16:30 27 января | Фигурное катание

"У нас слишком много критиков, которые ничего не добились". Отповедь Тарасовой и Морозова

24 января. Минск. Владимир Морозов и Евгения Тарасова. Фото AFP
24 января. Минск. Владимир Морозов и Евгения Тарасова. Фото AFP
Евгения Тарасова и Владимир Морозов – о Максиме Транькове, чемпионате мира, элементах ультра-си и своих ошибках.

Андрей Шитихин из Минска

Двукратные чемпионы Европы Евгения Тарасова и Владимир Морозов в Минске в соревнованиях спортивных пар заняли второе место. После окончания соревнований фигуристы рассказали о том, что их расстроило больше всего, много ли времени им уделяет тренер Максим Траньков и на что они рассчитывают на чемпионате мира в Сайтаме.

Изменим отношение к тренировкам

– Вы смогли отойти от поражения? После произвольной программы вы были сильно расстроены.

Евгения Тарасова: – Было дело, да. Сейчас все хорошо. Поражение уже в прошлом.

Владимир Морозов: – Два дня просто гуляли по Минску. Приходили смотреть соревнования в одиночном катании и танцах, переживали вместе со спортсменами. Ничего особенного не делали. После соревнований мы, действительно, были сильно расстроены. Потому что это не тот результат, который мы ждали от себя, ведь были готовы хорошо. А ошибки допустили там, где не ждали, в произвольной программе. Она у нас была готова и выкатана на 100 процентов. Если в короткой можно было ждать каких-то шероховатостей, катали мы ее две-три недели, то в произвольной ничто не предвещало ошибку. Поэтому и расстроились. В целом же программой лично я был очень доволен: прокатались легко, на скорости, никакой усталости в конце не было. Но никаких поспешных выводов делать не будем. Для нас вполне достижимо было первое место. На чемпионате мира мы будем готовы еще лучше.

Е.Т.: – Больше чем на 100 процентов.

– А что для этого нужно делать?

Е.Т.: – Приедем домой, пересмотрим все, выделим моменты, которые выпадали, и будем работать над ошибками.

В.Т.: – Действительно, никаких секретов нет, глобальных изменений не будет. Тем более, большая часть сезона уже прошла. Возможно, чуть больше внимания уделим прыжковым элементам, то есть в конце тренировки после целикового проката будет отрабатывать параллельные прыжки. Я не думаю, что у нас какая-то глобальная проблема, что необходимы срочные изменения. Мы себя чувствуем вполне уверенно. На чемпионате мира мы справимся.

– На Сайтаме реально бороться за победу?

В.М.: – Мы видим свои перспективы и знаем свои возможности. Все реально, если соберем вместе воедино голову, тело и настрой. Мы должны выйти и откататься так, как действительно можем. Тогда и оценки будут гораздо выше, чем у других пар. Будем с этой мыслью работать, а потом выходить на лед и показывать.

– Каков план подготовки к турниру?

Е.Т.: - Точно у нас не будет никаких соревнований. Приедем домой, немного передохнем, восстановим силы и начнем тренировки.

В.Т.: – Думаю, примерно неделя отдыха будет. Может быть, сделаем новый показательный номер сейчас, а затем приступим к планомерной подготовке к чемпионату мира. Но свое отношение к тренировочному процессу поменяем, будем более трепетно относиться к каждой тренировке.

– А до этого разве не так было?

В.Т.: - Было тоже трепетно, но внутри себя все равно будет немного иначе. Наверное, выражаться это будет в том, что постараемся ни на одну секунду не давать себе терять концентрацию на тренировках, на каждую из них выходить, словно на соревнования. Будем всякий раз выкладываться на максимум.

– Вы как-то следите за своими соперниками? Китайцы, пропустившие большую часть сезона, уже приступили к тренировкам.

В.М.: - Приступили и приступили. Для нас никакой разницы нет, с кем соревноваться. Мы не следим за соперниками, нам важно самим катать то, что мы должны.

Новая система судейства не стимулирует учить сложные элементы

– Когда было принято решение о возвращении олимпийской короткой программы?

В.М.: - Сразу после финала "Гран-при" в Ванкувере. Но до чемпионата России не было времени ее накатывать.

– Не было риска в этом? Ведь с программой могли вернуться воспоминания и о не самом удачном олимпийском сезоне.

В.М.: – Никакого. Для нас эта программа словно маленькая прожитая жизнь. Каждый раз, когда ты ее катаешь, эти 2.50 ты погружаешься в музыку, в образ, всякий раз ты ее проживаешь. Нам она очень нравится, она подходит нам и по внутреннему состоянию, и по внешнему. Мы получаем удовольствие от проката, от самой программы. Никаких мыслей о прошлом сезоне при этом не возникает.

– Будете ли вы в следующем сезоне возвращаться к четверной подкрутке?

В.М.: - Я бы очень этого хотел. Мы и сейчас работаем над ней на тренировках, не забросили ее. Но сейчас судьи оценивают очень строго. Если ты делаешь нечеткую ловлю, тут же оценка уходит в минус и ты теряешь баллы. Новая система судейства не поощряет ультра-си, она поощряет чистое катание с более простыми элементами. Поэтому в данном случае включилась чистая математика.

– То есть вы теряли бы даже в случае удачного ее исполнения?

Е.Т.: - Да. Если бы мы делали ее так, как мы делали ее в прошлом сезоне, то уходили бы в минус.

В.М.: – В прошлом сезоне мы получали за ее исполнение совсем небольшие надбавки, а в этом с тем же исполнением было бы минус два – минус три. Подкрутка у нас не поменялась, поменялись правила.

– Прежняя система судейства вам нравилась больше?

В.М.: - С одной стороны, это стимулирует к чистым прокатам. С другой, при такой системе прогресса нашего вида не будет. Посмотрите, ребята-одиночники прыгают четверные, девочки уже прыгают, а у нас просто нет стимула разучивать четверные элементы. Якобы для пар это травмоопасно. Но это ведь спорт. Если ты можешь и хочешь, почему этого не делать?

Траньков весь свой график подстраивает под нас

– Прошлый сезон был сложным. В межсезонье вы начали работать с новым тренером. Любая смена тренера – это притирка. Вам было проще, что Максим Траньков работал с Никой Мозер?

В.М.: – Да, нам не пришлось долго привыкать. У него схожий подход к тренировкам, схожие планы. Он больше подсказывает технически, именно парные элементы. Большого отличия для нас нет.

– А вы ждали каких-то кардинальных отличий от того, что было?

Е.Т.: – Напротив, мы их не ждали. Перед началом совместной работы мы все обсудили. Максим спрашивал, как мы работали с Ниной Михайловной, как нам было бы максимально комфортно.

– Траньков – жесткий тренер?

Е.Т.: – Скорее, строгий. Но не жесткий.

В.М.: – У нас не возникает споров на тренировках. Все, что Максим от нас требует, мы выполняем. При этом он всегда к нам прислушивается.

– У Транькова вы – единственная пара. Для вас так проще или раньше в группе удобнее было работать?

В.М.: – Мы уже привыкли. Наверное, так даже лучше, когда он работает только с нами и не отвлекается на других. Лично мне так намного удобнее.

– А он уделяет вам достаточно времени? Не секрет, что его в соцсетях называют инстаграмным тренером и упрекают, что он часто уезжает на шоу, а вы тренируетесь одни.

Е.Т.: - Это глупость какая-то. Он большую часть своего времени проводит с нами. Те, кто утверждает иначе, просто не знают ситуацию. Максим весь свой график подстраивает под наши интересы, а своими делами занимается в свободное время. У нас достаточно много тренировок и не было ни одной, которую мы провели бы не с ним.

В.М.: – Да, Максим выступал в шоу, но делал это в новогодние каникулы, когда и у нас был небольшой отпуск. Все остальное время он с нами. Знаете, в интернете слишком много советчиков, которые никого не воспитали и на льду никогда не стояли. Пусть встанут с диванов и делом займутся. Болтать – не мешки ворочать. Мы не читаем форумы и комментарии, это лишнее. Согласитесь, мы лучше, чем кто-либо, знаем, что нам нужно и как добиться результата. С нашей стороны никаких претензий к тренеру у нас нет. Он посвящает нам очень много времени, это правда.

– Татьяна Волосожар к процессу работы с вами не подключается?

В.М.: – Да она приходит на тренировки, но лишь потому, что у них дочка очень любит кататься.

Е.Т.: - Иногда посмотрит со стороны, даст пару советов, но чтобы внедриться в тренировочный процесс – такого нет.

– Траньков перед стартом чемпионата Европы говорил, что на сборе в Новогорске прыжками с вами занимался Алексей Николаевич Мишин. Он занимался только с Женей или с вами обоими?

В.М.: - В основном, с Женей. Мне пришлось в паре прыгать.

Е.Т.: - Он очень много полезного дал с точки зрения техники. Я впервые пересеклась с ним на льду. Так что нам помогал сам Профессор. Ему, правда, не все понравилось.

Самодурова удивила больше всех

– Вы сказали, что смотрели за соревнованиями в других видах. А тяжело это, наблюдать с трибун за неудачами коллег по команде?

Е.Т.: - Конечно, переживаем, поддерживаем. Но нет такого волнения, как за себя.

В.М.: - Мы же всех прекрасно знаем, у нас есть свои предпочтения. За кого-то переживаешь больше, за кого-то меньше. Но, Женя права, таких эмоций, как от своих прокатов, нет. Даже когда кто-то срывает свои программы. Дело в том, что не хочется лишний раз растрачивать свои нервные клетки, да и давно мы уже на крупные турниры ездим. На первом чемпионате да, очень переживали за всех, пустыми с катка возвращались даже перед своими прокатами. Сейчас научились себя контролировать. Это не равнодушие, а профессионализм.

– Кто-то удивил вас на этом чемпионате?

В.М.: – Больше всех удивила Соня Самодурова. Она большая умница, молодец! Свой шанс использовала на все сто процентов. Наверное, этого никто не ожидал. Саша Самарин тоже полностью выложился, боролся за каждый элементы. Я считаю, что он почти выиграл этот турнир. Он был достоин быть на первой ступени. Но Хавьер откатался отлично. Свои оценки он тоже заслужил – и катанием, и карьерой.

Чемпионат Европы по фигурному катанию: все о турнире, расписание и результаты соревнований

Загрузка...
Материалы других СМИ