"Если поиграю до 42-х, нормально же будет?" Акинфеев дал интервью Басте

1 ноября 2018, 10:00
Игорь Акинфеев. Фото Никита Успенский, «СЭ»
Вратарь и капитан сборной России на ЧМ-2018 в интервью известному болельщику ЦСКА, рэперу Басте в его YouTube-шоу GAZLive – о завершении международной карьеры и будущем без футбола.

О настроении перед домашним чемпионатом мира

– Когда перед большими турнирами или какой-то игрой начинают ругать, я всегда замечал, – 200 процентов, что все будет хорошо. Когда в тебя не верят, а ты, можно громкие слова использовать – "поднимаешься с колен", "восстаешь из пепла", вдвойне приятно, когда у тебя получается.

Ты понимаешь, что поворачиваешь к себе людей, поворачиваешь народ. А те люди, которые тебя гнобили, растворяются. Ты должен победить в этой схватке, получить какое-то удовольствие.

О том, кричал ли Черчесов в раздевалке матом на ЧМ-2018

– Нет. Саламыч – очень демократичный человек. С виду кажется, тиран какой-то. Все думают, что он за нами с дубиной бегает, бьет всех, в таком духе… Но это не так.

О тех ошибках, которые были, он говорил спокойно, с холодной головой. Не было никаких криков. Ну, смысл на 30-летнего орать? От этого ничего не изменится. Поверьте.

Если ты плохо сыграл первый тайм, или какой-то момент, то в следующем таком же моменте, если на тебя наорут, ты лучше не сыграешь. Наоборот, надо успокоить команду – эмоциональный фон будет немножко выше, и сама игра будет складываться немного по-другому. Здесь Саламыч полностью руководил процессом. Наверное, честь и хвала ему, потому что не каждый так может.

Об эмоциях после решающего пенальти в матче с Испанией

– Эмоция была одна – когда слышишь, как 80 тысяч в "Лужниках" заорали, не знаю… С головы до пяток, будто дух вылетел, все вылетело. Просто я не могу описать. Я сначала не поверил, что так произошло – просто почувствовал, что мяч попал в ногу. Думал, что он залетит в ворота – по всей логике. Потом посмотрел – он улетел на трибуны. Меня переполняли эмоции, покатился, как дурачок, на животе. Ребята прибежали ко мне, и чехарда получилась. Друг на друга напрыгивали, как любят в футболе.

Специально ли оставил ногу? Ну как можно специально. Если бы на 15 сантиметров мяч полетел бы левее, не было бы этого момента, не было бы этой радости и не было бы такого праздника. Но это я себя не восхваляю! Случайно, конечно, все получается в этой жизни.

О решении завершить карьеру в сборной

– Наверное, такие мысли были еще до чемпионата мира. Я их всячески гнал, потому что понимал, что должен сыграть турнир. К счастью, нам удалось сделать то, что мы хотели. Мы дошли [до четвертьфинала], я считаю, что это был максимум, хотя, конечно, могло немножко повезти. На тот момент, я думаю, люди уже полюбили сборную и, наверное, были единым целым. Мы смотрели, как люди радуются на Никольской, в других городах…

После чемпионата мира взял небольшую паузу – думал, как все это сделать. Решил, что не будет громких заявлений, не будет никаких интервью, дурацкого "Простите меня", еще чего-то. Мы сделали красивый текст, это полностью мои слова, и поставили точку в этом вопросе.

О забитом в детстве пенальти в "Лужниках"

– Есть такая история, ее практически никто не знает. Многие пишут, что у меня папа раньше был дальнобойщиком. Но он дальнобойщиком никогда не работал. Он возил сок в пакетах, и у него был заказ на стадион "Лужники". Это был 1994 или 1995 год, я не помню уже. И вот он говорит: "Поехали со мной". Я: "Куда?" Он: "Сейчас увидишь". Он мне только сказал: "Возьми мяч".

Эту историю я на самом деле никому не рассказывал, потому что она запала мне в душу. Пока разгружалась фура, нам открыли ворота. Я вышел на стадион "Лужники", поставил мяч на одиннадцатиметровую и забил гол. И у меня такая мысль [возникла] почему-то: "Когда-нибудь я здесь сыграю".

Это те эмоции, те мысли, которые я переживал. И вот я их передаю. Через 500 лет это все произошло, только я отбил. Может, зеркальное отражение.

О внимании после ЧМ-2018

– Вышел, поставил машину в центре Москвы, мимо шли 200 человек, они мне сказали "спасибо", сфотографировались. С одной стороны, как-то странно. Я вообще-то уже 15 лет играю в футбол. Но такого масштабного (внимания), когда бабушки подходят... Мне это просто приятно. Не из-за того, что я отбил какой-то мяч или Дзюба забил какой-то гол. Приятно, что мы стали единым целым. Сейчас я могу выйти... Не как раньше, когда меня проклинают в спину, а я иду себе купить батон колбасы. А здесь я понял, что это любовь не только ко мне, но и ко всей сборной России. Эта атмосфера чемпионата мира, мне кажется, до сих пор осталась.

О вручении звания "Заслуженный мастер спорта" после ЧМ-2018

– Заслуженного мастера спорта я получил в 2005 году после выигрыша Кубка УЕФА. Так же, как и Серега Игнашевич, и братья Березуцкие, и те люди, которые были причастны. Сейчас то, что дали людям за четвертьфинал – у меня нет ответа. Много, наверное, было об этом сказано и добавлять масла в огонь мне неинтересно. Это не моя история. Я получил заслуженно.

Конечно, понимаю [почему возмущаются люди]. Даже если бы этого не было, у нас люди любят возмущаться. Как и все мы. Все мы люди. По какой-то причине мы рано или поздно будем возмущаться.

О первом матче в большом футболе

– Если брать ЦСКА, это Самара (победа над "Крыльями Советов" – 2:0. – Прим. "СЭ"), если сборная – Норвегия (2:3). Я, кстати, с легендарным Виктором Онопко за сборную сыграл одну игру.

Подошел и спросил: "Виктор Савельевич, а как вас называть в игре? А можно Витей?" Он: "Давай, зови". Савельич как раз заканчивал, и это была моя первая игра. Мы проиграли, к сожалению.

О футбольной дедовщине

– Не знаю, как в других командах – врать не буду. В ЦСКА был Валерий Георгиевич Газзаев, который всегда защищал молодых. Даже на тренировке, если кто-то из старших партнеров заденет молодого, или специально захочет ударить, Георгиевич сразу набрасывался, или выгонял с тренировки. Он оберегал.

Что касается дедовщины, не буду говорить фамилий, но было пару раз типа: "Акинфей, сгоняй за пивком!" Ну да, приходилось бегать.

О спортивных сайтах

– Пускай все рассказывают, подсказывают, делают мемы. Я делаю свое дело. А как я его делаю – это мои проблемы. Получается или нет – я буду делать его до конца. Не могу подводить людей, которые в меня верят. А кто не верит – ты сам прекрасно знаешь. Я уже четыре года не захожу в интернет, не читаю спортивные сайты.

О самых трудных периодах карьеры

– Самые трудные моменты? Наверное, это две травмы. В 2007 году, когда был разрыв связок колена, и в 2011-м. Немногие понимают, что это такое. Ты лежишь на спине, не можешь ни помыться, ни нормально сходить в туалет. Ты на костылях, у тебя бандаж, ты ничего не можешь делать. Нога становится тонкая. Ты осознаешь, что, когда связка зарастет, тебе нужно начинать все заново. Заново ходить, делать какие-то упражнения, процедуры, чтобы как можно быстрее вернуться. И ты начинаешь закачивать эту ногу. Месяц, два, три... Эту кухню надо знать и понимать. Нужно понимать, что это тяжело.

О голах, за которые чувствует вину

– Да за все голы. И ржачные, и не ржачные, и в пустые ворота, когда забивают. Иной раз, когда тебя разыгрывают два в одного и в пустые ворота, думаешь: "Почему там не мимо, штанга…" Начинаешь в душе ковыряться. Потом понимаешь – это неотъемлемая часть твоей работы. Сегодня ты можешь отбить все, а завтра пропустить все. Это нормально, весы жизненные.

О желании пробить пенальти самому

– Мне очень часто говорят и Сергей Овчинников, и Леонид Слуцкий, когда тренировал, иди – бей пенальти. Там счет был 5:0, 6:0. Многие могут так не думать, я не в праве огорчать вратарей, если счет 5:0 и еще я приду и забью пенальти. У меня, может быть это глупость, в голове есть стоп-линия, я за нее перейти не смогу. Не стану исподтишка действовать. Я считаю – это исподтишка.

Об отношении к фанатскому движу

– Я отношусь к этому хорошо, но в рамках дозволенного, на стадионе. Все, что вне поля, меня, наверное, мало интересует. Мы прекрасно знаем про эти стычки, хотя я и не должен этого знать. У меня другие задачи, цели и мировоззрение на это. Если бы я был, таким же, как они – все было бы по-другому. А тут, я люблю, когда на трибунах крик, ор, поддержка сумасшедшая… Тогда приятно и нам, и им. Они видят, что мы вперед хорошо бежим. Мощь какая-то появляется.

О столкновении с Веллитоном и болельщиках "Спартака"

– Конечно, я тогда говорил сгоряча. Неохота было во второй раз получать травму, но я уже понимал (что травмировался). У меня была мысль, что я сломал ногу. Даже на видео видно, что я начал ее щупать. Я не понимал, что происходит. Тогда и высказал все, что думаю. Конечно, сейчас на себя смотрю и думаю... Придурок, дурак – можно назвать меня любым словом. Это были эмоции. Я тогда лежал в Германии, мне сделали операцию. Ко мне приходили сообщения и звонки от болельщиков противоположной команды, что так мне и надо, и так далее. И писали, и звонили, и насмешки были. Бог судья этим людям.

О непереходе в "Манчестер Юнайтед"

– Это были всего лишь разговоры. Не только "Манчестер". Если были какие-то контракты, варианты, которые приходили в офис, все было у руководства. Лично я ничего в руках не держал. Здесь я не буду врать: "Меня приглашали, но я не пошел. Какой я классный!" Самое важное – я нисколечко не жалею, что у меня такая карьера.

Об отношении к "Спартаку"

– Я ко всем командам отношусь нормально. У меня нет антипатии или симпатии к какой-то другой команде. Все мы люди, все мы делаем одну работу. Да, на поле, если болельщикам нравится, мы враги. Хочется выиграть, и все остальное. А вне поля – мне фиолетово, какая команда. Если "Спартак", "Зенит", "Краснодар" играют в еврокубках – всегда поддерживаю наши команды.

О предложениях от других российских клубов

– Нет, предложений не было. Дело не в переманивании. Люди понимают, что я не пойду. Смысл меня звать, если я люблю ЦСКА?

Об удалении в матче с "Реалом"

– Я судье сказал на английском и на русском все, что о нем думал. Вторая желтая карточка была, на мой взгляд, незаслуженной, потому что сзади шел Никита Чернов. В этот момент я что-то еще хотел сказать Никите, потому что он проиграл позицию и не добежал. Судья подумал, что я второй раз на него наорал и дал мне вторую желтую. Никите я кричал уже на русском. Да, меня это не красит, мне стыдно за это. Это были эмоции. Я поговорил с ребятами, извинился.

О том, правильно ли платить миллионы молодым игрокам

– В 17 лет футболисты миллионы не получают. Например, в ЦСКА, не буду раскрывать цифры, но миллионы никто не получает. Суть вопроса я понимаю, но в ЦСКА таких нет.

О Кокорине и Мамаеве

– Я не люблю обсуждать такие вещи. Я сторонник того, что осуждать никого не могу. Эта тема будет без комментариев.

О натурализации игроков

– Я думаю, нормально. Если взять Мариу Фернандеса, то мы получили топового игрока. Он в России давно. Кроме того, натурализуют игроков для того, чтобы обойти лимит. Обмануть, так сказать. Мариу играет давно, и ЦСКА получил классного защитника. При этом тренер сборной России увидел, что он в порядке, и вызвал его. Сейчас он один из лучших.

О рекламе

– Я от многих рекламных контрактов отказался. Не то что бы я считаю себя суперзвездой и ставлю выше всех. Какие-то съемки в журналах или в рекламе – для меня это в тягость. По шесть-семь часов переодевания, накрашивания... От 90 процентов таких предложений я отказался. Дело даже не в деньгах. Деньги тут никакой роли не играют. Я люблю комфорт, домашнюю атмосферу. Мне проще посидеть дома с детьми, чем поехать сниматься за какие-то деньги.

О том, были ли в его карьере договорные матчи

– Нет, конечно. Об этом все говорят, сплошь и рядом. Только доказать никто не может. Что касается лично меня – слава богу, никогда в жизни такого не было.

О том, почему его нет в социальных сетях

– Я не люблю выставлять напоказ какие-то моменты своей жизни. Мне это не надо – сфотографировался и выставил во ВКонтакте или в Инстаграме. Меня там нет и не будет. Мне приятно так с человеком пообщаться. Я приезжал в театр и общался с Федором Добронравовым. По-моему, он тоже наш болельщик. Мне интересно живое общение, а не сфотографироваться и получить 500 лайков. Это все глупо. Кому-то это нравится, мне – нет.

О том, пробовали ли в детстве курить сигареты

– Пробовал ли курить сигареты? А кто же не пробовал? Наверное, все в детстве бычки собирали, по этажам ходили. Наверное, я здесь не исключение.

О том, как любит проводить свободное время

– Раньше моим хобби была рыбалка. Это была такая отдушина. Поставить эту удочку, можно даже не ловить рыбу, пригласить друзей, поставить колонки, включить музыку, общаться. Для меня самое главное – общение. Еще это может быть баня. Тогда это обязательно раки, можно позволить себе чуть-чуть пива. Обязательно, чтобы тебя очень хорошо пропарили. Баня без веников и без всего – это не баня.

О планах на будущее

– Когда придет время уйти на пенсию – буду думать, какие есть варианты. Сейчас хочу еще немножко насладиться футболом. Сейчас у меня контракт на четыре года с ЦСКА, а потом - еще на четыре. До 42-х – нормально же будет?

 

????ЦВБП!!!!!!!!

Публикация от Василий Вакуленко (@bastaakanoggano) 18 Окт 2018 в 2:02 PDT

 

О том, готов ли стать рэпером

– Если ты меня поддержишь, то я только за. Толстовка у тебя правильная (Баста брал интервью в худи с логотипом ЦСКА. – Прим. "СЭ"), я понял, что связался с настоящим гангстером.

Подготовили Андрей Михайлов?, Евгений Петров

 

Чемпионат России по футболу: турнирная таблица премьер-лиги, календарь и результаты матчей, расписание по турам

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

1