Светлана Слепцова: «У юристов волосы дыбом от решений Международного союза биатлонистов»

20 февраля 2020, 17:45
Светлана Слепцова. Фото Евгений Тумашов, СБР.

Российская биатлонистка Светлана Слепцова, которая 11 февраля была признана Международным союзом биатлонистов виновной в нарушении антидопинговых правил и дисквалифицирована на два года, рассказала о готовности отстаивать свои права в Спортивном арбитражном суде.

— О том, что обвинение главным образом основывается на заявлениях какого-то осведомителя, хочется кричать. Кто это такой? Как эти данные добыты? Что за данные? Не было ли совершено каких криминальных действий, когда их добывали? И при чем здесь я? — цитирует Слепцову ТАСС.

— Устюгова обвиняют в применении оксандролона, но в вашем случае называется другое вещество.

— Мне приписывают остарин, но его нет в пробе, по которой меня обвиняют. И никогда не было. Даже в этих странных документах осведомителей написано, что уровень — ноль. Ноль, понимаете. Я не использовала запрещенные препараты. Поэтому в пробах ноль.

До слушаний остается все меньше времени, и я просто хочу, чтобы общественность поняла, что происходит. Потому что силы на пределе, если честно. За всю карьеру я сдала бесчисленное количество проб, тестов. Где только меня не проверяли: и у нас, и — намного чаще — за границей. Все тесты были отрицательными.

— Вы также подаете апелляцию в Спортивный арбитражный суд?

— Безусловно.

— У вас же одна команда юристов с Устюговым?

— Да, и у них волосы дыбом. Решения принимаются вопреки законам и нормам права. Я олимпийская чемпионка по биатлону, мама, которая хочет заниматься воспитанием сына, но порой говорю как юрист из-за всего этого кошмара.

— Виновной вас признала антидопинговая панель IBU, орган, у которого среди наших спортсменов сложилась сомнительная репутация.

— Это настоящие вершители биатлонных судеб. Орган, созданный IBU и полностью ему подконтрольный. Я считаю их марионетками руководства IBU. Мне они устроили настоящий допрос, длившийся несколько часов. Давили медицинскими терминами, сложными названиями — я отвечала на все честно. Но ни на секунду не отпускало ощущение, что все члены этой панели IBU заведомо относятся ко мне как к виновной. Вспоминать неприятно.

Я очень хорошо запомнила их имена — канадский адвокат Жени Сублиер, австралийский юрист Пол Хейс, доктор Жерар Дин из Франции. Это длилось несколько часов, и я постоянно ловила себя на мысли — хотят ли эти люди действительно разобраться или они просто исполняют чьи-то распоряжения? Насколько они вообще авторитетные специалисты?

Биатлон: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
24
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир