18:15 15 марта | Биатлон
Газета № 7584, 16.03.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Владимир Драчев: "Мы находимся в самом низу и должны оттолкнуться от дна"»

"Мы находимся в самом низу и должны оттолкнуться от дна". Владимир Драчев – о спасении нашего биатлона

Как России вернуться на былые позиции? Фото AFP
Как России вернуться на былые позиции? Фото AFP
Знаменитый биатлонист рассказал "СЭ", как России вернуть былые позиции на мировом уровне

У НАС ЕСТЬ ШИПУЛИН, НО ДАЖЕ С НИМ МЫ НИЧЕГО НЕ МОЖЕМ ПРОТИВОПОСТАВИТЬ КОНКУРЕНТАМ

– Спад в результатах наших биатлонистов вы связываете с работой нынешнего руководства СБР? - первый вопрос Драчеву.

– Я бы не сказал, что такие результаты вызваны только руководством российского биатлона. Все зависит от общего состояния дел. Нужно поднимать вопросы и по руководству, и по детским спортивным школам, и по обстановке в национальных командах, и в резервных тоже. То есть нужно решать все вопросы в комплексе, а не по одному. Здесь все точно также, как в биатлоне – он состоит тоже из 100 маленьких пунктов. Как и в гонке, одна мелочь сможет потянуть за собой все остальные труды.

В нашем биатлоне сейчас такая ситуация – здесь не очень, а еще здесь и здесь не очень, а в итоге мы скатываемся вниз. Имея такого лидера, как Шипулин, мы не можем ничего противопоставить другим командам. И такая ситуация не только в мужской, но и в женской команде. Здесь важны все вопросы – руководства, финансирования, детских школ, резерва, регионов, оружия, экипировки, работы со СМИ и так далее. Все эти темы нужно включить в программу, которая позволит нам идти дальше. Она должна быть на весь четырехлетний цикл. Мы должны понимать, что наша основная цель – это чемпионат мира в Тюмени, и Олимпийские игры в Китае.

В то же время рост результатов не может быть мгновенным, только после качественной работы всех эшелонов – от детских спортивных школ до сборных команд.

– Вы не думаете, что спад в результатах связан и с тем, что у нас не очень талантливое поколение? Шипулина, понятно, выносим за скобки.

– Эти нюансы есть. Может быть, они связаны с просчетами тренерского штаба или руководства. То есть такой комплекс проблем привел к сегодняшним результатам. Мы это все проанализировали – не только я, но и те, кто раньше успешно бегал и сейчас занимается развитием биатлона в регионах. Мы прекрасно понимаем, к чему пришел наш биатлон, и что настало время делать перемены. Иначе мы будем не подниматься, а опускаться все ниже и ниже.

НУЖНЫЕ МОЛОДЫЕ ТРЕНЕРЫ

– На ваш взгляд, действующий тренерский штаб должен покинуть свой пост?

– Нам обязательно нужно делать корректировки. Это не оспаривается. И наши специалисты прекрасно понимают, что нужно менять подход. Должен прийти совершенно новый тренерский штаб. Возможно, кто-то из нынешних специалистов останется, есть часть тренеров, которые достойны этой работы. Но в целом штаб должен работать по-другому. Нужно не гнаться за моментальными и минимальными результатами, а надо начать работать от резерва – молодежных и юниорских сборных – и заканчивая основным составом, на будущие победы. Мы должны поднимать нашу молодежь. А те, кто не способен на это, безусловно, не должен работать. Нам сейчас нужен тренерский штаб на этот переломный для российского биатлона четырехлетний цикл.

– Как тренер, который уже 10-15 лет работает по одной методике, вдруг завтра начнет работать по другой?

– Здесь требуется сплав опыта и молодости. То есть тех людей, кто побеждал раньше, и креативной молодежи, которая уже работает в нынешних командах и знает, что происходит в российском биатлоне. И таким образом мы сможем сделать монолитный состав тренерского штаба. Возможно, нам помогут и опытные специалисты. Нам уже сейчас необходимо проводить много семинаров, обучать новых тренеров, восстанавливать тренерские школы. Это все было в наши времена. Тогда тренеры ездили, повышали квалификацию, проводили совместные тренировки.

– А сейчас?

– Сейчас этого, конечно, нет. Команда разбилась на части, все тренируется сами по себе.

– Нужны ли нам тренеры-иностранцы?

– Скажу так: тот опыт работы с иностранцами, который у нас есть, не прижился. У нас не получилось с Пихлером. На мой взгляд, не вышло и с Гроссом, потому что команды нет, она не выступает на том уровне, который мы бы хотели видеть. Давайте все-таки будем поднимать свои кадры, они у нас есть и почему-то работают в других командах. И непонятно, почему они поднимают не российский биатлон. Им всем стоит вернуться и создать хороший тренерский штаб. И этот сплав сможет ковать будущий тренерский состав, который будет работать в регионах. Региональные тренеры должны посещать занятия главных команд, чтобы понимать тенденции. Понятно, что эти изменения не дадут моментальный результат, но целенаправленная работа в итоге приведет в биатлон огромное количество детей, которые в будущем пополнят резервные, юношеские, молодежные команды. И в будущем они должны присоединиться к основной команде, участвовать в Кубках мира и Кубках IBU.

На сегодняшний день, на мой взгляд, нам не хватает ротации. Ну если идет спортсмен не в лидерах личного зачета, дай пробежать другому. Нам нужно сделать так, чтобы у молодежи был шанс работать, а не сидеть на одном месте. Если не идет у тебя – уступи другому. Все мы люди, у всех бывают спады, не надо добивать организм. Таких постоянно бегущих, как Фуркад или в свое время Бьорндален с Пуаре, – единицы. Но мы пока таких не нашли, нам это только предстоит сделать.

– Но они у нас есть?

– У нас есть Кайшева, Резцова, Малиновский. У нас есть хорошие юниоры, их нужно приглашать и не испортить.

НАМ НУЖНА ВСЕРОССИЙСКАЯ ЭСТАФЕТА

Алексей Слепов говорил, что попадание в сборную во многом зависит от отношений личного тренера с наставником национальной команды. Именно по этой причине он не выступил на чемпионате Европы-2018.

– Абсолютно точное замечание. В таких ситуациях нам нужен рейтинг, очки, мастерство, перспектива. Тренеры не должны быть заинтересованы в личных подборах эстафетных или других команд. Как в Норвегии, например? Почему Бьорндалена не взяли на Олимпиаду в Пхенчхан? Заслуженнейший человек, который мог выступить на всех уровнях, но его не взяли. Он бы однозначно не испортил команду, но он не выполнил норматив и, к сожалению, не поехал в Корею.

– Через сколько лет мы сможем вернуть позиции, которые были у российского биатлона еще совсем недавно?

– Главное сейчас – начать работу. Мы не должны опускать руки, а скорее начать заниматься развитием. Чем быстрее пройдет конференция, будет выбран тренерский состав, состоится оценка рейтингов, проведен анализ прошлых результатов, тем быстрее мы встанем на ноги и начнем двигаться к победам. Сейчас, чтобы вы понимали, мы находимся в самом низу. Теперь мы должны оттолкнуться от дна, и идти постоянно вверх. Хотя это во многом будет зависеть от сплоченности собранного коллектива – это правление, президент, вице-президенты, региональный тренерский состав и так далее. Сейчас нам необходима общая консолидация, чтобы перебороть сегодняшнюю тенденцию. И если мы пойдем вперед, то буквально через год-два мы увидим улучшение результатов. Очень важна хорошая атмосфера в коллективе, чтобы он работал, как следует. Все должны работать на общий результат, как это всегда было в России, эстафетные гонки всегда были нашим коньком.

– Если не начать реформы, потеряем наш биатлон?

– Биатлон сейчас – это 11 комплектов медалей. Если раньше было два-три, то сейчас 11! А мы на сегодняшний день выключены из этой борьбы. Все мы смотрим, переживаем, но… Сколько можно на это просто смотреть?! Видимо, настало время перемен.

СБОРНОЙ НУЖНА РОТАЦИЯ

– На ваш взгляд, в нынешнем составе сборной России есть биатлонисты, которым стоит завершить карьеру, потому что они не приносят результата?

– Такого говорить нельзя. У нас молодые спортсмены, у них высокий потенциал. Надо разобрать, посмотреть и принять решение. Сейчас не стоит говорить, кто должен закончить, а кто должен продолжить выступать. У каждого спортсмена доложен быть шанс, нам просто требуется расширение состава национальной команды, чтобы просмотреть всех возможных кандидатов, которые у нас существуют. И нужно это сделать уже в ближайший летний период. Считаю, это главным.

– По вашему мнению, команда, пришедшая на смену Михаилу Прохорову, не справилась со своими задачами?

– В каких-то моментах справилась и удержала какой-то уровень, но в целом…

– Например?

– Все должны понимать, что сборная команда России – это только вершина, но у нас есть резерв, регионы, детские школы. Этот фундамент хоть на каком-то уровне, но сохранен. У нас есть регионы, в которых идет очень хорошее развитие. Это Тюмень, Ханты-Мансийск, Ижевск, Красноярск, Московская область. Идет развитие пневматического биатлона. Правда, я бы не сказал, что это заслуги СБР, это общая заслуга. У нас есть отличные примеры работы, их надо взять за основу и распространить по всем регионам и дать им возможность развиваться. В России есть очень хорошие руководители региональных федераций, они развивали биатлон вопреки всему, что происходило на верху.

– Какую бы вы поставили оценку руководству нашего биатлона от одного до десяти?

– (Смеется.) Тут очень много нюансов, поэтому я бы не стал сейчас ставить оценки. Мы просто видим, какая сложилась ситуация, ее нужно проанализировать и понять, что было возможно, а что – нет. Бывает так, что на первый взгляд сделали ту или иную вещь плохо, а если залезть внутрь, то поймем, что это максимум, что можно было сделать в этой ситуации. Поэтому оценки здесь ставить нельзя. Но видя сегодняшнее положение, я могу сказать, что его нужно менять.

У МЕНЯ ЕСТЬ КОМАНДА, И Я ГОТОВ ВОЗГЛАВИТЬ СБР

– Вы готовы возглавить Союз биатлонистов России?

– Да, я буду выдвигаться, если будет назначена конференция. И если поддержат региональные федерации.

– Вы общаетесь с регионами?

– Конечно, мы постоянно на связи и с тренерами, и с региональными федерациями.

– И вы находите их поддержку?

– Конечно, находим. Все же понимают нынешнее состояние дел.

– У вас есть команда, которая в случае вашего избрания будет работать с вами?

– Именно с этого я начал. Сначала я набрал команду, а потом начал двигаться вперед.

– Есть в команде известные личности уровня Владимира Драчева?

– (Смеется.) У нас есть тот же Сергей Чепиков – мой коллега по Госдуме. Он однозначно меня поддерживает, и говорит, что всегда будет со мной. Кроме того, мои спортсмены, например, Сергей Тарасов – председатель федерации биатлона Алтайского края. Он меня поддерживает и тоже обещает помощь. Будут и еще люди, с которыми мы бегали, они моего возраста – "50+".

– Есть ли спонсоры?

– Да, есть руководители серьезных компаний, которые дали добро на вхождение в попечительский совет.

– То есть со спонсорством будет полный порядок?

– Да, этот вопрос уже решен. Он был обсужден еще летом, но компании смотрели на эту ситуацию так: "В СБР пока некому помогать. Если ты, Владимир, туда войдешь, то мы будем помогать".

– Это госкорпорации?

– Конечно. Это серьезные и уважаемые люди, которые готовы работать. Среди них и банковские структуры, и военно-промышленный комплекс, и другие крупные компании. То есть таких структур, которые готовы помогать развивать биатлон, много. И это полностью в их компетенции, и главное – у них огромное желание помочь спорту и биатлону в том числе.

Результаты опроса

30549 чел.

Наш биатлон на Олимпиаде - это...
39.2%
Просто катастрофа
15.4%
Провал, но все объяснимо
36.0%
Наш уровень, другого не ждали
9.5%
Нормально, со звездами было бы так же
Газета № 7584, 16.03.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...