Газета № 7963, 05.07.2019

Елена Радионова: "Иногда снится, что убегаю от маньяков"

Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Елена Радионова (слева) в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Бронзовый призер чемпионата мира-2015 Елена Радионова побывала в гостях у "СЭ"

В разговоре с ведущей Еленой Родиной 20-летняя фигуристка поделилась своим мнением о прошедшем сезоне, высказалась о четверном прыжке Евгении Медведевой, вчерашних юниорках Тутберидзе и хейтерах, а также ответила на вопросы читателей "СЭ".

– Что вы думаете о прошедшем чемпионате мира? О выступлении там Евгении Медведевой и о том, что Елизавета Туктамышева не поехала на этот турнир?

– На самом деле, хочется еще раз поздравить Алину (Загитову. – Прим. "СЭ"), потому что она – единственная, если я не ошибаюсь, фигуристка, которая завоевала все титулы. Я рада за Алину, я за нее болела, мне она импонирует как фигуристка и как спортсменка. Она и в жизни красотка нереальная! Я рада за всех девчонок. Женька молодец, что переборола себя. У нее непростой был выход на чемпионат мира, и она проявила себя как боец. Мы все видели ее эмоции. Она, прежде всего, сама себе доказала, что она сейчас на том же уровне, что и была. Жалко Туктамышеву, которая не поехала. Мне кажется, она могла бы затеряться в этой тройке лидеров, потому что Лиза владеет тройным акселем, и там бы он ей очень хорошо помог. Софье Самодуровой немного, мне кажется, не повезло. Вроде, все чисто, хорошо откатала, но не хватает этого мирового рейтинга и, наверное, какого-то женского зрелого катания.

– Как-то "затоптали" рекорд Загитовой, уникальный рекорд, который принадлежит ей и Этери Тутберидзе. Все же говорили больше о Жене и о том, что Лиза не поехала. Вы, вообще, ожидали, что Алина выиграет?

– Честно говоря, нет. Потому что ходили разные разговоры о ее готовности и о ее подготовке к этому чемпионату мира. На это все было интересно смотреть, потому что никто не знал, как вообще каждая из наших девчонок выступит. Наверное, самый стабильный вариант был Самодурова, но и то, как мы знаем, на главных стартах могут быть психологические проблемы.

– Вы же комментировали эти соревнования. Как скрывали свои эмоции или удивление?

– Мне кажется, я такой комментатор, который вообще не скрывает своих эмоций, удивления или расстройства. Конечно, когда ты сидишь по ту сторону экрана, это так же волнительно, потому что ты не можешь спокойно смотреть фигурное катание. Ты должен зрителям как-то интересно все это доносить, рассказывать. Все равно я была в этой борьбе и чувствовала этот накал страстей. Для меня это было очень интересно.

– Когда фигуристка заходит на свой прыжок, вы понимаете, упадет она или нет?

– Иногда можно понять по тому, как человек заходит на прыжок. Например, иногда спортсмен или спортсменка осторожничают перед прыжком, и вот по таким случаям можно сказать. Бывает, в полете что-то происходит не так, неправильная траектория прыжка. Случается, человек летит под очень большим наклоном, но за счет своего характера цепляет прыжок и делает выезд. А есть такие люди, кто не борется за прыжки. На самом деле, все от человека зависит. Хотя, иногда действительно можно увидеть, сделает человек прыжок или нет. Но это больше психология.

– Когда Элизабет Турсынбаева на чемпионате мира заходила на четверной прыжок, вы знали, что она его сделает?

– Я просто не знаю, как обычно Лиза заходит на четверной прыжок. Но было видно, что перед самим выступлением она чувствовала себя очень уверенно, хотела бороться. И она боролась, очень достойно выступила. Но перед тем, как она заезжала на сальхов, я не знала, получится у нее или нет. Ведь все прыжки – это лотерея, когда ты заходишь на прыжок, то не знаешь, сделаешь его или нет.

– А где предел? Когда-то пределом был двойной оборот, потом тройной, сейчас – четыре. Можно представить, что будет пять или шесть?

– Я думаю, в скором будущем будет пять оборотов. Сейчас уже парни прыгают все четверные прыжки. Безусловно, кто-то захочет выигрывать, а за счет техники можно хорошо набрать баллы и, я думаю, будут рисковать. Уже Юдзуру Ханю хочет пробовать четверной аксель. Это будет вообще новый элемент в фигурном катании, поэтому, я думаю, прогресс будет все больше и больше.

– Вы были участницей командного ЧМ. Насколько важно это было для вас? В этом году Медведева пропустила этот турнир из-за травм, Загитова вообще по непонятным причинам. Что вообще значит командный ЧМ?

– Вообще, это турнир очень статусный, как мне кажется. Но очень многие спортсмены готовятся к личному чемпионату мира и уже там выкладывают все свои силы. К командному турниру многие относятся не так серьезно, потому, что это не официальный турнир, но, я думаю, в скором времени станет официальным, потому что это уже олимпийская дисциплина. Могу сказать, что я действительно серьезно готовилась к этим соревнованиям, у меня было два командных ЧМ. Для меня это было, наверное, еще волнительнее, чем чемпионат мира, потому что я понимала, что не могу подвести команду. Когда выступаешь сам за себя, то там упал – сам виноват. А когда за тобой вся команда, ты просто не можешь подвести этих людей, которые стараются, безумно болеют за тебя. Фигурное катание называют индивидуальным видом спорта, а тут весь индивидуализм отходит на второй план, включается командный дух, и действительно, мне кажется, каждому спортсмену эти эмоции нужно прочувствовать, переключится с индивидуального подхода на командный.

– А там завышены оценки?

– Мне кажется, нет. Как и везде, кто на сколько накатал, столько и получил.

-Просто много про это разговоров. Даже Медведева когда-то установила свой мировой рекорд именно там.

– Сложно сказать. Там, где я каталась, абсолютно так же судили. Лично я какой-то разницы в оценках не получила, может, я конечно так откатала. (Смеется). Вроде у меня было все достойно.

Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

Тарасова очень за меня переживает!

– Как вы можете прокомментировать высказывание Татьяны Тарасовой "Елена Радионова ест"? Что вы ели такого, что заслужили гнев Татьяны Анатольевны?

– Я ничего такого не ела, просто за меня Татьяна Анатольевна очень переживает. Я Татьяну Анатольевну очень люблю. Если к кому-то она относится равнодушно, то мимо меня не может пройти, потому что переживает. Она всегда все сделает как лучше для меня. Может, она хотела, чтобы я встрепенулась. С ее стороны не было злобы, больше переживаний. Она всегда хотела, чтобы у меня все в спорте сложилось.

– Говорят, что фигуристки не едят – они просто пьют воду. Какой ваш ежедневный рацион?

– Сегодня я съела омлет, а на обед – салат и суп.

– После шести вечера не едите?

– Все очень индивидуально. Что подходит мне, может не подойти другому. Плюс, есть еще переходный возраст, когда ты ничего ешь, можно только пить. И кто может через это пройти – проходят, кто не может – отсеиваются. Алина Загитова говорила, что она вообще не пила, только рот водой полоскала. Кто-то этот период легко проходит, кто-то нет. Это все очень индивидуально. Если раньше говорили "Не есть", то сейчас многие спортсмены обращаются к диетологам или специалистам, как Медведева, например. Ей все расписали, и, мне кажется, она в отличной форме.

– Есть ли у Вас опыт постановщика? Ставите ли вы программы детям?

– Да, действительно, у меня есть такой опыт. В этом сезоне я начала ставить программы детям и не только. Мне это очень нравится. В будущем я бы хотела связать свою жизнь с постановками. Сейчас мне нравится, что весь этот процесс доверяют мне. Например, я сейчас девочке поставила программу, и она попросила, чтобы я ей и костюм выбрала и вообще помогла со всем этим процессом. Я себя в этом чувствую, как рыба в воде.

– А если самому фигуристу не интересен подбор музыки, костюма, это говорит о том, что он сконцентрирован больше на спортивной составляющей?

– Нет, я не думаю, что этот процесс не интересен. Обычно просто спрашивают совета, как лучше. Последнее слово всегда за спортсменом, как мне кажется. Мне приятно поделиться своим опытом, мне кажется, в дальнейшем это поможет людям.

– Если говорить об игровых видах спорта, со стороны родителей идут очень жесткие подсказки тренеру. Вот в фигурном катании есть похожая ситуация?

– Да, есть такие родители. Я считаю, это не нормально, когда начинают влезать в тренировочный процесс. Есть родители, которые именно помогают ребенку, выстраивают режим, советуют ему, а тренер уже занимается подготовкой. А есть такие родители, которые прямо лезут во всю подготовку. Им кажется, что они знают, как будет лучше. И тогда уже все разваливается. И с тренером портятся отношения. Он уже не так к спортсмену относится. Говорит: "У тебя же папа с мамой или бабушка лучше знают". Поэтому родителям ни в коем случае нельзя лезть в процесс подготовки.

Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

"Юниоркам будет непросто обыграть Медведеву и Загитову!"

– На ваш взгляд, кто является фаворитом в следующем сезоне в женском одиночном катании?

– Мне кажется, следующий сезон будет очень интересным. Я не могу сейчас сказать, кто будет фаворитом, потому что девочек очень много. У нас вышли три очень сильные юниорки: Саша Трусова, Аня Щербакова, Алена Косторная. Мне интересно, в какой сейчас форме Алена, потому что она пропустила юниорский чемпионат мира. Как фигуристка она мне очень импонирует – хорошо катается. Саша Трусова и Аня Щербакова владеют элементами ультра-си, у них есть четверные прыжки. Главное, чтобы они их просто не растеряли.

Также остаются Алина Загитова и Женя Медведева. Тут тоже очень тяжело сказать, в какой они форме, потому что времени, в принципе, не так много остается, и будут ли они учить четверные прыжки, – это тоже вопрос. Женя уже учит, я знаю, но мне кажется, в таком возрасте это очень травмоопасно. Саше и Ане, которые выучили это в 12-13 лет, было намного проще, чем сейчас Жене.

– За сколько времени можно поставить программы? Алина Загитова сейчас катается в шоу, и, насколько мне известно, программы ей еще не поставили. Как вы считаете, она успеет, учитывая, что до контрольных прокатов осталось пара месяцев?

– Я думаю, она точно успеет поставить, вопрос только, в каком виде они будут. Успеет она их накатать или нет, зависит только от нее.

– Возвращаясь к четверному прыжку. Турсынбаева прыгнула его в 20, значит, это реально? Верите ли вы в четверной прыжок Жени Медведевой?

– Меня, наверное, захейтят, но… не знаю. Это тяжело.

– Может, это и не нужно? У Косторной тоже нет четверных прыжков.

– У нее есть тройной аксель. Так же, как Лиза Туктамышева, она выучила в раннем возрасте аксель, и потом, когда у нее начался переходный возраст, она потеряла его. Сейчас опять восстановила. У нее уже был навык, она умеет его делать, просто она привела свою форму в нужный вид, и все у нее получилось. А Турсынбаева для меня еще ребенок. Она очень маленькая. Катание у нее взрослое, но она прямо малюсенькая, и за счет этого ей гораздо легче учить все прыжки.

– Но у нее гарантировано есть квота на ЧМ. А наши девушки будут испытывать стресс из-за того, что мест не хватает? Это же выматывает, наверное, страшно?

– Конечно, выматывает и подстегивает. Кто-то, наоборот, мотивацию теряет. Как говорится, выживает сильнейший. Очень интересно будет смотреть следующий сезон. Я забыла упомянуть Туктамышеву, от которой не известно, чего ждать в следующем сезоне.

– Она сможет бороться за золото в этом сезоне?

– Каждая может бороться. Все зависит от их стабильности, желания, ну конечно, главное, чтобы травм не было.

Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

"Трусова и Щербакова будут прибавлять в хореографии".

– Сейчас очень странно относятся к девочкам, которые прыгают четверные. Считают, что у них только техника, что они роботы, а артистизма у них нет. Как вы считаете, почему так говорят? Вы же говорили, что восхищаетесь четверными прыжками.

– Я действительно восхищаюсь, для меня это реально круто. Они пробили эту стену. Еще пару лет назад никто даже не мог поверить, что девочки будут кататься с таким серьезным набором, а по поводу скольжения, мне кажется, это опыт. С ними работает очень профессиональный специалист, и, я думаю, этим летом они будут работать над хореографией.

– То есть, вы считаете, над этим надо работать?

– Конечно, катание юниорок – это катание юниорок. Юниорки не катаются, как взрослые. Девочки подрастут, прибавится женственность, прибавится какая-то уверенность, они будут по-другому чувствовать музыку, и, я думаю, они прибавят в этом сезоне.

– Думаете, они сохранят четверные прыжки? Это же самый актуальный вопрос.

– Не знаю, это очень тяжело сказать. Смотря, как пройдет переходный возраст, потому что он очень многих ломает.

– Вот все говорят "ломает", а Леша Ерохов, ученик Тутберидзе, сказал, что ничего их не ломает, это для них четвертные прыжки – это норма.

– Ну, им пока по 14-15. Вот когда им будет 18, тогда можно будет говорить, сломает их или нет, пока очень рано.

– Вы бы стали пробовать четверной, если бы были юниоркой, которой 15 лет?

– Да, я, наверное, даже начала бы пробовать раньше. Потому что мне в 13 лет вообще ничего не стоило откатать две произвольные программы подряд. Даже когда я ехала на свой первый этап Гран-при Skate America, я перед самым выездом в аэропорт прокатала две произвольные программы чисто. Для меня тогда было легко откатать программу, и то мне было тогда 15 лет. А в 13, когда я каталась в юниорах, мне это давалось все намного проще. Просто мы тогда с тренером не задумывались об этом. Тогда мы прыгали каскады "3-3-3", когда никто этого еще не делал. Сейчас, когда прокручиваешь все, то понимаешь, что да, действительно, это надо было учить.

Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

"Медведевой и Загитовой рано уходить!"

– Возвращаясь к вопросу о Медведевой, вы все же не верите, что она прыгнет четверной?

– Мне тяжело сказать, это не я прыгаю, а другой человек. Все зависит только от нее. В сравнении с Женей, которой уже 19 лет, девочкам-юниоркам это легче выучить. Я по себе могу сказать, что в 19 сложно что-то учить, это другое тело, включается уже какое-то чувство самосохранения. Мне кажется, тут важно уже пробить этот барьер психологически. То есть, чтобы делать четверной прыжок, ты должен не только тело подготовить, нужно еще головой быть готовым.

– Вы считаете, можно уже Медведевой и Загитовой уходить? Алина вообще все завоевала. Надо же на пике уходить, как думаете? Дать дорогу молодым.

– Не знаю, если девочки чувствуют в себе силы, то почему нет? Надо уходить, когда понимаешь, что ты уже максимум из этого взял, тебе это уже надоело или не видишь дальнейшей перспективы. Если они хотят, если живут этим, то ни в коем случае не надо уходить! Иначе потом будут жалеть и думать, что, может, надо было попробовать, может, еще что-то бы завоевала. Я не знаю, какой у них настрой. Если они хотят именно бороться, то почему бы нет.

На ваш взгляд Трусова, Щербакова, Косторная лидеры сейчас?

– Да, возможно, они будут лидерами сезона. Но пока очень тяжело сказать. Зависит от того, кто стабильнее будет кататься. Плюс у Жени и Алины есть мировой рейтинг. Все равно при чистых прокатах юниоркам тяжело будет их обойти.

– А психологически, примеряя на себя, не обидно проигрывать 15– летним девочкам, которые владеют уже чем-то более сложным?

– Так я была такой же 15-летенй девочкой, которая также обыгрывала взрослых. Ну что сделать? Так все и есть. Я тоже была на их месте.

– Как думаете, Трусова, Щербакова и Косторная смогут выучить тройной аксель?

– Алена Косторная уже прыгает, в интернете даже есть видео. Я думаю, Саша Трусова выучит точно. Насчет Ани Щербаковой не знаю. Она в основном зубцовые прыжки прыгает. Насколько я слышала, Саша Трусова уже все четверные прыгает, кроме риттбергера, по-моему.

– Что думаете по поводу этой "истории робота", когда у тебя психология ребенка и ты ничего не боишься, тебя могут заставить прыгать до небес. Это же не честно по отношению к остальным?

– Ну, я не знаю, это правило, ничего нельзя сделать. Я по себе могу сказать: в 13 лет я бы тоже могла зайти на четверной, мы даже с тренером пробовал и три с половиной оборота делать, и тогда я даже не думала, что могут какие-то травмы случиться. Мне было интересно это попробовать, потому что легко все прыгать. Мне казалось, что четверной также легко. И боязни вообще нет. А когда ты уже в зрелом возрасте, вспоминаю себя полтора года назад, мы тоже с тренером задумывались что надо это делать, надо это, а вдруг какая– то травма будет. Боялась травмироваться на четверном прыжке.

– А как вы считаете, нужно ли в короткой программе четверной прыжок разрешить?

– Я думаю, да, но я не знала, что они запрещены. Думаю, юниоркам в короткой не надо ничего сверхъестественного делать. Юниоры – это юниоры. Нужно все постепенно делать. А то потом будет не интересно, если у юниоров программа будет тяжелее, чем у взрослых.

– Вы считаете, нужно повысить возраст, чтобы женское катание было женским, а не девчачьим?

– Ну, я не вижу особой разницы если повысят возраст на год-два, если менять, то сразу на больше. За год мало что изменится.

– Что вы чувствовали, когда стали двукратной чемпионкой мира среди юниоров?

– Наверное, когда я каталась в юниорах, до конца не понимала суть происходящего. Я не переживала тех эмоций, которые испытываешь уже на взрослом уровне. Да, ты выиграла, ну и хорошо. Не было какой-то эйфории, не было ни в коем случае звездности. Ты понимаешь, что все основное впереди. Я очень спокойно к этому относилась, и у меня всегда была цель перейти на взрослый уровень, и там закрепиться.

– Этапы и финал юниорского "Гран-при" будут показывать по федеральному каналу с комментариями Татьяны Анатольевны Тарасовой. Вам не обидно, что в те времена, когда вы становились победительницей этих этапов, ничего толком не показывали? Никто даже не знал, что там происходит.

– К сожалению, я не могу на это никак повлиять. Да, может в какой-то степени обидно, что сейчас фигурное катание намного популярнее, чем когда я выступала на тех же чемпионатах Европы и мира, но что делать? Наверное, мы и сделали этот вид спорта таким популярным. И сейчас девочки после двух Олимпиад набрали вот эту популярность.

– Как вы морально настраивались перед прокатами на крупных международных стратах?

– Честно говоря, никак. Я просто понимала, что мне нужно выполнить свою работу, которую я умею. Я это на тренировках все очень много раз катала. Нужно просто отключиться от этих плохих мыслей, от всего, что может отвлекать.

– Есть у Вас какая– то песня, которую вы ставите перед выходом на лед?

– Нет, я перед выступлениями даже ничего не слушала.

– А в приметы верите? В футболе кто-то крестится, кто-то выходит с левой ноги, кто-то – с правой.

– У нас тоже кто-то крестится. Я, например, завязываю всегда ботинки с правой ноги, а перевязываю с левой.

Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

"Платье стоит больше 1000 долларов".

– У Вас были очень красивые платья в шоу в минувшем сезоне. Где вы заказывали такие платья?

– Смотря, на каком шоу. Какие-то платья мне шьет Ольга Рябенко, которая как раз шила костюмы Алине Загитовой и Жене Медведевой. Какие-то я в другом ателье шила. К Олимпийскому сезону мне шила тоже другой дизайнер. Мне кажется, очень хорошие костюмы получились.

– А они дорогие? Сколько стоит один костюм?

– Все по-разному. Зависит от камней. Нам обычно "Сваровски" вшивают.

– Какое было самое дорогое платье?

– Наверное, самое дорогое было от Алены Ахмадулиной, к программе "Титаник".

– Сколько оно стоило? Счет на тысячи долларов?

– Каждое платье стоит больше тысячи долларов. Где-то так.

– Елена, делали ли вы каскад "тройной лутц-тройной риттбергер"?

– Да, делала. Я делала не только лутц с риттбергером. Как раз в олимпийском сезоне я собрала "сальхов-риттберегер", "флип-риттберегер", "лутц-ритбергер", то есть такие серьезные каскады. Думали даже в программы их вставлять. Но там были такие соревнования, что решили не рисковать. А на тренировках всегда делали.

"Вдохновлялась Каролиной Костнер".

– Смотрели последний проката Алисы Лю?

– Нет, не смотрела весь прокат. Видела только отрывок четвертного прыжка или тройного акселя. Только отрезки, где она исполняет элементы ультра-си.

– Какими фигуристками вы вдохновляетесь и восхищаетесь?

– Я вдохновляюсь и восхищаюсь Каролиной Костнер и, наверное, Юна Ким и Мао Асадой.

– А из наших?

– Из наших не было таких, кем бы я прям восхищалась. Они все классные, но нет таких, кем я вдохновляюсь, кто бы двигал меня вперед. Вот по поводу Каролины, я смотрела ее программы, какие-то ее шаги подсматривала у нее, именно в плане катания. Она для меня фигуристка номер один.

– Вы тоже левша, как и она. Но при этом вы катаетесь, как правша, а она как левша. С чем это связано?

– Ну, в Европе и России разные подходы. Там более индивидуальный, у нас групповой. Как все прыгают – так и ты. У тебя не будут спрашивать, правша ты или левша, делай как все.

– В чем разница?

– Мы все прыгаем в левую сторону, а левшам удобнее в правую и приземляться на левую ногу. Меня сразу научили прыгать, как правши. Попробовать прыгать в другую сторону мне никто не предлагал.

– Кто Вам больше нравится – Юдзуру Ханю или Натан Чен?

– Натан Чен. Мне кажется, Юдзуру какой-то космический фигурист, таких, как он, вообще нет, он отличается от всех. А у Натана Чена такое мужское четкое катание. Мне кажется, он очень харизматичный фигурист. Когда он катается, от него прет нереальная энергетика, и зал после его прокатов встает.

– Насколько сильным, на ваш взгляд, был вклад Брайана Орсера в Юдзуру Ханю. Он был бы с другим тренером таким космическим?

– Я думаю, Юдзуру с любым тренером был бы таким космическим, потому что он сам по себе такой. Конечно, многое зависит от тренера, но значит, Брайан нашел к нему подход, и они оба нашли ту стратегию, которая помогает выиграть на протяжении долгих лет.

Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Елена Радионова в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

"Месси нравится больше Криштиану".

– Следите за другими видами спорта?

– Да, слежу за художественной гимнастикой, потому что общаюсь с некоторыми девочками. Иногда вот за футболом могу последить. За теннисом тоже начинаю следить, много знакомых появляется в этом виде спорта и в последнее время начала играть, и очень понравилось. Теперь буду следить.

– Будете ли смотреть теннисный турнир "Уимблдон"? За кого будете болеть? Кто ваш фаворит?

– Буду смотреть. Фаворита мне сложно назвать, а болеть буду за всех наших девочек и в частности, за Настю Потапову. Я с ней знакома.

– Правда ли что ваша любимая футбольная команда "ЦСКА"?

– Да, конечно. Я вообще с детства в ЦСКА катаюсь. Я не изменяю традициям, это мой клуб.

– Какие у вас отношения с Константином Кучаевым?

– Нормальные.

– Вот была дискуссия, когда футболисты за выход в четвертьфинал получили звания "ЗМС". Вы считаете это справедливым?

– Тяжело сказать. На самом деле, ребята сделали огромный прорыв. Ведь было очень много негативных комментариев. А за чемпионат мира мнение людей в корне поменялось. В какой-то степени я могу сказать, что это правильно. Потому что, мне кажется, что они сделали невозможное. Но если есть правило, регламент, то нужно следовать этому правилу.

– Кто ваш любимый футболист?

– Нет такого.

Лео Месси или Криштиану Роналду?

– Месси. Я не разбираюсь, как они оба играют, я больше смотрю на визуальные качества. На форму.

"Может быть, напишу свою книгу".

– Чем жертвуют дети и чем пожертвовали вы? Ведь фигурное катание забирает детство.

– Ничего не забирает, это все глупости. Фигурное катание дало мне имя, возможность путешествовать, зарабатывать. Я из этого получила только плюсы. Я не думаю, что я жила бы лучше, если бы я гуляла каждый вечер с детьми во дворе, ходила полноценно в школу. Мне фигурное катание дало намного больше, чем, если бы я просто жила обычной жизнью.

– Какие книги вы читаете?

– Сейчас я читаю "Портрет Дориана Грея".

– А какая книга Вас особенно потрясла?

– Меня очень потрясла книга "Голова профессора Доуэля"? Она была какая-то фантастическая, я ее прочитала в достаточно раннем возрасте и на одном дыхании.

– А вы не думали сами книгу написать?

– Не знаю, пока не думала пока об этом. Возможно, в будущем. Лет в 15 я хотела написать книгу о себе, что со мной происходило, как я школе училась, как на тренировку ходила, кто меня обижал, как тренер со мной разговаривал. Но потом это как-то сошло на нет. Времени стало мало.

– Какие черты характера появились у Вас благодаря спорту и как они Вам помогают в реальной жизни?

– Каждый спортсмен проходил такую школу жизни, когда нужно постоять за себя. Например, в обычной школе такого нет, потому что в спорте ты должен доказывать, что именно ты первый. Естественно, это закалило мой характер и в жизни это мне помогает. Как вы видите, все спортсмены сильные и амбициозные люди благодаря спорту.

- Какой ваш любимый фильм или сериал?

– Я не так много смотрела сериалов, посмотрела "Игру Престолов", которую все так хвалили. Очень понравилось. Также я посмотрела сериал "Чернобыль", который на меня тоже произвел сильное впечатление. После просмотра стало грустно, что мы с планетой творим, как мы ее загрязняем. Мне очень хочется, чтобы каждый человек ответственно относился к этому. Потому что все происходит из– за человеческой халатности или самоуверенности, которая приводит к этому.

Елена Радионова (слева) в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Елена Радионова (слева) в гостях у "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

"Хейтров у меня, слава Богу, не было"

– Во времена выступлений были ли у Вас хейтеры, которые не давали Вам покоя?

– Нет, слава Богу, не было. У меня их больше появилось, когда я начала комментировать соревнования. Сейчас лишний раз думаешь что сказать, ведь какая– то безобидная фраза может перейти в цитату, и из-за нее "злые фанаты" могут начать хейтить.

– Вам пишут оскорбления после ваших комментариев по поводу выступлений Медведевой и Загитовой?

– Да, один раз писали. Когда я сказала, что, у Алины был недокрут, и мы просматривали это в повторе. Я говорила, что не совсем уверена. Потом судьи не поставили Алине этот недокрут, и на меня свалился такой шквал негатива. Мне писали: "да ты ничего не понимаешь в фигурном катании", "ты неудачница" и "ты просто ее не любишь". Я никак не отреагировала, никакой паники не было. Я понимала, что я ничего плохого не сказала. К каждой фигуристке я очень уважительно отношусь, понимаю, каким трудом это достается. Я ни в коем случае не хотела никого задеть. Кажется, я очень адекватно все сказала.

– Водите ли вы автомобиль?

– Да, я вожу автомобиль. Сдала на права в 17 лет и получила их, когда исполнилось 18.

– А какой автомобиль у вас?

– Джип. Я не очень люблю лишний раз рассказывать о том, как я живу. Зачем это?

– Какие сны Вам снятся?

– Никакие. Мне очень редко что-то снится. А если снится, то какие-нибудь глупости о том, как я убегаю от маньяков. Я редко запоминаю. Снится заброшенная деревня, за мной кто-то гонится, и я ищу способы убежать оттуда, вырваться. Но это только когда я очень сильно устаю, голова забита всякими мыслями. А так обычно ничего.

– Боитесь оговориться в прямом эфире, что-то не то сказать?

– Боюсь. Я на самом деле, очень тщательно думаю, что сказать. Ведь мы знаем, если ты не так что-то скажешь, в интернете тебя просто захейтят.

– Не было ляпов каких-то серьезных?

– У меня были ляпы, но они не злые. Смешные. В танцах на льду говорила, что у всех пар поддержка первого уровня. А мне один судья потом написал, что у этой поддержки первый уровень – максимальный. Больше не бывает. Фамилию могла неправильно сказать.

"Ковтун хотел быть на лидирующих позициях"

– Как вы отреагировали на уход Максима Ковтуна?

– Я узнала, мне кажется, об этом самая последняя, из интернета. Я не виделась давно с ребятами, не была давно в ЦСКА. Для меня это был шок, потому что я помню, как все готовились к чемпионату России, к Универсиаде. А потом: "Бах!" – такая новость! Для меня это было очень неожиданно. Я видела, как Максим проводит первую половину сезона. Казалось, он пересмотрел свое отношение к фигурному катанию. А потом я не знаю, что произошло. Возможно, Максим понял, что он не может бороться с ребятами, которые прыгают все четверные. Максим не учил новые элементы, он понимал, что ему с его набором будет тяжело конкурировать, а он, мне кажется, хотел быть на лидирующих позициях и все-таки не стал терять время и сейчас находит себя в другом.

– Люди ему чуть ли не соболезнования писали.

– Он такой пост в Инстаграме написал, что можно было прослезиться. По российским меркам он был выдающимся спортсменом. Конечно, жалко было его отпускать.

– Общаетесь сейчас со своим бывшим тренером Инной Гончаренко? Какие у вас отношения?

– Если честно, я с ней не общаюсь. Как-то не получается. Я поздравляю ее с днем рождения, она меня. Вот и все.

– Вы хотели в какой-то период времени перейти в группу к Тутберидзе?

– Никогда об этом не думала. Я Этери очень уважаю как тренера, но к ней никогда не планировала.

– Как относитесь к методам тренировок Брайана Орсера?

– Я не знаю, если честно, какие у него методы, мне очень тяжело судить. Видимо, его методы приносят хороший результат. Как мы видим, у него многие спортсмены на лидирующих позициях.

– Можете ли вы как-то объяснить, почему у нас в женском одиночном катании такая конкуренция и высокие результаты, а в мужском мы так далеко от пьедестала?

– Раньше у нас был очень сильный состав у мальчиков, сейчас спад. Возможно, у девушек скоро будет спад, а у мальчиков подъем. Тем более, сейчас сильное поколение, очень хорошие ребята растут. У Этери Тутберидзе есть очень хороший мальчик Даня Самсонов. Мне очень импонирует парень из Питера Петя Гуменник. Какие-то еще фамилии тяжело назвать. 

Газета № 7963, 05.07.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ