19 мая, 20:30

Тутберидзе уехала в США. Грозят ли ей там неприятности по «Закону Родченкова»?

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Странная дискуссия вокруг лучшего российского тренера в фигурном катании.

Этери Тутберидзе, как и ожидалось, приехала в США. Она сфотографировалась на катке в Бостоне с хореографами Бенуа Ришо и Оксаной Золотаревской, своей дочерью Дианой Дэвис и ее партнером по танцевальному дуэту сборной России Глебом Смолкиным.

Глеб Смолкин, Диана Дэвис, Этери Тутберидзе, Оксана Золотаревская и Бенуа Ришо. Фото социальные сети Этери Тутберидзе.
Глеб Смолкин, Диана Дэвис, Этери Тутберидзе, Оксана Золотаревская и Бенуа Ришо. Фото социальные сети Этери Тутберидзе.
социальные сети Этери Тутберидзе.

Последние дни в СМИ на полном серьезе обсуждается вероятность ареста Тутберидзе и возможного открытия дела в отношении нее в соответствии с «Актом Родченкова». Про это неожиданно заявил наш прославленный биатлонист Александр Тихонов, к этому призывали некоторые недоброжелатели среди американских болельщиков. О поисках виновных, что важнее, во время пекинской Олимпиады говорил глава Антидопингового агентства США Трэвис Тайгарт. Давайте изучим, насколько реальна угроза если не сейчас, то в перспективе.

На данный момент опасности нет вообще никакой

Как видим, на границе Тутберидзе не задержали, обвинений не предъявили, до катка тренер добралась. В данный момент говорить о реализации «Акта Родченкова» в принципе смешно. Ученица российского специалиста Камила Валиева не признана виновной по допинговому делу о нахождении в пробе триметазидина, до конкретного вердикта еще несколько месяцев. А уж о тренерах и медицинском персонале пока говорить вообще странно.

Поэтому с въездом и пребыванием в США проблем у Тутберидзе быть не должно. Тем не менее, если Дэвис и Смолкин продолжат тренироваться в Штатах, а Тутберидзе — к ним ездить, могут ли начаться проблемы, если чисто гипотетически нарушение Валиевой будет доказано и повлечет за собой дисквалификацию?

Для того чтобы в этом разобраться, нужно для начала прочитать сам «Акт Родченкова». Он небольшой, всего четыре страницы. С применением переводчика «Яндекс» или Google такой текст одолеет любой из вас.

Обвинительный вердикт юридически ничего не поменяет

Акт заставляет нести ответственность не спортсменов, а персонал вокруг них. Тренеры под это определение подпадают. Но дальше необходимо вспомнить хронологию событий. Проба Валиевой, в которой нашли минимальную дозу триметазидина, была взята во время чемпионата России по фигурному катанию. Результаты допинг-проверки обнародованы только в феврале, во время Олимпиады, — шведская лаборатория в Стокгольме ссылалась на задержку из-за коронавируса. Спортивный арбитражный суд Лозанны учитывал данный факт в решении допустить спортсменку до личного олимпийского турнира.

Камила Валиева, Этери Тутберидзе и Даниил Глейхенгауз. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Камила Валиева, Этери Тутберидзе и Даниил Глейхенгауз. Фото Дарья Исаева, «СЭ»
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

Согласно «Акту Родченкова», преследуются нарушения на major international sport competition («большое международное спортивное соревнование»). И означает это соревнование:

1) в котором участвовал один или более спортсмен из США и три и более из других стран;

2) которое регулируется антидопинговыми правилами и принципами кодекса ВАДА;

3) в котором организатор или санкционирующий орган получает спонсорскую или финансовую поддержку от организации, осуществляющей бизнес в США,

или

организатор или санкционирующий орган получает компенсацию за право транслировать соревнование в США.

Таким образом, американским следователям и прокурорам нужно будет сильно постараться, чтобы представить чемпионат России как международное спортивное соревнование. Американцев на нем, конечно, не было. Разве что считать за американку ту же Диану Дэвис, у которой есть паспорт США? Но тогда нужно найти еще нескольких иностранцев, и вообще все это пахнет крючкотворством и казуистикой.

Американский бизнес на чемпионате России был

Впрочем, попытаться представить чемпионат России как отборочный этап Олимпиады американцы, если очень захотят, могут — Валиева в итоге поучаствовала в командном турнире и обыграла в борьбе за золото как раз сборную США, а если бы не тот инцидент, то в Пекин поехала бы Туктамышева. А там «как знать, какой результат был бы...» (был бы он тем же самым, но тем не менее).

Тем более два остальных условия соблюдены. И это не только условие о кодексе ВАДА, но и о спонсорах. Например, на бортах и стендах чемпионата присутствовало (и вряд ли бесплатно) изображение Glade. Это бренд бытовых освежителей воздуха, принадлежащий американской компании SC Johnson & Son.

Тем не менее специалисты не верят, что Тутберидзе всерьез могут привлечь в США при любом повороте дела.

Слова Тайгарта — шантаж

Об этом говорит экс-глава РУСАДА, руководитель спортивной практики юридической группы «КлеверКонсалт» Анна Анцелиович.

— Есть ли реальная угроза применения «Акта Родченкова» к Этери Тутберидзе? — вопрос Анцелиович.

— В акте есть определение major international event, оно закреплено в кодексе ВАДА. Там есть конкретный список, куда, конечно, никак не входит чемпионат России. Проба Валиевой была взята не непосредственно на Олимпиаде.

— То есть если Валиеву вдруг признают виновной, это ничего не изменит?

— Думаю, привязать это к Олимпийским играм им будет очень тяжело. Надо посмотреть прежде всего, чем закончится история. Если будет установлено, что произошло загрязнение и вина или халатность незначительны, то какие могут быть вопросы к персоналу? И не совсем понятно, как они собираются материалы и доказательную базу собирать, если события происходили в России. Они будут приезжать? В текущей ситуации не верится.

— А слова главы USADA Трэвиса Тайгарта, который угрожал применением этого закона?

— Думаю, это больше оказание давления, шантаж такой.

— С момента объявления о пробе Валиевой прошло три месяца. Это нормально, что по делу ничего не происходит?

— В соответствии с международными стандартами по обработке результатов расследование должно быть завершено за шесть месяцев. Это полный цикл, исключая апелляцию, — предъявлено обвинение, проведены слушания, вынесено решение. Если только сам спортсмен не запросит продление срока — например, ему нужно провести исследования для доказательства своей правоты. У нас, например, был случай, когда нужно было тестировать корову на наличие мельдония в ее молоке. Тогда это может затянуться дольше. Многие дела длятся полтора-два года. А если будет подана апелляция в CAS, то дело еще затянется, они рассматриваются медленно. Но на годы затянуться ему, думаю, никто не даст, с учетом того, что идет речь о медали Олимпийских игр.

Кроме того, добавим от себя, «Акт Родченкова» в принципе создан для борьбы с организаторами крупных допинговых схем, а не с целью тратить время и деньги на конкретные инциденты. Конечно, произойти может все что угодно, но для того чтобы подвести нашего знаменитого тренера под этот закон, нужны просто невероятные усилия в нарушение всех возможных правовых норм.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты
Новости