Как построить карьеру в закрытом городе и заиграть в топ-клубе КХЛ? Интервью снайпера из Новоуральска

29 августа, 10:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Как построить карьеру в закрытом городе и заиграть в топ-клубе КХЛ»

№ 8514, от 31.08.2021

Алексей Макеев. Фото ХК «Автомобилист», Instagram
Интервью нападающего «Автомобилиста» Алексея Макеева.

Алексей Макеев
Нападающий.
Родился 25 ноября 1991 года в Новоуральске.
Воспитанник новоуральского «Кедра».
Карьера: 2006-2012 («Кедр», Первая лига), 2012-2013, 2020-н. в. («Автомобилист», КХЛ), 2013-2020 («Витязь», КХЛ).

Алексей Макеев — открытие прошлого сезона. Прогрессирующий нападающий год назад перешел в «Автомобилист», где тренер — новичок КХЛ Билл Питерс собрал их супертройку с Анатолием Голышевым и Павлом Дацюком. Форварды нашли химию и разрывали лигу, пока их планы не нарушили травмы. Тем не менее Макеев по итогам регулярки стал лучшим бомбардиром и снайпером «Авто» (43 (24+19) очка в 60 матчах).

На нынешней предсезонке Алексей хорошо взаимодействовал в тройке с Шумаковым и Жукеновым. Правда, с возвращением из сборных легионеров у Сергея и Алексея, вероятно, будет новый центр. Их может соединить и Дацюк, который пока не принял решение о продолжении карьеры. Понятно одно: на Макеева надеются и ждут от него результативного хоккея.

В интервью «СЭ» Алексей рассказал о предсезонной подготовке, переходе в «Автомобилист», колорите закрытого города Новоуральска и впечатлениях от игры с Дацюком.

С Питерсом не расслабиться

— На предсезонке видно, что вы играете с азартом. Соскучились по хоккею за лето?

— Есть такое. Сейчас плавно подходим к сентябрю — к первым матчам. Тренеры подводят нас к оптимальным кондициям. Челябинский турнир — последний летний старт перед регуляркой. Хочется проявить себя, сплотиться всей командой, чтобы последняя генеральная репетиция прошла успешно.

— «Автомобилист» участвовал аж в трех предсезонных турнирах. Вы видите в этом плюс, что за счет практики быстрее сыграетесь? Или же тренировочный процесс разрывается из-за большого количества матчей?

— Для меня лучше набирать форму и подходить к чемпионату через игры. Это самый оптимальный вариант. Через игры быстрее притираешься друг к другу. У нас много новых ребят — так мы быстрее нашли общий язык.

— Есть мнение, что у канадских тренеров более щадящая предсезонка. Так ли у Билла Питерса?

— Летом на льду мало у кого щадящая работа. Фундамент практически все закладывают одинаково. С новым тренером по физической подготовке у нас изменилась работа в зале. Сделали больший актив на «физику».

— Сильно изменилась программа Питерса по сравнению с прошлым годом? Тогда же он долго не работал с командой по объективным причинам.

— Не особо. Сборы мы прошли там же, где и в прошлом сезоне. По времени аналогично — было три цикла по три дня.

— Расскажите, над чем персонально работали летом? Алексей Василевский говорил мне, что скинул восемь килограммов.

— Как Василевский, конечно, я не готовился — мне было нечего скидывать. Мне только набирать нужно было. Готовился примерно как и в последние года три, по программе тренера: ходил в зал, бегал кроссы, катался на льду.

— По результатам последних сезонов можно сказать, что летняя программа дает результат.

— Да, статистика все показывает. Самое главное, что мне нравится мое состояние, чувствую себя комфортно.

— Вы сказали, что вам нужно набирать вес.

— У каждого есть свой оптимальный игровой вес. Летом, может, набрал два-три килограмма, потом за сборы все сжигается. К сентябрю хочется подойти в комфортном весе.

— На чем Билл Питерс делает акцент во время предсезонки?

— На льду мы тренируемся очень интенсивно. Катаемся максимум по 40-50 минут. Очень мало пауз. Он называет их waterbreak. Бывает, за тренировку разрешит только один раз попить воды. С ним некогда расслабиться.

— Насколько важно для вас заполучить именно место в топ-6 и выходить в большинстве?

— Тренерскому штабу виднее, кого и как использовать. У нас пришли новички на определенные роли, которая у каждого будет своя: большинство, меньшинство, «пять на пять». Тренер расставит нас. Если смотреть на команду в целом, мы ни одного матча не провели в оптимальном составе. Кто-то на травмах, ребята уехали в сборные. Надеюсь, 3 сентября на первый матч сезона с «Металлургом» выйдем в оптимальном составе.

— На пресс-конференциях Питерс производит впечатление душевного мужика, готового рассказывать про каждую мелочь. С вами он такой же?

— В работе, конечно, не такой. (Улыбается.) Рабочие моменты и собрания — совершенно другое. Вне хоккея он может что-то рассказать, пошутить, спросить про семью и ребенка. Он такой человек по характеру.

— Поделитесь какой-нибудь байкой, которую вам рассказал Питерс?

— Он рассказывает байки на английском, но я, честно, не понимаю его.

— Правда, что на тренировках он выкладывается наравне с игроками?

— Да. Он потеет на тренировках как мы. Постоянно бегает, заводит команду. Приятно, что тренер так относится к делу.

— Питерс — ваш первый иностранный специалист. Была ли какая-то фишка в его подходе, которая вас удивила? Возможно, это не касается тренировок, а скорее что-то из быта.

— Да, действительно, Питерс — первый. Когда переходил год назад в «Автомобилист», знал, что будет иностранный тренер. Была небольшая опаска — никогда же раньше с иностранцами не работал. Практика показала, что мы сработались. Ждал, что требования будут гораздо жестче. На деле все получилось нормально. А фишки? Все было ожидаемо. Каждое утро после завтрака у нас собрание. Билл рассказывает какие-то нюансы и мелочи, на которые я даже не думал, что обращают внимание.

Никто не представляет, как бросать клюшкой Дацюка

— Согласны, что ваш переход в «Автомобилист» — максимально удачный ход? Вернулись ближе к дому, где и родился сын. Вам доверили место в топ-6, вы стали лидером.

— Тут все совпало. Жена была беременна, и поступило предложение от «Автомобилиста». Все карты сошлись в нашу сторону. Переехали поближе к дому, к родным. Родился сын. Вытянул джокера из колоды, скажем так.

— Другие клубы звали к себе?

— Предложения были, но уже после того, как договорился с «Автомобилистом».

— Правильно понимаю, что основополагающий фактор — переезд ближе к дому?

— В том числе. «Автомобилист» — топ-клуб. Знал, что приедет канадский специалист. Приятно играть рядом с домом, ощущать помощь и поддержку родных. После рождения сына нам не понадобились няньки. Мы с женой против них, лучше пусть бабушки помогают по возможности. Не хочется доверять ребенка незнакомым людям.

— По ночам ребенок давал спать?

— Мы с женой хорошо расставили роли. Если неигровой день, справлялись вдвоем. Если матч, то жена меня, конечно, освобождала и давала послабления. Либо она с малышом уходила в другую комнату, либо меня отпускали, и я спал нормально. Да и честно — он у нас не капризный. Раз-два за ночь вставал кушать и дальше спал. Справлялись хорошо.

— Когда пришло осознание, что вы теперь отец?

— Сразу в роддоме. Понимаешь, что держишь в руках самое драгоценное. Его нужно и кормить, и воспитывать, и ухаживать.

— Вернемся к хоккею. Как в прошлом сезоне пришли к вашему сочетанию с Павлом Дацюком и Анатолием Голышевым?

— Это было усмотрение тренерского штаба. Сборы мы начинали в других сочетаниях, потом нас объединили в одну тройку. Получилось неплохо. Нашли хорошую «химию», но потом пошли травмы и что-то разладилось.

— Не смущало слышать мнения, что это именно Павел прокачивает вас с Анатолием?

— Нет, как такое может смущать? Мы дополняли друг друга, но Павел Валерьевич — это Павел Валерьевич. Волшебство, магия и так далее. С ним мы играли в удовольствие.

— Наглядный пример магии Дацюка — два гола с неудобной руки «Трактору» в прошлом сезоне.

— Павел Валерьевич — уникальный человек. Никто так не бросает в мире с неудобной руки, как он. Не устаешь восхищаться от его голов.

— У него практически прямой загиб. Пробовали сыграть его клюшкой?

— Нет, не пробовал. Даже не представляю, как можно играть такой клюшкой. Только он знает рецепты, как ей бросать.

— Билл Питерс рассказывал, что на прошлой неделе Павел тренировался с командой. Он по-прежнему бегает быстрее остальных?

— Ха-ха. Павел Валерьевич, конечно, быстрый игрок. Он тренировался с командой в общей группе. На мой взгляд, он в хорошей форме. Ждем его решения. Весь Екатеринбург и хоккейный мир ждет, продолжит ли он карьеру.

— Как думаете, почему Павел до сих пор играет? У единиц хватает запала и здоровья выходить на лед в таком возрасте.

— Это его любимое дело. Честь и хвала ему за то, что до сих пор играет. Мы июнь и июль катаемся вместе. Я вижу, как человек фанатеет от хоккея. Порох в пороховницах еще есть. Человек получает истинное удовольствие от этого дела.

— Слышал, что после неудачной смены Дацюк мог устроить лекцию, почему что-то пошло не так, прямо на скамейке. Это правда?

— Не сказал бы, что он что-то говорит на лавке. Он выждет паузу, подождет конца периода и объяснит все в раздевалке. Он невероятно опытный человек и на лавке ничего не станет говорить.

— Вы обращаетесь к нему по отчеству. Как он сам к этому относится?

— Нормально. Понятно, что такого человека все уважают. Все называют его Валерьевичем или Павлом Валерьевичем.

— Летом в «Автомобилист» пришла большая группа североамериканцев. В раздевалке английская речь, наверное, звучит чаще русской?

— Отчасти да, вы правы. Английского в раздевалке стало больше. Вторые тренеры и игроки помогают, переводят. Я, например, не говорю по-английски, но нет моментов, которые бы я не понимал.

— Нет планов подтянуть английский?

— Желание есть. С приходом иностранного тренера я начал понимать хоккейный язык. В остальном, конечно, надо подтягивать.

— У вас в штабе новый тренер — Николай Заварухин. Что почерпнули от работы с ним?

— Николай Николаевич привнес некоторые изменения по тактике. Немного изменились схемы равных составов, спецбригад и особенно обороны.

— Согласны, что в условиях, когда североамериканский тренер приглашает соотечественников под себя, русским лидерам нужно прыгнуть выше головы, чтобы заслужить место в ведущих звеньях?

— Как уже говорил, каждого иностранца приглашают на какую-то роль. В этом году у нас больше иностранцев, но рассчитывают и на русских ребят. Игрового времени хватит всем.

— Сталкивались ли вы в карьере, что кого-то из игроков дискредитировали из-за паспорта?

— У меня не так много было клубов в карьере. Только «Витязь» и «Автомобилист». Везде к легионерам относились нормально, но это и понятно — к ним всегда относятся хорошо. (Улыбается.) Бывает, что молодым игрокам тяжеловато. Надо проявлять себя и доказывать, что он достоин места в основе.

Если приедет Капризов — я не против

— Заметил по вашим интервью, что вы не против покритиковать СКА. За открытость вам только респект: не каждый захочет рассказывать про шутки об обменах между СКА и «Витязем», про то, что половина команды смотрит хоккей с трибун.

— А что такого? Я говорил то, что правда есть. Не только же я шутил так. Кому эти слова не понравились, могли позвонить мне — телефон всегда доступен — и сказать: «Ай-ай, Алексей, так нельзя говорить». Но ничего такого не было.

— Хоть раз обсуждался ли ваш возможный обмен в СКА?

— Может, наверху и ходили такие разговоры, но до меня ничего не доходило.

— Год назад вы надеялись в одном из интервью, что потолок зарплат усилит конкуренцию. Сейчас это ощущается?

— Да. В прошлом сезоне команды уже более-менее выровнялись. Хоккей стал интереснее.

— У лиги появился новый чемпион.

— Вот вы сами говорите про «Авангард». Мы же проиграли им в первом раунде. Финал с ЦСКА показал, что за кубок бьются равные команды.

— Как смотрите на идею вывести за потолок одну звезду? Так, например, ЦСКА потенциально мог вернуть Кирилла Капризова из-за океана.

— А как вы себе это представляете? Приедет звезда-иностранец — и что? Это совершенно некрасиво по отношению к русским. Если приедет Капризов — я не против. Много тонкостей, надо взвешивать все за и против.

— Вам в разных командах везло на опытных партнеров. В «Витязе» — Семин и Афиногенов, в «Автомобилисте» — Дацюк. Кайфовали от хоккея с такими легендами?

— Конечно. С такими людьми приятно находиться в раздевалке, не говоря уже об игре в одном звене.

— Афиногенов ведь был вашим кумиром в детстве.

— Да. Нравился его стиль, скорость. Было много людей из НХЛ, за которыми следил и чему-то учился.

— Что испытывает хоккеист, которого ставят в одно звено с кумиром детства? Вы играли раскрепощенно или скованно из-за боязни сделать что-то не то?

— Опаски никакой нет. Чувствуешь, что надо ответственнее относиться к каждому моменту, к каждой передаче. Нужно уважать партнеров, ведь ты не просто так играешь в звене с такими людьми.

— Вы признались Максиму, что он ваш кумир? Какая была его реакция?

— Если только вне хоккея, когда ужинали вместе. Разговаривали с ним о многом. Такие люди спокойно воспринимают подобное. Он столько прошел, построил богатую карьеру. Конечно, и им приятно, и мне находиться рядом с ним.

— Со стороны кажется, что вы легко сыгрывались с разными партнерами в разных клубах. Как это удается?

— Секрета как такового нет. Думаю, со стороны это виднее. Тренеры решают, кого куда ставить, кому с кем удобнее играть. На сборах нас с Шумаковым практически с первой тренировки поставили вместе, постепенно приходит взаимопонимание. Это радует.

— Общаетесь с Анатолием Голышевым, который сейчас в «Айлендерс»?

— Конечно. Поддерживаем с ним связь практически каждый день.

— Что он рассказывал про свой североамериканский опыт?

— Первое время ему было тяжело. Он уехал без семьи, команда играла в плей-офф, дошла до полуфинала. Потренировался три месяца, ждал шанса сыграть, но так его и не получил. Надеюсь, в этом сезоне дебютирует и все получится.

— У вас есть мечта попробовать себя в НХЛ?

— Мечта-то, наверное, есть у каждого хоккеиста. Смотрю здраво на вещи. В ноябре мне исполнится 30 лет. Оттуда нет приглашений, и никто там меня не ждет.

— То есть никогда не было интереса из-за океана?

— Варианты, может, и были, но я сам к этому отношусь спокойно. Меня все устраивает в России. Я простой человек. Дома в Новоуральске все нравится. За океан не особо и стремлюсь.

Новоуральск

— Новоуральск, где вы родились, — закрытый город. Колорит, как я понимаю, чувствуется уже при въезде: бетонный забор, колючая проволока?

— Колючей проволоки нет. Город окружен забором. Колорит, конечно, чувствуется. Чтобы зайти в город, нужен пропуск. Практически как за границу приезжаешь.

— Однажды я просил разрешения на въезд в другой закрытый город, чтобы написать про местную команду, но меня не пустили. В Новоуральске все так же строго?

— Да. У кого нет прописки, через ФСБ нужно оформлять пропуск, но у нас их вроде людям выдают, все нормально.

— Догадываюсь, что в вашем детстве развлечений было немного.

— Да и сейчас, в 2021 году, развлечений особо нет. Один кинотеатр — и все. Работает Ледовый дворец, недавно открыли многофункциональный спортивный комплекс. Есть детские музыкальные и художественные школы. Больше особо-то и нечем заниматься.

— Хоккей был для вас спасением?

— Все свободное время проводил в крытом Ледовом дворце, который построили в 1998 году.

— А до этого занимались на улице?

— Да, начинал карьеру на открытом льду. На коньки меня поставили в четыре года, и до семи лет играли на улице.

— Представляю сразу колорит открытой коробки: сначала почистил лед скребками, потом гоняешь шайбу.

— Почистили лед, перекидали снег за борт — и только потом начали кататься.

— Альтернативы хоккею в детском возрасте были?

— Особых альтернатив не было. Мама у меня — судья по биатлону. Мне нравился этот вид спорта, но хоккей ближе по душе. Постоянно находиться на лыжной трассе, наблюдать за тем, как бегают и стреляют, не особо нравилось.

— Мама не пыталась поставить на лыжи?

— Нет-нет, она с первых дней нормально относилась к хоккею.

— Тренировки в команде, которая не имела прописки в элите, не кажутся для ребенка путем в никуда?

— В моем детстве местный «Кедр» еще был в Высшей лиге. Потом уже из-за проблем с финансированием упали до Первой лиги, а сейчас — первенства области. Я понимал, к чему стремиться. Приезжали серьезные команды из Высшей лиги. Помню, когда «Динамо-Энергия» играла в Суперлиге, а в Екатеринбурге что-то случилось со льдом, они сыграли с московским «Динамо» в Новоуральске. Когда смотришь на таких мастеров, хочется быть похожим на них.

— Вы несколько лет посвятили «Кедру» в Первой лиге, набирали много очков. Выходили на связь представители клубов Суперлиги?

— Из Суперлиги нет. Звонили из Высшей лиги, узнавали мои пожелания. Считаю, что все случилось так, как нужно. С моим первым тренером выждали паузу. Я никуда не уезжал, ждал момента. Потом уже поступило предложение из «Автомобилиста».

— Как договорились с «Автомобилистом»?

— Они спросили тренера о моих желаниях, амбициях. Взвесили с семьей все за и против — и поехал.

— Красивая история для популяризации хоккея в Новоуральске, не находите? Парень играл в «Кедре» и попал сразу в КХЛ.

— В Новоуральске есть все для развития молодого хоккеиста. Город небольшой, особо нет никаких соблазнов. Один кинотеатр на весь Новоуральск. Сходил в кино — и занимайся хоккеем. Надел шоры как у лошади и развивайся, расти. Ледовый хоть и старенький, но хороший. Недавно в город вернулся мой первый тренер. Хватает квалифицированных специалистов. Но сейчас же тенденция, что родители увозят детей в Екатеринбург. Мол, там больше возможностей вырасти в хоккеиста. На самом деле — заиграть в больших школах еще труднее. Повторюсь, в Новоуральске есть все. Единственная проблема — в моем детстве было на кого равняться, когда команда играла в Высшей лиге. Сейчас у детей практически нет ориентира, кроме как посмотреть хоккей по телевизору. Первенство области — совсем не то. Даже жалко детей.

— Завод был спонсором хоккейной команды?

— Да, когда команда играла в Высшей лиге, помню, что завод финансировал. Тогда они хорошо играли — были крепким середняком. Позже появились трудности с деньгами — и сейчас докатились до первенства области.

— Когда играли за «Кедр», подписывали какие-то документы о неразглашении государственных тайн? Город-то закрытый.

— Нет, ничего такого не было. У меня мама работала на заводе, но знаю, что даже она такие бумаги не подписывала. Ушла на пенсию в 45 лет и все.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

6
Предыдущая статья Следующая статья