«Плющенко меня точно не отцеплял». Тренер Волков, ушедший из академии чемпиона, объясняет свое решение

13 апреля 2021, 16:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Александр Волков: «Плющенко меня точно не отцеплял»»

№ 8419, от 14.04.2021

Евгений Плющенко и Александр Волков. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Тренер Александр Волков. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
45-летний специалист — о смене обстановки и следующих шагах.

Трансферное окно в фигурном катании в последние годы — период не менее жаркий, чем в футболе или хоккее. Весенняя пора три года назад приготовила нам «медвегейт» — когда Евгения Медведева сенсационно уехала в Канаду от Этери Тутберидзе. Год назад активную трансферную кампанию провели «Ангелы Плющенко», заполучив Александру Трусову, Сергея Розанова и сестер Жилиных, а летом еще и Алену Косторную. Трусову, кстати, во многом открыл миру и «Хрустальному» именно Волков, работая еще в «Самбо-70».

Косторная уже успела вернуться обратно в «Хрустальный» вне окна, а первым громким трансфером апреля 2021 года стал тренерский. Один из заметных тренеров академии Евгения Плющенко и один из лучших «технарей» в России Александр Волков вместе с супругой-хореографом Мартин Даженэ покидают школу. Куда они уйдут — станет известно в ближайшее время. В интервью «СЭ» Волков был дипломатичен и объяснил уход желанием попробовать что-то новое.

Публикация от Figure Skate | Volkov_iceteam (@volkov_iceteam)

Уход не связан с недостатком льда. Мне его хватало

— Александр Сергеевич, пост в Instagram читали уже многие, можно ли подробнее расспросить про причины ухода?

— На самом деле главная причина проста — прошло три года совместной работы, мы многого достигли, и время двигаться дальше. Мы решили [с Мартин], что имеет смысл попробовать что-то другое.

— Уже понятно, что это другое? Собственное плавание, иная школа?

— Есть различные предложения, мы рассматриваем сейчас несколько вариантов. Скоро скажем, выберем, что мы будем делать. Пока конкретно не могу ничего сказать.

— Можно прямо спрошу — в «Хрустальный» вы можете вернуться? А то это нынче модно.

— Нет, думаю, да я и не хочу. Если вы про Косторную, у нее все-таки другая ситуация, она спортсменка.

— Повлияло ли на решение изменение рабочего процесса в академии? Константинова, Рябова уходили из вашей группы из-за неких «организационных изменений».

— Нет, это совершенно не связано с Рябовой, Константиновой. Суть вообще не в этом, просто есть разные предложения, я их рассматриваю. Когда выберу определенный вариант на следующий сезон и на окончание этого, то напишу об этом в Instagram.

— Подождите, разве это не звенья одной цепи? Слышал разговоры, что стало меньше льда, тем более почти вся школа переехала в Подмосковье. Неужели, как вы говорите, три года прошли — ну все, мол, я пошел?

— Все течет, все меняется. В том числе работа. Иногда люди расходятся. И семьи расходятся. Здесь уместно писать именно про семью. Меня точно не отцепляли от Горок (где находится база «Ангелов Плющенко». — Прим. «СЭ») совершенно никак — ни Плющенко, никто другой, мне и моим спортсменам было не очень удобно туда ездить. Даже скорее спортсменам, чем мне, я бы спокойно поехал, туда никто не запрещал ездить. Евгений предлагал лед, все условия. Это была наша инициатива — остаться в Москве. Со льдом все в порядке, катаемся, так же как и катались, на «Спорт Тайме».

— Меньше времени не стало?

— Нет, у меня времени столько, сколько мне было нужно. Больше мне было не нужно. Меньше тоже.

— То есть выглядит со стороны так, что просто надоело немного. А то слушаешь — всего вроде хватает, все нормально.

— Не надоело, но надо как-то двигаться дальше, и пути немного разошлись. Ничего страшного в этом нет.

— В Москве останетесь?

— Да-да. Не Питер, не Америка. (Смеется)

С Плющенко расстались без конфликтов

— Давайте, может быть, подведем итог этих трех лет? Есть какое-то главное достижение?

— Достижений на самом деле много, ребята хорошо выступали, и Катя Рябова, и Артем Ковалев. Маленькие потихоньку подрастают, попадали и на первенство России. Результат этих трех лет совместной работы я бы оценил как очень неплохой.

— С каким настроением уходите? Есть какое-то слово, его описывающее?

— Ощущение следующего шага. У меня нет разочарования или там эйфории, просто иногда надо идти дальше и, главное, продолжать работать. Я написал, что благодарен Евгению и всему тренерскому составу, администрации катка. Это действительно так. Три года — достаточно солидный срок.

— Евгений как воспринял произошедшее? Удержать пытался?

— Евгений — взрослый человек, он услышал мое решение, как он может удержать? Вы же не можете насильно кого-то оставить на работе. Мы пожали руки, прекрасно встретились, поговорили, пожелали друг другу удачи.

— И даже не удивился?

— Слушайте, не думаю. Я не знаю, что у него было в душе, но разговор был абсолютно нормальный. Никакого негатива, конфликтов.

— Главный вопрос, который все задают, — Артем Ковалев уходит с вами? Кто-то еще из группы?

— Да, Артем со мной. Он со мной с детства. Группа не распадается, она продолжает кататься. Семен Данильянц будет выступать за Армению со следующего сезона, например, прошел карантин, год отсидел. Настя Чиннова неплохо выступала по ходу сезона, хорошая девочка. Группа остается.

— Просто отслеживал по протоколам, что несколько человек ушли по ходу сезона. Например, сестры Гаращук.

— Да, было такое, они катались в моей группе. Кажется, в декабре ушли в «Армию фигурного катания».

— Про причины можно говорить?

— Нет, я бы не стал распространяться.

— Дипломат вы, Александр Сергеевич. Всех похвалили, поблагодарили. Хотя многие болельщики, мне кажется, сказали бы, что вы уже заслужили более заметные роли, так сказать, чем те, которые вам предлагали в предыдущих академиях.

— На самом деле роль с Евгением Плющенко у меня была своя, я просто делал свою работу. Не могу сказать, первая она была, пятая, десятая... Все равно вместе делали полезное дело. Надеюсь, у меня получится делать его и на новом месте.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
52
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья