Новая «Магнитка»: контракты Мозякина, Плотникова и Прохоркина. Вся правда от наследника Величкина

19 июня 2020, 15:05

Статья опубликована в газете под заголовком: «Сергей Ласьков: «Чтобы подписать Прохоркина пришлось включить самые верхние рычаги в лице президента клуба»»

№ 8220, от 22.06.2020

Сергей Мозякин. Фото Владимир Беззубов, photo.khl.ru, photo.khl.ru
Вице-президент «Металлурга» Сергей Ласьков пришел из баскетбола. В интервью он не менее ярок и откровенен, чем его предшественник Геннадий Иванович

О контракте с Прохоркиным можно будет объявить после 1 июля

— Ваш предшественник Геннадий Величкин вызывал меня бороться на руках, вы чуть не дали Зислису «втык». Что тогда произошло?

— Я не слишком эмоциональный человек. Но в сделке на тот момент все точки не были расставлены. Я не сдержался и был не прав. И принес Михаилу свои извинения. Каждый выполняет свою работу.

— Ранее многое говорилось о создании новой команды. Но получилось так, что у вас много новых имен, а средний возраст все равно высокий.

— Вы правы. Но молодежь нужно тащить. Только на ней одной результат не сделаешь. Когда спонсор вкладывает средства, то хочется достичь результата. У предыдущей команды и поучиться особо было нечему — от того и все равнодушие. Но средний возраст у нас все-таки упал. Я считаю, что в 28-29 лет мужик находится в полном рассвете сил и может показывать результат. Мы же не называем Овечкина старым. Он лучший в лучшей лиге мира. То же самое и про Малкина можно сказать. Конечно, после 35 тяжелее при таких нагрузках. Опытные игроки должны показать молодежи, как нужно работать.

У нас тоже есть желание, как у Игоря Еронко в «Авангарде», ввести в состав 13 своих игроков, но мы реалисты. Текущая перестройка коснулась не только основного клуба, но и молодежной команды, и детской школы. Пришлось многое поменять. В рамках комплектования и борьбы за молодежь участвовал даже наш президент. Да, мы отдали несколько молодых игроков, но в их число не попали те, которых просили другие клубы. Зато удалось сохранить ребят 2003 года, который уже наступает на пятки 2001-му. А мариновать остальных в четвертом звене, в роли 13-го нападающего или в ВХЛ — нельзя. Тем же Спиридонову, Ольшанскому и Дорофееву необходимо дать шанс раскрыться. Им нужно шагнуть вперед, а мы этого дать им не могли. В конце сезона, вероятно, уже увидим в деле наших воспитанников 2003-го года.

— Нет сомнений, что после переезда из Лос-Анджелеса в Магнитогорск у Прохоркина не будет прежних стимулов?

— Настрой у него хороший. Он хочет играть на высоком уровне. Дальше многое будет зависеть от профессионализма тренерского штаба, чтобы хоккеист горел желанием. Прохоркин — не мальчишка, а профессионал. Не владею ситуацией, почему он не перешел в СКА. Зато Николай принял наше предложение, с ним общался Воробьев. Приехал — доказывай. «Магнитка» выиграла два Кубка Гагарина, здесь есть определенные традиции. Выходить на лед, просто отбывать номер и в ответ получать что-нибудь летящее в тебя с трибун — это должно заводить. По себе помню, когда играл в баскетбол. Прохоркин из тех мужиков, которым в таких ситуациях надо доказывать свой уровень.

— Есть ли у вас сомнения относительно каких-то принятых селекционных решений?

— Решение принято, и я за него отвечаю. Если что-то не получится, то в этом виноват буду я. Если же бояться ошибиться и ничего не делать, то и не стоит вообще двигаться по жизни.

— Насколько вы удовлетворены тем, что удалось сделать в плане комплектации?

— Не все из того, что замышляли, получилось. Могли бы и лучше сработать, хотя и приложили максимум усилий, чтобы создать команду, способную бороться за самые высокие места.

— Вы сталкивались с тем, что в Магнитогорск не все хотят ехать?

— Такого большого отторжения не было. Отказались два человека — иностранец и русский.

— Русский?! Насколько мы помним, в «Металлурге» никогда не задерживали зарплату.

— В этом сезоне была задержка на десять дней. Но мы выплатили небольшой процент за неустойку. Наш президент — человек слова.

— Чем мотивировал российский хоккеист свое нежелание переходить в «Металлург»?

— Он сказал, что не готов. Но когда этот игрок подписал контракт с другой командой, я понял, что у него это предложение было раньше. Он выбрал клуб поближе к Москве.

— Стоит ли ждать от «Металлурга» каких-то громких обменов и трансферов?

— Больших трансферов не будет. Мы уже укомплектованы. Некоторые подписания не объявляем из-за технических моментов. Например, Прохоркина можно будет только после 1-го июля.

Возможно, у Мозякина откроется второе дыхание

— Это нормально, когда легионер, в данном случае Нестрашил, занимает позицию третьего центра?

— У нас получается хорошая глубина в линии нападения. В предстоящем сезоне в третьем звене с ним первоначально планируются Мозякин с Карповым. Сборы покажут, в каком состоянии находятся игроки. Может, это будет второе звено. Ваш любимый Кулемин, между прочим, у нас на доске пока в четвертой тройке.

— Виктор Антипин сказал, что был готов к понижению зарплаты, но не готов к тону, в котором оно предлагалось. Вы не всегда корректно вели себя в беседах с хоккеистами?

— Нет. Особо никого не прессовали. Мы рассматривали Антипина и Яковлева в первых рядах, как основных атакующих защитников. Им было сделано предложение, и я хотел, чтобы они поделились своим видением. Егор пошел на контакт, а Витя сказал «нет». Мы прекрасно понимаем всю ситуацию — половина семьи у Антипина живет в Москве. Это постоянные нервы, которые сказываются на подготовке. Клуб предложил ему такой же контракт, как и СКА, надеясь на то, что он все-таки наш воспитанник. Но мы нашли компромиссы по поводу тяжелых контрактов с Кулеминым, Мозякиным и Дроновым. На них мы пытались создать первоначальную базу. Приношу извинения, если кого-то обидел. Но я всегда стараюсь быть корректным.

— Все знают о потолке в 900 миллионов. Сколько процентов выбрано из этого потолка на игроков, которых вы уже подписали?

— Любой человек, который имеет какую-то сумму, всегда процентов пять оставляет в качестве резерва. Вдруг что-то случится с ребятами, и нужна будет замена. 880 миллионов мы уже выбрали по контрактам, а 20 осталось в запасе.

— Сергей Плотников перешел в «Металлург» с большой зарплатой в 70 миллионов. Вы не пытались перезаключить с ним контракт на новых условиях, как делают со своими игроками другие клубы?

— Мы общались с его агентом. Определенных соглашений достигли. Но он все равно один из самых дорогих игроков команды. У наших хоккеистов бонусы составляют 20 процентов. Если у игрока есть желание попасть в топ-3 по результативности в лиге, то таких бонусов у нас больше нет. Доход хоккеиста привязан только к командным премиям — для этого «Металлург» должен попасть в четверку лучших команд. Все игроки находятся в одинаковых условиях. Это называется «общий командный интерес».

— Вы платили компенсацию за финских игроков Песонена и Ламмикко?

— Да, но не такую, как писали в прессе. Особенно про Песонена. За ту сумму, которую мы выплатили «Спартаку» — 3 миллиона, агент Ламмикко пошел нам на уступки в требованиях по зарплате.

— Оставить Сергея Мозякина — неоднозначное решение. Это было желание Ильи Воробьева?

— 39 лет — конечно, критический возраст, но Сергей очень много сделал для команды. Большинство игроков не имеет таких рук даже в 30. Возможно, Сергей уже не вытянет весь матч. Но при своем молчаливом характере он может помочь клубу, даже невзирая на травмы. Да, его контракт сильно снижен. Но я считаю, что мы не должны были просто так расставаться. Хоккеист такого уровня должен уходить по-другому. Илья Петрович видит, как использовать Сергея более рационально, чтобы он получал кайф. Возможно, у него откроется второе дыхание. Мозякин не любит давать интервью, но у него есть преданность хоккею и работе.

— Не слишком ли это дорого за 50 миллионов?

— А почему вы не задали тот же вопрос о Данисе Зарипове?

— Совершенно разные люди.

— Соглашусь. Но здесь сыграла роль политкорректность. Мы хотели видеть его в составе, поэтому переговоры и длились так долго. Он был лучшим бомбардиром в прошлом сезоне. Наша молодежь у него учится.

Шестого иностранца в «Магнитке» не будет

— У вас много защитников, с учетом того, что играет всего шесть.

— Восемь защитников — не так много. У некоторых клубов есть 11. Мы рассчитываем побороться в плей-офф, где лишним такое количество игроков не станет. Всякое бывает в сезоне. Все могут получить травму, о чем мы можем легко судить по прошлому году. Хотя, тогда сыграла недоработка тренерского штаба в предсезонке.

— На рынке есть Пульюярви, который играл в «Кярпяте» в одном звене с Ламмикко. Его не рассматривали?

— Мы бы не потянули его финансово. Ламмикко тоже хотел уехать в НХЛ, но решил попробовать себя в нашей лиге. После подписания вратаря Олкинуоры нам прислали фото, где все три финна вместе. Это важно, что они уже хорошо общаются между собой

— И все трое не смогут приехать.

— Мы надеемся, что приедут. На велосипеде через границу (смеется). А там разберемся.

— У вас уже есть пять легионеров, значит ли это, что вопрос с Расмуссеном закрыт окончательно?

— Да. Шестого иностранца не будет. Подход к иностранцам имеет свою специфику. Если мы приглашаем легионера, то он должен играть. Когда кто-то будет выпадать из состава — это психологически бьет по хоккеисту. Зачем брать шестого, который останется сидеть на лавке?

— Вы просто не хотите платить человеку, который не играет?

— Мы сами не готовы к шестому легионеру. Тот же «Трактор» берет шестого иностранца. Но мы — нет.

— Бек в минувшем сезоне оставил в «Авангарде» неоднозначное впечатление. Что вы намерены с ним делать?

— У игрока такого уровня должно быть чувство победы. Илья Петрович разработал целую концепцию общения с Беком. Надеюсь, они найдут точки соприкосновения. Команду нужно немного взбодрить. В том году в раздевалке стояла гробовая тишина — такого быть теперь не должно.

— Швырев вернулся из Северной Америки, а почему не удалось уломать Загидуллина и Каменева?

— Я лично разговаривал с каждым из них. У Артема есть мечта заиграть в НХЛ. Он хочет что-то доказать. Тот же Самсонов высказывал Артему свое мнение. Илья доказал, у него все получилось в «Вашингтоне». Возможно, Загидуллину ранее в «Металлурге» особенно не доверяли, что и повлияло на его нынешнюю точку зрения. Ему было сделано хорошее предложение, но у парня есть цель. По Каменеву — та же ситуация. Учитывая это, мы и пошли на обмен прав на него в СКА.

— Вариант с Прохоркиным не был очевидным. Как удалось по нему договориться?

— Мы в один момент поняли, что вторым вратарем будет иностранец, поэтому хотели заполучить русского центрфорварда. Когда стало ясно, что «Кингз» не попали в плей-офф, то начали прорабатывать вариант с Прохоркиным. Пришлось включить самые верхние рычаги в лице президента клуба. В этом году Виктор Филиппович принимал активное участие в селекции. Мы обсуждали с ним все. Когда начали совершать обмены, он даже сказал, мол, вы начали играть в какие-то колпачки (смеется). Надеюсь, что они удачно для нас разложились.

— Швырев играл в АХЛ без особого успеха. Ему по силам пробиться в «Металлург»?

— По сравнению с тем, что было до его отъезда в Северную Америку, он стал хоть немного читать игру. Это здоровый нападающий с хорошим катанием. Неплох для четвертого звена. Контракт у Игоря не такой большой, но он готов работать. В АХЛ его этому научили.

— Не так давно, президент ЦСКА Игорь Есмантович сказал, что у него есть экономическое обоснование потолка в 1,3 миллиарда, а КХЛ обоснования в 900 миллионов не дает. Как вы относитесь к этой ситуации?

— Под любую цифру можно придумать любое экономическое обоснование. Давайте не будем снова рассуждать о фиксированном потолке зарплат в 900 миллионов. Этот вопрос уже решен. Многие обоснуют 1,3 миллиарда тем, что клуб хочет удержать игроков. Но эти хоккеисты уже объявили свое желание уехать не по причине маленьких контрактов в КХЛ, а тем, что они хотят попробовать себя в лучшей лиге.

В прошлом сезоне наш хоккей был неприглядным

— Нападающий Дорофеев совсем недавно считался надеждой клуба, играл в финале молодежного чемпионата мира, а вы его легко обменяли в «Трактор».

— Все в руках Паши. Он обладает данными, чтобы вырасти в хорошего игрока. Ему надо добавлять в мышечной массе, улучшать видение площадки. Держать такого парня тринадцатым нападающим или давать несколько минут в четвертом звене — это неправильно по отношению к нему. Он не будет развиваться. Надеюсь, в «Тракторе» ему найдут лучшее применение и, быть может, Дорофеев по-другому раскроется. К нему ничего личного нет. Пашка легковат для четвертого звена. Когда же результаты команды сыпятся, то не каждый тренер рискнет поставить молодого игрока.

— Смотреть за хоккеем в исполнении «Металлурга» в прошлом сезоне было очень тоскливо. Чего ждете в новом чемпионате?

— Соглашусь полностью, что хоккей был очень неприглядный. Надеюсь, команда теперь станет больше похожа на «Металлург» образца 2016-17 годов. Надо играть агрессивно, лезть на чужие ворота, комбинационно, а не просто отшвыривать шайбу и чего-то ждать. Вы же сами видели, что Кошечкин может пропустить одну свою, но впереди же вообще ничего нет. Так и у самого вратаря настроение падает. «Металлург» должен будет добавить, в том числе и в силовой составляющей. Состав позволяет это сделать. У нас есть два-три заводилы в команде, на которых очень надеюсь. Молчания в раздевалке, как происходило в прошлом сезоне, быть уже не должно.

— Кто эти люди кроме Прохоркина?

— Плотников, Яковлев.

— Защитник Береглазов, рассказывая о переходе из «Металлурга» в «Авангард», не понял, что вы имели ввиду, говоря о появлении у него «короны на голове». В чем были к нему претензии?

— От игрока должна быть отдача на площадке. Я считаю неправильным, когда хоккеист с большой зарплатой на льду не делает то, что от него требуют. Может, у него оставалась часть «звездного состояния». Я это и имел ввиду. У него есть все способности, чтобы проявить себя в новой команде. Главное — желание работать. Надо вспомнить, что ты профессионал.

— Какая задача стоит перед Воробьевым — высокое место в регулярке, проход пары раундов плей-офф как минимум, что-то еще?

— Задача у «Металлурга» всегда максимальная. Контракт Воробьева, как и у остальных, снижен — значительная часть в 30 процентов перенесена в бонусы. Я сам никогда не хочу говорить о минимальных задачах. Есть книга «Разум чемпионов», написанная Джимом Афремовым. Если человек хочет достичь чего-то максимального, то и задача перед ним должна ставиться только максимальная. К ней и надо стремиться. В четверку сильнейших выходят команды, друг друга стоящие. Ты уже что-то доказал. На этой стадии может произойти уже что угодно и решающим окажется какой-то нюанс или случайность.

— Почему в «Стальные лисы» главным тренером назначен Евгений Мухин, ранее особо не замеченный в умении развивать молодых игроков?

— Это человек с большим опытом. После своего прихода в наш клуб Саша Шахворостов посоветовал обратить внимание на Мухина. Мы с ним переговорили, и он представил план работы с «Лисами». Даем ему шанс. Мне хочется, чтобы Денис Платонов, поработавший с Пановым, почерпнул что-то новое у Мухина. Денис и с Воробьевым общается, и ранее с Виктором Козловым. Он тоже должен расти, изучая разные тренерские подходы.

— В системе «Металлурга» много детей известных в прошлом хоккеистов — Мозякин-младший, Антипин-младший, Корешков-младший, Платонов-младший. Их почему-то при обменах никто не забрал, предпочтя других. Возникает вопрос — они находятся в клубе потому, что их отцы — уважаемые в прошлом хоккеисты?

— Дали то, что взяли — это если говорить об обменах. Дело не в фамилиях. От нас хотели взять других ребят в первую очередь, но, видя их потенциал, сразу сказали «нет». Что касается детей, то у Платонова-младшего и Корешкова-младшего есть потенциал. Сын Моязкина весь в папу, такой же молчаливый. Посмотрим на него еще год. Держать и мариновать долго мы молодых ребят не будем.

— Почему у «Металлурга» нет чистого фарм-клуба?

— Мы существуем на деньги акционера. Металлургия сейчас находится в том же состоянии, что и нефтяники. Рассматривали в своей концепции наличие фарма. Когда строили новый спортивный комплекс, то имели ввиду и возведение ледовой площадки с трибунами на 1500 мест под эту цель. Но сейчас мы чисто экономически фарм-клуб не вытянем. Ограничимся сотрудничеством с Курганом.

— После ухода юного вратаря Иванова в систему СКА за небольшую компенсацию вы были очень недовольны. Нет желания инициировать введение новой системы переходов на детско-юношеском уровне?

— Есть простая экономика. Мы купили Иванова из Тюмени, где нет клуба КХЛ, за 300 тысяч рублей. За три года, проведенные в Магнитогорске, мальчишка вышел на уровень сборной. Снаряжение вратаря уже в этом возрасте стоит по 100 тысяч за сезон. Получается, «Металлург» потратил 600 тысяч, не считая проживания на базе с полным содержанием и работы тренеров. К сожалению, по положению ФХР Иванова можно было выкупить всего за 400 тысяч. Необходимо при переходе учитывать фактические затраты. Я понимаю родителей, принимающих в таком возрасте решения за сына. Они определяют сознание и бытие. Магнитогорск — это все-таки не Санкт-Петербург. Мы тоже с ними общались после юношеской Олимпиады, вроде нашли общий язык, но потом они передумали. Скауты СКА сработали хорошо.

— Вы недавно вошли в правление КХЛ. Какие мысли по поводу будущего сезона с учетом многих текущих неясностей?

— Хороший вопрос. Правление должно почаще собираться. Сейчас это можно делать в онлайн-режиме для каких-то дискуссий. На текущий момент стоит насущный вопрос. Как в Россию въехать иностранцам? Мы сидим и чего-то ждем. Клубы прислали в лигу свое письмо. Нам сказали, чтобы мы сидели тихо, поскольку КХЛ работает с министерством спорта. Хотя со своей стороны готовы были предложить определенную помощь. Такие вещи должны больше обсуждаться. Правление может работать, подготавливая вопросы, решение которых находиться уже в компетенции совета директоров лиги. Концовка сезона была скомканной из-за пандемии. Может, с приходом Морозова начнется более активная деятельность.

— Кубок Ромазана могут отменить из-за ситуации с коронавирусом?

— Карантин по области у нас продлен до 30 июня. Думаю, на плато уже вышли. Я, также как и Мозякин, прошли тест на антитела к вирусу. У нас пока все нормально. Соблюдаешь определенные правила и все. Судя по статистике, в Магнитогорске смертность ниже, чем год назад. С турниром все должно быть нормально. Пока никаких запретов на посещение матчей у болельщиков нет. Посмотрим, что будет дальше.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

10
Предыдущая статья Следующая статья