«Не по-человечески, не по-пацански». Кто и зачем поссорил Плющенко и Ягудина

Олег Шамонаев
Шеф отдела информации
12 июня 2020, 16:25
2001. Евгений Плющенко и Алексей Ягудин. Фото Reuters 1996 год. Алексей Ягудин и Алексей Мишин. Фото Дмитрий Солнцев
Почему взрослые и успешные мужчины не могут забыть юношеские обиды и помириться после 25 лет вражды

Антагонизм олимпийских чемпионов Алексея Ягудина и Евгения Плющенко — в некотором роде достояние российского фигурного катания. Если когда-нибудь они публично помирятся, наша жизнь станет более пресной. Сложно представить, как можно говорить об этих двух звездах иначе как о заклятых врагах — мы привыкли к такому положению дел. И уже мало кто задумывается над тем, почему за четверть века вражды оба принципиальных соперника никогда не опускались до личных оскорблений, драк или откровенного хамства. Хотя дело тут явно не только в хорошем воспитании и благородстве.

Ягудин и Плющенко много раз говорили, что плохо знают друг друга вне спорта, несмотря на тренировки в одной группе в юности и даже проживание в одной комнате на сборах. Они очень долго честно поддерживают на публике легенду о взаимной ненависти, и, возможно, сами в нее искренне верят. Однако, если внимательно изучить их взаимные претензии, выясняется, что всякий раз в конфликтах фигурировал кто-то еще. Просто звездные фигуристы, не являясь зачинщиками, притягивали к себе все молнии. Действительно серьезные неприятности в жизни Ягудина случились без участия Плющенко. И наоборот.

Чувство ревности

Общеизвестно, что великая нелюбовь началась в середине 1990-х, когда и Плющенко, и Ягудин тренировались у Алексея Мишина в Санкт-Петербурге. Евгений, который был младше на два года, говорит, что испытывал на себе проявления дедовщины. «Я получал от Ягудина зуботычины — как от старшего и более сильного, — вспоминал потом Плющенко. — Причем, как правило, если он меня и бил, делал это исподтишка». Мишин считал, что это были не только обычные мальчишеские разборки, но ревность к Евгению, опекой которого после переезда из Волгограда тренер занимался лично.

При этом сам Ягудин писал, что на первых порах больше ревновал к другому ученику Мишина — Алексею Урманову, который только что выиграл Олимпиаду в Лиллехаммере. «Я долго ломал голову над тем, почему Мишин постоянно посылает Урманова и меня на одни и те же состязания. Почему он не дает мне шанса выйти из тени моего старшего товарища? — написал Ягудин в автобиографии. — Наконец, меня осенило: Мишин хотел, чтобы я постоянно проигрывал Алексею! Пока я пытался вырваться из этого замкнутого круга, Плющенко выступал в других турнирах, выигрывал их и набирал силу».

«Чувство ревности к Евгению создало у Леши недоверие к моим поступкам и решениям, — говорит Мишин. — Никогда за все время моей работы с ними у меня не было и в мыслях топить Ягудина ради Плющенко». Как бы то ни было, зародился конфликт, причем его сторонами изначально стали фигурист Алексей Ягудин и тренер Алексей Мишин, а Плющенко проходил в нем лишь фоном. Взаимное недовольство достигло пика на Олимпиаде в Нагано, где Ягудин простыл и не смог бороться за медаль. Впрочем, дело было не только в плохом результате.

«На контроле в Олимпийской деревне открывают его чемодан, а там в обнимку с коньками лежат две бутылки водки, — пишет Мишин. — В Нагано он мог быть на пьедестале. Но после отличного проката в короткой программе он, приняв душ, сел на трибуну под вентиляционной трубой. В итоге — температура под 40 градусов, произвольная не задалась, упал с четверного».

«Сидя рядом со мной после произвольной программы, Алексей Николаевич не сказал мне ни слова, — вспоминает Ягудин. — Когда на табло появились оценки, он ушел, оставив меня одного с моими чувствами. Я знал: он зол на меня за то, что я заболел. Но это же смешно! От него требовалось лишь посидеть рядом со мной пару минут».

1996 год. Алексей Ягудин и Алексей Мишин. Фото Дмитрий Солнцев
1996 год. Алексей Ягудин и Алексей Мишин. Фото Дмитрий Солнцев

Олимпийская мистика

Следующим же летом Ягудин сменил тренера и уехал тренироваться в США. Обращаясь к Тарасовой с просьбой стать его наставником, Ягудин заявил буквально следующее: «Алексей Николаевич любит Женю и Лешу Урманова, а меня почти не замечает». Это была последняя жалоба такого рода — на ближайшие годы противостояние Ягудина с тандемом Плющенко — Мишин стало чисто спортивным — обижаться здесь можно было только на себя. Оба конкурента это отлично понимали и пахали как проклятые. Весь олимпийский цикл — с декабря 1998 по март 2002 — они вдвоем выиграли в мужской одиночке все (!) соревнования уровня чемпионатов мира, Европы и финала «Гран-при».

В этот период они казались полными противоположностями — буквально как лед и пламень. Целеустремленный и не слишком эмоциональный блондин против артистичного и куражистого брюнета, известного своими приключениями в том числе за пределами катка. Наверняка у обоих фигуристов в те годы было много претензий и к судьям, и к национальной федерации, но в конечном счете они, конкурируя, тащили друг друга вверх — к медалям Солт-Лейк-Сити. «Мы любили соревноваться, нам нравились эти сражения. А тот конфликт, который был в умах людей — это все было искусственно создано СМИ», — признается потом Ягудин.

Действительно, до эпохи соцсетей СМИ порой искусственно стравливали друг другом спортивных звезд — считалась, что так спортивная интрига приобретает особый драматизм. Иногда этот придуманный конфликт вдруг проявлялся и в реальной жизни — возможно, это в какой-то момент пережили и Плющенко с Ягудиным. Тем более, что в истории их взаимоотношений случился странный эпизод с психологом Рудольфом Загайновым на Олимпиаде-2002. Эпизод, который позволил Евгению обвинить своего конкурента в нарушении принципа «фейр-плей».

Загайнова — специалиста с неоднозначной репутацией — Татьяна Тарасова привлекла для обуздания страстей Ягудина. И именно этого психолога потом начали обвинять чуть ли не в колдовстве, которое спровоцировало падение Плющенко на первом прыжке в короткой программе. «Этот прыжок я знал как отче наш. Разбуди меня ночью — и я его прыгну без единой помарки, — вспоминал Евгений. — И вдруг, выходя на четверной, я увидел силуэт Загайнова и поймал его тяжелый взгляд. Я хорошо оттолкнулся и ровно вылетел, но потом случилось необъяснимое. Кто-то словно приказал мне: «Иди на приземление!» И я послушался, хотя было еще рано. Будто меня потащила за собой какая-то непонятная сила».

— Когда Плющенко упал в короткой, я подпрыгнул и закричал: «Да! Да! Да!» Вряд ли эта выходка красит меня, но на карту было поставлено слишком многое, и я не мог, да и не хотел скрывать свою радость. В тот момент я понял, что стану чемпионом, — написал в своей книге об этом моменте Ягудин.

Злая любовь

Справедливо ли утверждать, что противостояние Плющенко и Ягудина продолжалось и после окончания карьеры Алексея? Пожалуй нет. В 2012-м Ягудин даже выступил в шоу, посвященном 30-летию Евгения. Единственным острым моментом, пожалуй, были комментарии Алексея после того, как Евгений по состоянию здоровья снялся с личного турнира на Олимпиаде-2014. Очень многие тогда говорили, что Плющенко со всеми его травмами не должен был закрывать дорогу в сборную Максимум Ковтуну. Эту позицию поддержал и Ягудин, выступавший в качестве эксперта.

— Я не умаляю заслуг Плющенко, потому что он выдающийся фигурист, но считаю, что это был абсолютно неспортивный поступок, и очень жаль, что из-за него пострадали молодые запасные фигуристы, и в том числе Максим Ковтун и Сергей Воронов. Они бы тоже могли стать олимпийскими чемпионами в командном турнире", — заявил Алексей, вызвав гнев команды Плющенко.

— Во время Олимпиады в Сочи Алексей ходил по каналам, рассказывал, что Женя симулирует и что надо дать дорогу молодым... Дошло до того, что Первый канал показывал операцию Плющенко в прямом эфире, чтобы доказать реальность травмы, — заявила супруга Плющенко Яна Рудковская. — После этого извинились все, кроме Алексея — он все ходит и глаза вниз опускает. До Сочи все было нормально, но дальше... Жаль, что Алексей стал так себя вести. Как-то не по-мужски, не по-человечески, не по-пацански.

Рудковская считает, что причиной для нового витка конфликта стал «дележ бизнеса ледовых шоу». Хотя с другой стороны не совсем понятно, какой в этом интерес у Ягудина, который пока вступает в шоу только как артист. Как бы то ни было пикировки продолжаются, в том числе в соцсетях. После появления Алексея на корпоративе на том же катке, где тренируется академия Плющенко, Евгений сопроводил свой пост язвительными хэштегами «Беспринципный мальчуган», «Незваный гость», «Это же надо так любить деньги».

Правда после этого обе звезды нашли в себе мужество сделать публичные реверансы в отношении друг друга. Ягудин назвал бывшего конкурента «гением», «реальным профи» и «крутым спортсменом». В ответ Евгений признался, что начал «полюбливать» телекомментарии Ягудина (несмотря на то, что на Олимпиаде-2018 Алексей почему-то не сообщил зрителям, что программа Юдзуру Ханю посвящена Плющенко). В итоге и Евгений и Алексей пришли к выводу, что старые обиды пора забыть и пожать друг другу руки. Однако этого до сих пор не произошло. Возможно потому, что в современном мире рейтинг ссор гораздо выше, чем публичные мир и дружба.

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
22
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир