Доррингтон убежал в отрыв. Чтобы избежать голевого момента, один из соперников поставил Арту подножку. Тот неудачно упал на лед и сломал ногу. Так бесславно закончилась столь многообещающая карьера.

Вилли О'РИ (справа). Фото AFP
Кевин УИКЗ (слева) и Вилли О'РИ. Фото AFP

Одноглазый хоккеист

Тем временем, о себе все громче стали заявлять Уилли О’Ри и Стэн Максвелл. Они оба попали в фарм "Бостона" и стали первыми темнокожими игроками, вышедшими на лед в форме команды НХЛ. Это случилось 20 сентября 1957 года, когда оба приняли участие в выставочном матче против "Спрингфилда", закончившегося победой "Брюинз" – 4:2.

При счете 1:0 О’Ри перехватил шайбу в центральной зоне, выполнил несколько ярких финтов и выложил шайбу прямо на клюшку Бобу Армстронгу, которому только оставалось не промахнуться по пустым воротам. В конце того же периода пришла очередь отличиться уже Максвеллу. Он выверенным пасом вывел на ударную позицию Лео Лабина, который также оказался точен.

Через несколько дней в прессе появилась информация, что третий темнокожий игрок, Джон Утиндали, присоединился к "Эдмонтону" – фарм-клубу "Детройта".

Гонка за право стать первым темнокожим игроком в НХЛ еще никогда не была столь острой. Фаворитом считался О’Ри. Также многие полагали, что вместе с О’Ри одновременно может дебютировать и Максвелл.

Стэн был близким другом Уилли. И он долгое время помогал сохранить один важный секрет. Дело в том, что в 1955 году шайба угодила О’Ри в голову, в результате чего он ослеп на правый глаз. Это случилось в игре против "Гелфа" в матче юниорской лиги, когда Уилли еще выступал за "Китченер-Уотерлу".

Шайба, рикошетом от клюшки, попала прямо в правую часть лицо. Лицо О’Ри сразу же залила кровь. Он упал на лед и бился в агонии. Позже врачи объявили, что у игрока сломаны нос и скула, и что он может забыть о профессиональной карьере.

Но О’Ри смог перебороть свои страхи и вернулся на лед, хотя потерял зрение правым глазом на 95 процентов. Молодой нападающий многим рисковал, скрывая свой недостаток. Позже Милт Шмидт высказывал недовольство поступком О’Ри, хотя признавал, что, если бы знал о состоянии здоровья игрока, то не позволил бы ему дебютировать в НХЛ.

Уилли поделился этой информацией лишь с двумя людьми: своей сестрой, Бетти Робинсон, и Максвеллом.

"Мы играли вместе, и я хотел, чтобы он знал о моем недостатке. Чтобы он понимал, почему я так сильно кручу головой на площадке, – объясняет О’Ри. – Поначалу было непросто, но потом я привык и уже даже забыл, что не вижу правым глазом. Стэн знал, на что я способен на льду. И мы нашли отличное взаимопонимание".

О’Ри остался единственным темнокожим игроком, который начинал сезон-1957/58 в фарм-клубе, а потом попал в основу. Всего в НХЛ нападающий провел 45 матчей (2 – в 1958-м и еще 43 – по ходу сезона-1960/61) и набрал 14 (4+10) очков.

По сей день О’Ри не понимает, почему Максвелл так и не получил шанса. Утиндали не продвинулся дальше нескольких тренировочных лагерей "Ред Уингз". Его брат, Пол, настаивает, что клуб целенаправленно не пускал хоккеиста в основной состав.

"Если говорить мягко, что причиной, по которой Джон не попал в НХЛ, был тренер и генеральный менеджер "Детройта" Джек Адамс, – рассказывал в одном из интервью Пол. – Джон женился на белой девушке. И кое-кому такой межрасовый брак очень не понравился…"

В сезоне-1982/83, когда отмечалось 25-летие падения цветного барьера, из 552 игроков приходилось только трое темнокожих. В 2008-м, на 50-летие знаковой даты, в лиге таких игроков насчитывалось 21. Сейчас эта цифра приближается к 30.

О’Ри повидал многое за свою карьеру. Именно поэтому он остается в игре в роли почетного посла НХЛ и старается хоть как-то помогать темнокожим хоккеистам.

"Говорят, что ничего не происходит просто так", – заключает Уилли О’Ри.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир