8 ноября 2009, 18:00

Команда Ламбьеля

Читать «СЭ» в

Год назад двукратный чемпион мира Стефан Ламбьель объявил о том, что навсегда оставляет любительский спорт из-за хронических травм. А в этом сезоне вернулся. Причем не только в спорт, но и к своим прежним наставникам – тренеру Петеру Грюттеру и хореографу Саломе Брюннер, от которых уходил чуть больше года назад, чтобы попробовать добиться более высоких результатов за океаном. В сентябре этого года на турнире в Оберстдорфе Ламбьель представил публике свои новые программы, а корреспондент "СЭ" Реут ГОЛИНСКИ поговорила с Грюттером и Брюннер.

"Мне очень повезло с окружением, - сказал Ламбьель в интервью на том турнире. – Я могу только поблагодарить Петера и Саломе за то терпение, с которым они меня поддерживают".

Петер ГРЮТТЕР: "ТАКОЙ УЧЕНИК, КАК СТЕФАН, – ЭТО СЧАСТЛИВЫЙ ЛОТЕРЕЙНЫЙ БИЛЕТ"

- Oчень рада видеть всю вашу команду опять в сборе. Скажите, были ли Вы удивлены, когда Стефан сказал, что хочет вернуться?

- Нет, не был. Я ожидал чего-то подобного, потому что Стефан не прекращал информировать антидопинговые структуры о своем местонахождении и все время тренировался. Официально - для шоу, но для шоу люди тренируются по-другому. Поэтому я знал, что когда-нибудь он вернется.

В прошлом году Ламбьель приехал в качестве гостя на чемпионат мира в Лос Анджелес, где я был с Самюэлем (Самюэль Контести – ученик Грюттера, выступающий за Италию. – Прим. "СЭ"). Он сказал мне, что уже не вернется, но даже это меня не убедило. А потом он мне позвонил и спросил: "Вы поедете со мной в Оберстдорф?" Я, не задумываясь, ответил: "Конечно!"

- В пресс-релизе этих соревнований было написано, что Ламбьель намерен тренироваться с вами 2 дня в неделю в Женеве, а в оставшиеся дни будет самостоятельно работать в Лозанне.

- На самом деле Стефан проводит в Женеве значительно больше времени, потому что там лучше условия для тренировок. Какое-то время наш каток был закрыт на ремонт, поэтому я ездил к нему в Лозанну. Но сейчас каток снова открылся. На самом деле Стефану не нужны мои ежедневные наставления: он – умный парень, умеет сам работать над ошибками. Даже когда он был маленьким, часто занимался один. Но наше сотрудничество никогда не прекращалось, даже когда он уехал в Штаты к Галине Змиевской и Виктору Петренко. Серьезно мы расстались лишь один раз - перед чемпионатом мира-2005 в Москве. Стефан был настроен очень решительно, но даже тогда я сказал ему: "Если буду нужен, возвращайся".

Мы никогда не ругались. Иногда, конечно, ссорились на тренировках, особенно когда Ламбьелю было лет 18-19 - как раз тот возраст, когда у мальчиков меняется характер. Но сейчас все в порядке.

- Я не знаю Стефана лично, но из того, что о нем читала, создалось впечатление, что у него очень непростой характер.

- Знаете, именно из таких ребят получаются чемпионы. Понятия "легкий чемпион" не существует в принципе. Необходимо просто найти правильный подход к человеку. Иначе, если все время ссориться, вы будете работать против собственной победы. Поэтому я всегда стараюсь прислушиваться к Стефану, а он старается прислушиваться ко мне. Между нами даже существует нечто вроде телепатии: иногда я что-то чувствую, a он тут же произносит это вслух.

Ламбьелю было 8 лет, когда он пришел ко мне. Сейчас ему 24. Столь большой период времени, конечно же, не обходится без взлетов и падений. Но что бы между нами ни происходило, я все равно останусь его самым большим и самым преданным поклонником. Это как отец, который продолжает любить сына даже когда тот вырастает и уходит из семьи.

- Сейчас ваша команда и выглядит как воссоединенная семья.

- Знаю, что многие любят нас именно за это ощущение. Мы все очень хорошо ладим. Можем обсуждать между собой любые вещи. Швейцария - маленькая страна: если у тебя за спиной никого нет, ты будешь очень одинок. Поэтому каждому фигуристу нужна команда, которая помогает, поддерживает.

- У вашей команды это отлично получается.

- Такой ученик, как Ламбьель, - это как счастливый лотерейный билет. Ученик, который способен воплотить в жизнь все то, что ты пытаешься через него показать окружающим.

- Что вы думаете о его форме, как тренер?

- Мы начали серьезно тренироваться не так давно. Я был очень занят летом, Стефан разъезжал с шоу, потом ему нужно было сделать перерыв, отдохнуть, потом – обкатать новые коньки. Если Ламбьель сможет тренироваться без длительных перерывов, тогда, думаю, мы будем готовы показать все, на что способны, уже в январе – на чемпионате Европы. Сейчас нельзя переусердствовать. Ламбьель не молодой фигурист, которого нужно постоянно учить новому. Главное – довести до хорошего уровня то, что он умеет, вот и все.

- Самюэль Контести продолжает работать с вами?

- Да. Он попросил меня поработать с ним, когда я еще работал с Ламбьелем. Я спросил Стефана, не возражает ли он, и только потом дал Самуэлю согласие. Хотел быть уверен, что Стефан не расценит эту работу, как работу против него. Самюэля тренирует его жена, она - хороший учитель, но им нужна былa консультация у более опытного специалиста.

Мне это было удобно. Женева находится близко к Италии и Франции, а Самюэль живет прямо на границе этих стран. По шоссе это час двадцать минут. В этом сезоне, кстати, я в первый раз буду выводить на лед сразу двоих спортсменов. Так что скоро узнаю, насколько хорошо сумею справиться с этой задачей.

Саломе БРЮННЕР: "ЛЮДИ, КОТОРЫХ ЛЮБИТ ЛАМБЬЕЛЬ, ОСТАНУТСЯ С НИМ НАВСЕГДА"

- Саломе, вас oднажды спросили, продолжает ли Стефан вас удивлять после стольких лет совместной работы. И вы ответили - "да". Удивил ли он вас этим летом?

- Его решение вернуться стало большим сюрпризом. Я весь год думала о такой возможности, потому что мне казалось, что желание соревноваться не исчезло в Стефане полностью, но в тот момент, когда услышала, что Стефан возвращается, этого никак не ожидала. Тогда подумалось даже: "Хорошо, что он наконец смог принять окончательное решение, даже не важно "да" это, или "нет".

- Как это было? Ламбьель просто сказал вам: "Я приезжаю в Оберстдорф ставить короткую программу"?

- Было трудно. Летний лагерь в Оберстдорфе был полон, у нас с Петером Грюттером занималось много фигуристов: не было даже часа свободного на работу со Стефаном. Я обязательно нашла бы для него время, даже если бы для этого потребовалось уехать и работать где-нибудь еще. Но администрация центра пошла нам навстречу: они открыли один каток в ночное время специально для нас со Стефаном.

В Швейцарии нам редко удается поработать в такой обстановке: разве что иногда по утрам, когда дети в школе. Но никогда мы не оставались на льду совсем одни. Это было по-настоящему здорово.

- Вы поставили всю программу всего за несколько дней?

- Все произошло действительно быстро, потому что Стефан должен был уезжать в турне. Он пришел уже хорошо подготовленным: у него была выбрана и "порезана" музыка (увертюра к опере "Вильгельм Телль" Россини). Очень красивая музыка, мне она сразу понравилась: особенно первая часть, которая не очень широко известна. Мне нравится, что первая и вторая части сильно отличаются друг от друга. Стефан также знал, как хочет расставить элементы. Нам оставалось только найти подходящий хореографический "язык".

Благодаря тому, что на льду никого не было, Стефан мог много импровизировать, на катке постоянно играла только его музыка. Это напоминало строительство - кусочек за кусочком. После нескольких ночей, проведенных в спортивном центре, программа была готова.

- Я читала в одном из ваших интервью, что именно так вы всегда работаете со Стефаном – он импровизирует на льду, а вы отслеживаете его движения.

- Сильные фигуристы обычно уверены в себе, сильнее чувствуют музыку и связь с ней. Хореографу остается только выбрать, из чего составить программу. Когда же фигурист более молодой и не очень опытный, я должна придумывать идеи сама. Иногда я подсказываю их и Стефану, но все меньше и меньше.

- Как Вы думаете, Ламбьель может стать хорошим хореографом?

- Думаю, да. Вот только хватит ли у него терпения кого-то чему-то учить?

- Показательный номер на песню Жака Бреля Ne Me Quitte Pas, вы тоже ставили вдвоем?

- Да. Это была, можно сказать, "хореография под слова". Не возникало даже вопроса, как трактовать эту песню. Пока мы занимались постановкой программы, я стала настоящей поклонницей Бреля: он очень по-особенному произносит слова. Так, что они перестают быть просто словами.

- После того как Ламбьель ушел из спорта год назад, думали ли вы, что снова станете работать вместе?

- Я понимала, что любой артист должен иметь возможность выбирать. Поэтому спокойно относилась к тому, что Стефан может работать со мной, а может с другими хореографами. Но, знаете, он особенный человек: все, кто является частью его жизни, остаются в его жизни навсегда. И даже если Стефан снова захочет уйти, это вовсе не будет означать, что мы забыты.

Реут ГОЛИНСКИ

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости