15:00 12 ноября | Лыжные гонки
Газета № 7783, 13.11.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Андрей Мельниченко: "После смерти родителей младший брат мне как сын"»

"После смерти родителей младший брат мне как сын". История лыжника, который пока быстрее Большунова

Андрей Мельниченко. Фото ФЛГР
Андрей Мельниченко. Фото ФЛГР
Андрей Мельниченко выступает с незаживающей травмой, воспитывает брата и обыгрывает лидера сборной России Александра Большунова.

В финском Рованиеми 15 - 18 ноября состоятся отборочные старты, по итогам которых будет назван состав лыжной сборной России для участия в первых этапах Кубка мира. Одним из претендентов на попадание в основу будет красноярский лыжник Андрей Мельниченко, тренирующийся в группе Олега Перевозчикова. В прошедшие выходные на стартах FIS в Муонио на коньковой "пятнашке" он опередил четырехкратного призера Игр в Пхенчхане Александра Большунова. А после гонки ответил на вопросы "СЭ".

В Муонио мы экспериментировали

– Можно ли делать какие-то выводы из вашей победы над Александром Большуновым на "пятнашке"?

– Тренеры определенные выводы сделают, но нужно понимать, что это просто первый старт сезона. Мы перед поездкой в Муонио собрались всей группой и решили, что если уж ехать, то бежать будем все гонки, а не выборочно. Эти гонки нужны были для того, чтобы продышаться и подготовиться к отборочным стартам, на которых будет определяться состав команды на Кубок мира.

– Какие задачи перед своей группой ставил Олег Перевозчиков?

– Почувствовать скорость, темп на дистанции, попадание в технику, попробовать где-то ускориться, где-то поберечь силы. Можно сказать, экспериментировали. А вечером после заключительной гонки уже обсудили все, что было. Олег Орестович подчеркнул, что это всего лишь промежуточный и ничего не решающий старт, который нужен для прикидки сил, для понимания того, где и как можно отработать. Конкретной задачи по результатам перед нами никто не ставил.

– С погодой не слишком повезло?

– Да уж, погода сыграла свою роль. В Муонио стояла плюсовая температура, падал снег. Но лыжи у меня катили отлично, наши сервисмены прекрасно отработали. На пятнашке работа лыж сыграла огромную роль. Там рельеф трассы таков, что половина дистанции – тягун, а другая половина – спуск. К подъему я у Саши Большунова выигрывал четыре секунды, а со спуска привез ему еще семь секунд. А немец, с которым мы "сели" на спуск за полтора километра до финиша, отстал на 22 секунды.

– Вместе с вами в Муонио бежала группа Юрия Бородавко, и на дистанционных гонках лыжники вашей группы опередили конкурентов. Это о чем-то говорит?

– Пока только о том, что у каждой группы тренировочный процесс выстроен на свой лад. У них же сейчас идет сбор, парни, скорее всего, бежали под нагрузкой. А мы уже успели "поскоростить", например, отлично поработали на сборе Рованиеми. Разная нагрузка, разная интенсивность, разные планы. Уверен, что группа Юрия Викторовича тоже проанализировала старты и к отборочным соревнованиям подойдет в лучшей форме. Они все наверстают. Первые старты кому-то легко даются, кому-то наоборот. До первых этапов Кубка мира никаких выводов сделать нельзя. В прошлом году я тоже на отборах бежал хорошо, а начался Кубок мира, и я "встал".

Про критерии отбора в сборную я ничего не знаю

– Причина понятна?

– Я тогда отбежал соревнования в Контиолахти и оттуда сразу отправился в Давос на этап Кубка мира. Там был, как на сборах, пока ждал стартов. Готовился один, без тренеров. Вроде и план есть, и ты его выполняешь. Думаешь – все хорошо, а как оно на самом деле, неизвестно, об этом тренер может сказать. За неделю до старта было все отлично, а перед самым стартом стал чувствовать тяжесть. Может, перебрал с тренировками. Наверное, нужно было вернуться в России и пробежаться на любых соревнованиях, а в Давос ехать непосредственно перед этапом.

– По сравнению с прошлым годом подготовка изменилась?

– Да. В этом году у нас было больше скоростной и интенсивной работы в горах. Если раньше мы как бы постепенно понемногу поднимались, то сейчас у нас было чередование: высота, равнина, высота, равнина. Нагрузки другие, интенсивность другая.

– Такой план подготовки вам подходит или в прошлом году было лучше?

– Пока не могу оценить. Нужно еще хотя бы на паре стартов пробежать, чтобы понять. Мне кажется, что нынешняя подготовка мне подходит чуть больше.

– К отборочным стартам в Рованиеми готовы? Уже понятны критерии отбора в команду на Кубок мира?

– Надеюсь, что готов. По критериям пока ничего не ясно. Думаю, это на усмотрение тренерского штаба. Мы побежим три дистанции – классический спринт и две дистанционные гонки классикой и коньком. Тренеры нам сказали, что на стартовый этап Кубка мира точно поедут призеры Олимпиады в Пхенчхане, а остальным предстоит побороться за два места. Первоначально была одна вакансия, но Сергей Устюгов получил травму руки и первые старты Кубка мира пропустит. Но, повторю, по критериям ничего не могу сказать. Да и гарантированные кому-то места, это достаточно условно. Ведь спортсмен, которого включили в состав на Кубок мира, в Рованиеми может на дистанционных гонках проиграть другим и минуту. Тогда поедут другие. Наша задача, как спортсменов, очень простая – хорошо пробежать и показать то лучшее, на что способны на сегодняшний день.

Врачи сказали заканчивать со спортом. Я не послушал

– Президент ФЛГР Елена Вяльбе, подводя итоги олимпийского сезона, рассказала, что уговорила вас ехать на Олимпиаду. Почему вы не хотели бежать в Пхенчхане?

– Потому что в конце января во время этапа Кубка мира в Зеефельде у меня обострилась травма поясницы. Федерация помогла мне с лечением, со мной работал мануальный терапевт. Я хотел отказаться от поездки на Олимпиаду, ведь был не в оптимальной форме, а зачем ехать, просто чтобы поучаствовать. Но Елена Валерьевна меня переубедила. Спину мне более-менее привели в порядок, и в итоге я решил ехать. К тому же, сами знаете, скольких лыжников у нас не допустили до Олимпийских игр.

– Сейчас травма по-прежнему беспокоит?

– За подготовительный период с мая по ноябрь пару раз возникали болевые ощущения. Но я прохожу специальные процедуры, массаж. Стараюсь закачать спину, убрать эту боль. Бегать можно, терпимо. Три года назад было несравнимо хуже. Я вообще мог закончить со спортом.

– Так сказали врачи?

– Да, я прошел МРТ, по результатам которого мне врачи сказали, что лучше закончить со спортом. Дело в том, что у меня поясничная межпозвоночная грыжа. Любое падение могло привести к разрыву. Но на расставание со спортом я пойти не мог, уже однажды бросал и вернулся. Постепенно закачивал спину, делал все возможные процедуры, выполнял все предписания. В прошлом году делал повторное МРТ – улучшения очевидны.

Не тренировался два года. Потом вышел и обыграл всех

– Вы уже бросали лыжные гонки? Когда?

– Дело было в восьмом классе. В школе начались проблемы с учебой, я вообще забросил тренировки, не тренировался два года. Не думал, что вновь буду заниматься лыжами и даже добьюсь каких-то результатов.

– Почему именно лыжи выбрали?

– Я родился в селе Кортуз Краснотуранского района Красноярского края. Там жителей примерно тысяча человек на трех улицах. Из спортивных занятий – только лыжи, если не считать школьные секции волейбола, баскетбола и футбола. Я пришел в лыжные гонки в четвертом классе. Точнее, мне предложил заниматься только закончивший педагогический институт в Минусинске Виктор Владимирович Бойченко. Он набирал детей 1990-1992 года рождения. Для него мы были первой группой. Именно он привил мне любовь к лыжным гонкам. Я ходил и на две, и на три тренировки – настолько увлекся, что ходил и со своей группой, и с другими возрастами.

– А на школу "забили"?

– Ну, почти. Потому и пришлось наверстывать. Ни о каких тренировках речи быть не могло, мне в девятом классе экзамены нужно было сдавать. Так что в восьмом классе я бросил лыжную секцию. Экзамены я сдал, но возвращаться уже не думал. Но меня Виктор Владимирович попросил выступить на школьной Спартакиаде в Краснотуранске. "Как получится, так и пробежишь, но пробежать нужно, особенно в эстафете", – сказал он. Я неделю до стартов покатался, потренировался, а на соревнованиях всех обогнал. При этом два года я вообще не тренировался. В общем, после этого решил вернуться в секцию, восстановил свой уровень и пошел дальше. Когда я поступил в университет в Красноярске, со мной стал работать Александр Степанович Фалеев. Он до сих пор является моим личным тренером. На внутрироссийских соревнованиях он всегда со мной, в России на сборы езжу с ним.

– Получается, вы такой же самородок, как Большунов?

– Насчет самородка не мне судить, но я, получается, тоже из небольшого села пробился на международный уровень. Мы, кстати, часто общаемся с папой Саши, когда видимся на соревнованиях. Он всегда интересуется, как дела, что нового.

Делаю все, чтобы брат ни в чем не нуждался. Он мне как сын

– Когда учились в школе, как обстояло дело с инвентарем и экипировкой? Родители вкладывались?

– Нет, откуда! Нас в семье пятеро – у меня две старших сестры, а также младшая сестра и брат Егор, который в 2006-м родился. Родители получали в селе копейки, тут не до лыж. Я тоже помогал им по хозяйству, где-то пытался подрабатывать. Для занятий лыжными гонками все выделяла ДЮСШ Краснотуранска, где работал и до сих пор работает Виктор Бойченко. Иногда он покупал мне лыжи на свои деньги, спрашивал у других тренеров, чтобы я мог нормально выступить на соревнованиях, где что-то решалось в плане попадания в команду района, а потом уже и края.

– Кто-то из сестер и брат занимались или, может, занимаются лыжами?

– Сестры занимались, но особых результатов не было. Так что они сделали упор на учебу. А вот Егор сейчас ходит в лыжную секцию к моему первому тренеру. По сравнению с тем, что было в мое время, у них сейчас гораздо лучше ситуация с экипировкой и инвентарем. Но, бывает, Виктор Владимирович звонит, говорит, что нужно что-то приобрести для Егора, тогда я обязательно это делаю. Мы с тренером постоянно на связи. Он очень много помогает, по сути, как отец.

– А ваш папа?

– Родителей, к сожалению, уже нет в живых. Папа умер в 2012-м, а мама – в 2009-м. Егор живет в семье старшей сестры. Когда я дома – постоянно с ним. Я помогаю им с деньгами, потому что в селе с этим напряженно. Егор мне как сын. Стараюсь делать все, чтобы он ни в чем не нуждался, хорошо учился и добился успехов в спорте. Многое от него самого зависит. Сейчас у него важный период в жизни, что сейчас будет заложено, то и дальше получится.

– За ваше выступление на Олимпиаде родная ДЮСШ что-то получила?

– Нет. Мне бы об этом обязательно сказали. Получили какие-то небольшие премии мои тренеры Фалеев и Бойченко. Да я ведь и не показал высоких результатов в Пхенчхане. Может быть, младший брат будет выступать лучше. Да и я сам еще постараюсь добиться высоких результатов. Основная задача на предстоящий сезон – пробиться на чемпионат мира в Зеефельд и показать там максимально возможный результат.

Газета № 7783, 13.11.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...