Александр Овечкин: «Кубок мира — обычный турнир. Хочу на Олимпиаду». Эксклюзивное интервью

20 ноября 2019, 20:20

Статья опубликована в газете под заголовком: «Александр Овечкин: «Кубок мира — обычный турнир. Хочу на Олимпиаду»»

№ 8080, от 21.11.2019

Вашингтон
Александр Овечкин. Фото Александр Федоров, "СЭ" Александр Овечкин. Фото AFP Александр Овечкин. Фото Reuters Александр Овечкин (справа). Фото AFP
Эксклюзивное интервью суперзвезды «Вашингтона» и сборной России Александра Овечкина — об Олимпиаде в Пекине и Кубке мира, рекорде Уэйна Гретцки и лидерстве «Кэпиталз» в НХЛ.

— Гэри Бэттмен заявил, что Олимпиада разрушает сезон НХЛ. Неужели лига не поедет и в Пекин?

— Сейчас тяжело что-либо говорить по поводу этих высказываний. У нас еще нет нового Коллективного соглашения. Понятное дело, что игроки хотят поехать на Олимпиаду и представить свою страну. Но все будет зависеть от нового соглашения. Там уже посмотрим.

— Говоря о его словах, что же такого разрушительного в том, чтобы прервать чемпионат на две недели?

— Его тоже можно понять в том плане, что есть ТВ-трансляции, договор между лигой и телевидением. Существует много нюансов, которые мешают ему сделать так, чтоб мы поехали на Олимпиаду без всяких вопросов.

— В прошлый раз вы были самым активным борцом за то, чтобы игроков отпустили на Олимпиаду. В этот раз планируете подобное? Будете агитировать?

— Агитировать-то, конечно (улыбается). Я хочу поехать — здесь нет никаких секретов. Повторюсь, все будет зависит от нового соглашения. Исходя из этого уже будем делать какие-то выводы. Сейчас нет смысла вилами по воде водить.

Александр Овечкин. Фото Reuters
Александр Овечкин. Фото Reuters

— Во время прошлой Олимпиады у вас был контракт, в 2021 году он уже закончится. Есть мысль, что если вдруг снова не отпустят, покинуть лигу?

— Опять же, еще один год будем думать, будем разговаривать. Тяжело что-то точно сейчас сказать. Будем принимать решение ближе к этому времени.

— Наверняка в «Вашингтоне» мечтают, чтобы вы остались в какой-то роли в клубе и после окончания карьеры. Какие у вас мысли на этот счет?

— Нужно беседовать с владельцем команды. Мои мысли пока еще играть. До тех пор, пока есть силы и желание. Почему бы не поиграть?

— Вместо Олимпиады обещают проведение Кубка мира. Насколько этот турнир нужен? Не считаете ли его неудачной заменой Олимпиады?

— Сравнивать Кубок мира с Олимпиадой нереально. Для меня это обычный турнир. Кубок мира? Пусть называют, как хотят. Для меня выступать на Олимпийских играх намного почетней, чем на Кубке мира. Это один из самых главных турниров.

— Все болельщики, особенно в России, пристально следят за вашей статистикой в связи с гонкой за рекордом Уэйна Гретцки. Вы сами обращаете на это внимание?

— Конечно, когда находишься не так далеко от каких-либо рекордов — понятное дело, что хочешь приблизиться к ним. Но, честно говоря, до рекорда Гретцки мне еще далековато.

— Знаете, сколько у вас сейчас голов?

— Тринадцать? (Интервью состоялось до матча с «Анахаймом», в котором Овечкин забил 14-й гол. — Прим. «СЭ»).

— А вообще за карьеру?

— Нет, не знаю.

— Я вам скажу — 672.

— 672. Понял.

Александр Овечкин. Фото AFP
Александр Овечкин. Фото AFP

— Ваш силовой прием против форварда «Монреаля» Друэна вызвал неоднозначную реакцию. Вы сказали, что хоккей — не балет. Нет ли такой мысли, что на сегодняшний день хоккей действительно смахивает на балет? Становится все меньше жестких силовых приемов.

— Конечно. Лига меняется. Если брать 90-е — тогда правила были другие. Когда я пришел в лигу — тоже. Но без силовой борьбы никуда. И если это просто силовой прием, какие могут быть вообще разговоры?

— Когда вы только пришли в НХЛ, жесткости было больше?

— Однозначно. Тип игроков, которых драфтовали, был другой. Хоккей тоже. Сейчас драфтуют более маленьких, скоростных. Раньше выбирали, наоборот, больших и тяжелых. Можно было и подраться, и сделать хит. Здесь все зависит от того, в каком направлении лига развивается. Сейчас все совсем по-другому.

— Евгений Кузнецов говорил, что не хочет, чтоб его сын становился хоккеистом. Какие у вас мысли на этот счет?

— Конечно, мне хотелось бы продолжить хоккейную династию. Опять же, моя мама занималась баскетболом, отец — футболом, я — хоккеем. Следовательно, чем сын захочет заниматься, тем и будет. Мы не станем препятствовать. Это его жизнь, его судьба. Будем только помогать.

— Благодаря чему «Вашингтон» так круто стартовал в этом сезоне?

— Благодаря поддержке всех болельщиков (улыбается).

— Не боитесь, что получится, как с «Тампой» в прошлом году? Рекорды в регулярке, а потом провал в Кубке Стэнли.

— Понятное дело, что спады будут. Без них никуда. Хорошо, что мы начали сезон так успешно. Если посмотреть по статистике — намного легче, когда набираешь очки в начале сезона. Потом проще проходить этот спад. Не так сильно переживаешь, если проиграл два-три матча. А так, это нормально. Будут и поражения, и победы.

Александр Овечкин (справа). Фото AFP
Александр Овечкин (справа). Фото AFP

— У вас в «Вашингтоне» есть интересный ритуал, где вы во время раскатки бьете друг друга по... Ну, вы поняли.

— По чему именно бьем? (Улыбается.)

— Не могу этого сказать. На последней игре вы так били Карлсона ...

— Что мы там делали? Ну-ка, ну-ка, у нас много ритуалов...

— Бьете клюшкой по ракушке...

— Ракушка? У кого ракушка?

— Вы поняли, о чем я — не прикидывайтесь.

— Понял-понял (смеется).

— Откуда такой ритуал взялся?

— Мы это уже давно делаем. Иногда даже по привычке: выходишь на лед и уже досконально знаешь все свои действия. В каждой команде у каждого игрока есть свои заморочки, какие-то штучки, которые они делают, поэтому все нормально.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
38
Офсайд
Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир