«Мы ориентируемся на Ханю и Чена». Интервью Кирилла Давыденко — тренера русского чемпиона мира среди юниоров

11 ноября 2020, 09:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Кирилл Давыденко: «Мы ориентируемся на Ханю и Чена»»

№ 8323, от 13.11.2020

Андрей Мозалев. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Тренер Андрея Мозалева, фигуриста с убойнейшим контентом из пяти четверных, говорит о дальнейшем усложнении программ.

Мужские одиночные соревнования в Казани, как и на многих других этапах Кубка России, оказались более драматичными, чем женские. Да, в них меньше хайпа и скандалов — зато количество претендентов на медали в разы больше.

Одним из самых ярких стало выступление 17-летнего Андрея Мозалева — чемпиона мира среди юниоров, который уже семь стартов подряд не выпадает с пьедестала и прыгает на данный момент самый сложный контент в России (по базовой стоимости). В этот раз он вытащил себя с провального седьмого места после короткой программы на итоговое второе. В двух программах восходящая звезда прыгает пять четверных. Но и это не предел — по словам тренера фигуриста Кирилла Давыденко, закон джунглей, действующий в спорте, требует дальнейшего усложнения, а цель — Натан Чен и Юдзуру Ханю.

Планируем усиливаться дальше

— Андрею Мозалеву удался, пожалуй, лучший камбэк на этом этапе Кубка России. Он сказал о крепком мужском разговоре между программами. Был такой?

— Крепкий разговор? Интересно. Никто никого не истязал, не бил, конечно, никакой грубости. Но я знаю точки, на которые надо надавливать. Но это уже наши личные психологические наработки.

— Еще он рассказал, что читал перед произвольной «Войну и мир». Это тоже такое тренерское ноу-хау — чтение русской классики для улучшения результатов?

— Он просто учится. (улыбается) Мне приятно, что Андрей любит читать. Спортсмен должен быть образованным. То, что он увлекается литературой, не может меня не радовать.

— С седьмого места в короткой программе Андрей едва не выиграл. Много таких примеров помните в карьере?

— На первенстве России, если помните, мы поднялись с 13-го места на 3-е. О статистике думать не хочется, просто из любого результата надо делать выводы, любое событие объясняется некой причинно-следственной связью. Никто песок нам под ноги не сыпал, коньки не тупил. Да, в первый день соревнований так сложились обстоятельства. Любой старт — некая контрольная работа. Теперь главное, чтобы мы сделали работу над ошибками.

— Есть поверье, мол, это такая русская черта характера — загнать себя в сложную ситуацию, чтобы из нее выбраться. Может, Андрей просто такой... очень русский фигурист?

— Все-таки у нас пока такое редко происходило! Тут дело в другом — работает фактор усложнения программы. Чтобы новый четверной встал, нужно время, причем умно проведенное. Катать с двумя четверными короткую — действительно другая ментальная нагрузка. Вот флип потихоньку встает, но еще не полностью.

— Новые прыжки планируете добавлять? Или куда уж дальше усложнять самый сложный контент?

— Ну почему? Мы тренируем и другие прыжки. Просто контент можно так перегрузить, что потом его не вывезешь. Нужно двигаться пошагово. Мы думаем о дальнейшем усложнении программы, но это на перспективу. Пока нужно стабилизировать то, что есть.

Сейчас действует закон джунглей. Если ты слаб, то сходишь с арены

— У меня есть ощущение, что мужское катание сейчас даже интереснее женского — количество сюжетов намного выше, плюс повышается уровень. Согласны?

— Мужское катание действительно поднимается. У нас были и есть сильные взрослые фигуристы, сейчас к ним подтянулись амбициозные юниоры, которые уже горят желанием побеждать. И в этом прелесть, в конкуренции! Если бы был один неповторимый, на которого все молились, результаты были бы невысоки.

— В Японии вот молятся на Ханю.

— Во-первых, он не один, есть как минимум Шома Уно. И там как раз юниоры подтянулись, Юма Кагияма, Шун Сато — сильные ребята, мы с ними боролись на протяжении всего прошлого сезона. Но Ханю — это, конечно, небожитель.

— Можно немного в философию? Если эти юниоры его догонят, ему стоит уходить, не дожидаясь поражений?

— Это вы завернули, совет Ханю дать. Давайте позвоним ему, может? Я не знаю его стратегических задач. Но тут он должен решать сам. Конечно, он и Нэйтан Чен — мегакрутые спортсмены. Они задали сумасшедший темп в мужском катании. Это к вопросу, надо ли учить новые четверные. Конечно, надо.

— Вы ориентируетесь на таких соперников?

— Да, конечно! Это законы рынка, он диктует правила игры. Ты можешь принять их или нет, но твое мнение в принципе не главное. Одни сделали продукт, другие ответили своей новинкой. Вы же видите, что сейчас происходит в фигурном катании, насколько оно двинулось вперед в плане усложнения. Американец Винсент Чжоу тоже прыгает много четверных, американцы-юниоры, судя по соцсетям. Конечно, нам тоже нужно усиливаться.

— Про одного конкурента хочется спросить отдельно — Михаила Коляду. Вас впечатлило его возвращение после смены тренера?

— Переход — это его выбор, и ни в коем разе не хочу его комментировать. Все люди свободны, здравые, принимают свои решения. Но Миша — сильный спортсмен, качественно обучен, с огромным потенциалом, это факт. Публика его любит...

— И судьи.

— А есть за что любить! Он красиво катается, вращается, прыгает. Классный спортсмен. С такими приятно конкурировать, он очень достойный соперник, да и все наши сборники. Каждый со своим шармом, изюминками. Кайф спорта вот в этой конкуренции. На чемпионате России будет битва. Я бы даже так сказал — у нас сейчас в спорте своеобразный закон джунглей, выживает сильнейший. Если ты готов сопротивляться, совершенствовать себя — ты остаешься в игре. Не готов — значит, ты слаб и сходишь с арены, и на твое место придут. Конечно, я за развитие нашего фигурного катания и конкуренцию.

Пандемия — не повод ныть и плакать в платочек

— Россиянам может дать преимущество, что сейчас только у нас, по сути, есть крупный национальный турнир — Кубок России?

— Это очень круто, что у нас в России есть такие старты. Тут надо сказать спасибо федерации — мы не сидим на задворках, а двигаемся, слава богу, соревнуемся, со зрителями. Без стартов спортсмен теряет ощущение адреналина.

— Кубок России — сейчас главный турнир мира?

— Я бы сказал, главным турниром будет в ближайшее время Гран-при России, это такой мини-чемпионат России. Все основные люди там выступят, если не заболеют и не снимутся. Вот это будет сильный турнир, репетиция чемпионата.

— В Петербурге, кстати, жесткие антикоронавирусные правила, у вас же почти нет соревнований. А «Зенит» и СКА играют. Это разве справедливо?

— Фигурное катание и футбол, как бы это сказать, разные виды спорта, думаю, вы понимаете, о чем я. Можно сколько угодно рассуждать, почему так, а не этак, но Питер многое пытается сделать, чтобы фигуристы не чахли. Дважды были контрольные прокаты, при судьях, в костюмах. Это почти неофициальное соревнование, с атмосферой. Мы не обделены стартами.

— Не было депрессии в момент пика пандемии? Мол, ради чего работать-то?

— Мы понимаем, что рано или поздно это закончится. Я стараюсь быть оптимистом. Когда есть выбор, плакать в платочек или выйти и работать, бороться, я всегда за второе. После короткой программы здесь, в Казани, тоже можно было лечь под одеяло и поплакать, как все плохо. Но был второй день, и надо было сконцентрироваться на том, что можно сделать в конкретной ситуации. Многое удалось исправить.

— А пандемия закончится рано или поздно? У вас вообще есть уверенность, что это закончится? Волны могут быть же бесконечно.

— Я не эпидемиолог, конечно, но в жизни все когда-то заканчивается. И она сама заканчивается, собственно. Была чума, испанка — два года. Тогда медицина была на другом уровне, но человечество их пережило. Всевышний послал нам испытание, мы должны его пройти с достоинством и с наименьшими потерями. Это такой вызов человечеству.

— Вам не кажется, что человечество слишком поверило во всесильность технологий? А природа взяла и показала, что она все еще сильнее.

— Человек в принципе неразумно и негуманно относится к природе. Вот сходил он в магазин. Каждую штуковину завернул в полиэтилен, потом выкинул пакет в урну. Переработки у нас нет, и мы закапываем тонны мусора в землю, а она не резиновая. Вот природа и дает о себе знать, показывая, как человек к ней потребительски относится. Впрочем, истинную причину вируса мы с вами не знаем, а те, кто знают — не расскажут. Что касается депрессии — мы ездили с Андреем Мозалевым и Антоном Шулеповым в леса, парки, с младшими занимались ОФП онлайн. Я ментально и физически их поддерживал как мог, мы были на связи с федерацией, и нам дали лед в Новогорске уже 24 мая. Мысли — они материальны, важно то, что ты посылаешь наверх. Если будешь ныть, то никто на блюдечке тебе ничего не принесет. В этой жизни ты должен всего добиваться сам.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

4
Предыдущая статья