18:30 17 октября | Теннис — WTA
Газета № 7763, 18.10.2018

"Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня, - это про меня". Звонарева - о целях в теннисе, материнстве и "ВТБ Кубке Кремля"

Вера Звонарева. Фото Инстаграм
Вера Звонарева. Фото Инстаграм

Экс-вторая ракетка мира дала интервью "СЭ".

34-летняя Вера Звонарева, которая возобновила карьеру весной прошлого года, сейчас занимает в рейтинге WTA 161-е место. На "ВТБ Кубке Кремля" она прошла квалификацию, а во втором круге основных соревнований переиграла с разгромным счетом – 6:1, 6:2 пятую ракетку мира Каролину Плишкову, для которой победа в этом матче была критически важна для попадания на итоговый турнир года в Сингапуре. Победу над игроком топ-10 мирового рейтинга Звонарева одержала впервые с ноября 2011 года. На пресс-конференции она сказала, что решение о продолжении карьеры в следующем сезоне примет чуть позже вместе с семьей, и зависеть оно будет от того, получится ли совмещать выступления на высоком уровне с ролью мамы. Но Вера все же призналась: вернуться в топ-100 ей бы очень хотелось.

Надо играть квалификации? Ничего страшного

– Как ощущали себя, переигрывая теннисистку из первой десятки? – вопрос Звонаревой.

– Я даже не задумывалась об этом. Все-таки у меня уже большой опыт и я прекрасно понимаю, что вчера ты могла быть первой в мире, но вдруг потеряла уверенность и свою игру, и завтра станешь сотой. В туре много сильных теннисисток. Рейтинг – это всего лишь число. Нужно было настраиваться на сложнейший матч. Я, конечно, понимала, что Каролина – очень опасная соперница, что она здорово подает и играет в очень агрессивный теннис. Просто думала о том, что мне нужно сделать, чтобы удержаться и крыть все ее любимые удары.

– Вы начинали выступление в Москве с квалификации, играли в отборочных соревнованиях и на всех турнирах "Большого шлема". У вас, экс-второй ракетки мира, это не вызывает дискомфорта?

– Нет. Я понимаю, что если буду стоять в рейтинге выше, буду попадать в основные сетки напрямую, если нет – играю квалификацию. Ничего страшного. Именно так зарабатываются очки, чтобы подняться выше. По другому не бывает.

– После рождения дочери вы провели два почти полных сезона. Довольны ли вы тем, какую отдачу получаете от выступлений в туре?

– В принципе, да. Если бы ее не было, я бы, наверное, не продолжала этим заниматься. Мне нравится тренироваться, нравится готовиться, нравится бороться со стрессом, реализовывать себя на корте и пытаться улучшить свою игру. Естественно, нравится и видеть результат, если игра улучшается. Но, к сожалению, бывает и так, что играешь хорошо, но все равно терпишь поражения. Тогда нужно время, чтобы перевернуть эту ситуацию. Помимо хорошей игры нужна еще и уверенность, способность грамотно сыграть в определенные моменты. Это приходит только с практикой. Поэтому стараюсь смотреть на картину в целом. Вижу прогресс в своей игре, и это, считаю, самое важное.

– Вы сказали, что не уверены, будете ли продолжать выступать. Но все же, что должно произойти, чтобы вы были полностью удовлетворены постдекретным этапом своей карьеры?

– Сложно сказать. Первая цель для меня, наверное, пробиться в топ-100. А дальше посмотрим. Далеких целей для себя не ставлю. Пока позволяет здоровье, пока могу совмещать теннис и материнство, хочу продолжать выступать. Но в моем возрасте сложно что-то загадывать, все-таки накопилось много травм, которые уже можно назвать хроническими. Иногда они не позволяют тренироваться и играть в полную силу. И тогда становится очень сложно.

 

Нужно тренироваться шесть часов – значит, шесть часов

– Как изменился теннис с тех пор, когда вы были второй ракеткой мира?

– Не могу сказать, что теннис изменился грандиозно. Но стало намного больше девочек, играющих на очень высоком уровне. Поэтому мы и видим столько так называемых сенсаций. Сейчас победить кого-то из десятки могут не только представительницы топ-30, но и игроки из второй, а то и третьей сотни. Играешь маленькие турниры и убеждаешься, насколько высок уровень даже на них. Даже там, если не готов выступать в полную силу, скорее всего, не сможешь победить.

– А как изменились вы?

– Я стала мамой – это, конечно, сильно меняет (улыбается). Но в плане тенниса, мне кажется, я не сильно изменилась. Люблю работать, всегда стараюсь улучшаться. Всегда тренируюсь, выкладываюсь на сто процентов. И не важно, сколько времени для этого нужно провести на корте - шесть часов, значит, шесть часов. Но все-таки из-за того, что я стараюсь проводить как можно больше времени с дочкой, стараюсь вносить кое-какие поправки в рабочий процесс. Это, пожалуй, единственное изменение.

– Есть мнение, что ваше увлечение бегом помогает вам на корте, может быть, даже больше, чем другим игрокам работа в тренажерном зале. Согласны?

– Во всем должна быть золотая середина. Просто бегая кроссы, далеко не уйдешь. В теннисе нужна сила, мощь, скорость. Конечно, увлечение бегом в какой-то степени помогает. Потому что я люблю это делать, и мне не нужно каждый раз заставлять себя. Тем не менее, и силовой подготовкой тоже обязательно нужно заниматься. Именно в этом я потеряла больше всего за два года ничегонеделания. Выносливость и беговые качества сохранились, а потеря силы сразу стала ощущаться. И как только мы стали больше заниматься в зале, я сразу увидела результат.

– Вы много говорите о совмещении профессиональной карьеры и материнства. Как вам удается быть настолько организованной? Знаете какой-то секрет?

– Мой секрет в том, что я стараюсь все делать заранее. Поговорка "Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня" – это про меня. Сегодня я буду делать все, что могу, составлю для себя план, все детально распишу. Если я приезжаю в Москву всего на три дня, у меня каждая минута расписана. Я знаю, сколько дел мне нужно успеть сделать в один день, чтобы остальное время посвятить ребенку. Я до минуты знаю расписание моей дочери каждый день – где она и чем занимается. Это организованность и позволяет мне совмещать теннисную карьеру и материнство. Если бы я была менее организованной, было бы, наверное, гораздо сложнее.

 

Если нет звезд, вид спорта уходит в тень

Михаил Южный, завершивший карьеру, выразил мнение, что теннис как спортивный продукт деградирует. Что вы думаете об этом?

– Не знаю. Судя по тому, как организуют турниры "Большого шлема", я бы не сказала. Они делают большое шоу. И с каждым годом продается все больше билетов. Теннис в России, наверное, несколько лет назад, когда мы впятером входили в первую десятку, был популярнее. Но так всегда и в любом виде спорта: когда есть свои герои, интерес растет. Если нет звезд, то вид спорта уходит в тень. Конечно, тут важна и поддержка и государства, и других структур, готовых вкладываться в развитие.

– Как вы оцените поступок Серены Уильямс в финале US Open? Она уповала на то, что у нее есть дочь, вы тоже мама.

– Я, если честно, даже не видела тот эпизод, так что лучше обойдусь без комментариев.

– "ВТБ Кубок Кремля" всегда был особым турниром для российских игроков. Можете поделиться своими первыми воспоминаниями о турнире, историей своих с ним отношений?

– Конечно, это всегда был особый турнир. Именно здесь я впервые увидела вживую играющих профессионалов. Все детство я бегала тут, подавая мячи. А моим кумиром был Евгений Кафельников. Помню, меня даже поставили у сетки на центральном корте. Это была самая эксклюзивная позиция! Я была очень довольна. В первые годы меня всегда ставили за фон, поскольку была слишком маленькая – на корт выходить не разрешали. Но потом я нашла свой путь на второй, на первый корт, а потом и на центральный. Когда меня поставили у сетки, было много эмоций. А потом, когда я уже делала первые шаги в профессиональном теннисе, играла здесь в основной сетке против Анны Курниковой. Это был очень важный опыт для меня. Действительно очень много с этим турниром воспоминаний связано.

Газета № 7763, 18.10.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...