18:00 26 октября 2016 | ПАРАЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ

Павел Рожков: "Если к весне восстановить членство в МПК не удастся, мы пропустим Пхенчхан-2018"

Павел РОЖКОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Павел РОЖКОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Первый вице-президент Паралимпийского комитета России (ПКР) – о дедлайнах возвращения на международную арену и премии за работу при подготовке к Играм-2016.

– Мы находимся в диалоге с руководством Международного паралимпийского комитета (МПК), вырабатываем дорожную карту, – отметил Рожков. – Буквально во вторник получили подтверждение от руководителя аппарата МПК Майка Питерса, что к середине ноября нам предоставят критерии, которые необходимо выполнить для восстановления нашего членства.

– С кем из МПК вы контактируете? С президентом организации Филипом Крэйвеном?

– С исполнительным директором Хавьером Гонзалесом.

– Когда последний раз общались с Крэйвеном?

– Довольно давно. Хотя Владимир Лукин, глава ПКР, периодически пытается дозвониться.

– Президенту МПК нечего сказать? Или он просто не хочет?

– Я не могу как-то интерпретировать его действия и поступки. Но вся работа по данному направлению, как мы понимаем, поручена Гонзалесу.

– Вас не настораживает, что на дворе без пяти минут ноябрь, а до сих пор нет даже дорожной карты?

– Нас это настораживает с тех пор, как было приостановлено членство ПКР. Уже тогда было понятно, насколько серьезна угроза и что при малейшем замешательстве появляется риск пропуска предстоящей зимней Паралимпиады.

– Вы о том, что отбор на Игры-2018 уже начался, а наши спортсмены не могут принять участие?

– Именно. И в этой связи дедлайн по восстановлению членства ПКР в МПК – март-апрель.

ЗАЯВКА НА ИГРЫ-2018 В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ УМЕНЬШИТСЯ

– Можно с этого места подробнее? Насколько я понимаю, дедлайн приема заявок на чемпионаты мира по лыжам и биатлону 2017 года уже прошел. Означает ли это, что в данных видах спорта наши спортсмены в Корее не выступят точно?

– Нет. Прямая квалификация с чемпионатов мира на Паралимпийские игры идет только в двух видах спорта – следж-хоккее и керлинге. При этом керлинг не входит в юрисдикцию МПК. И руководители этого вида спорта уже подтвердили, что допустят нас до всех международных стартов. А вот за остальные дисциплины тревога действительно есть.

В следж-хоккее чемпионат мира пройдет в середине апреля, и по его итогам пять лучших команд квалифицируются на игры. В остальных видах спорта рейтинговая система квалификации. В биатлоне и лыжных гонках сезон заканчивается этапом Кубка мира 18 - 22 марта, в горных лыжах – 29 - 31 марта финалом Кубка Европы, а в парасноуборде заключительный старт – 17 - 21 марта. Вот эти даты и являются крайне допустимыми.

– Неужели за один старт реально набрать необходимое количество очков для квалификации на Игры?

– Вполне. По крайней мере для наших основных спортсменов.

– Но уже сейчас можно говорить, что количество атлетов в заявке даже при благоприятных раскладах будет гораздо меньше, чем обычно?

– Увы. Но у нас в любом случае сильная команда и самые лучшие спортсмены. Конечно, такого результата, как в Сочи-2014 и в Корее, не будет, но вот повторить Ванкувер и Турин вполне реально.

– Если к марту-апрелю договориться с МПК не удастся...

– Участвовать в Паралимпийских играх-2018 наши спортсмены, к сожалению, не смогут.

– А потенциальные варианты с особыми условиями допуска существуют? Все-таки ситуация нерядовая.

– Когда получим дорожную карту, ответить на этот вопрос будет проще.

РАЗРАБОТАНА СИСТЕМА СОРЕВНОВАНИЙ НА СЛУЧАЙ, ЕСЛИ НАС НЕ ДОПУСТЯТ ДО МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАРТОВ

– Взаимодействуете ли вы сейчас с общественной антидопинговой комиссией Виталия Смирнова?

– Я уже говорил, что одно из наших стратегических направлений – урегулирование отношений с МПК. Переговорный процесс ведет лично Владимир Лукин. А вот второе направление – это как раз плотная работа с комиссией Виталия Георгиевича. Владимир Петрович, к слову, входит в нее, постоянно консультируется со Смирновым по всем вопросам.

Во вторник мы были на семинаре, который проводила Независимая общественная антидопинговая комиссия совместно с представителями ВАДА. Они говорили об условиях, которые мы должны выполнить, чтобы вписаться в мировую антидопинговую систему, поскольку считают, что мы где-то недорабатываем. Выслушали, записали, будем работать. Другого пути у нас нет.

– Насколько реже вы стали появляться дома в последние месяцы?

– В предыдущие годы в это время у нас уже шел процесс подготовки и организации участия команды в Паралимпийских играх. Сейчас помимо этого добавилась работа с юристами, возросло количество переговоров. Спасибо Андрею Рябинскому, известному промоутеру, вице-президенту Федерации профессионального бокса, благодаря которому у нас есть возможность консультироваться с лучшими юристами мира. И мы очень плотно взаимодействуем с этой командой.

– Крепка ли сейчас ваша связь со спортсменами и тренерами?

– Учитывая, что наших ребят сегодня не допускают до международных стартов, мы с тренерами уже выработали программу соревновательной подготовки. Так, горнолыжники будут соревноваться со здоровыми атлетами. В следж-хоккее пошли другим путем. У нас есть базовая команда – "Югра". Запрета на участие клубов в международных стартах нет. Поэтому при поддержке губернатора Натальи Комаровой в Ханты-Мансийске будет проведен большой турнир с участием ведущих команд мира. Со старшим тренером Ириной Громовой уже практически согласована программа для лыжников и биатлонистов. Все понимают, что соревновательная практика просто необходима. Что касается тренировочных планов, то тут никаких изменений нет. Все сборы будут проходить согласно утвержденным Минспортом планам.

– И все-таки про связь. Хочется понять, есть ли сейчас единство в отечественном паралимпийском спорте? Ведь, например, в Рио спортсмены пытались пробиться разными путями.

– Координацией оформлений и подачи исков занимались юристы ПКР, что стало возможным благодаря помощи Рябинского. В суды Германии было представлено 94 исковых заявления.

– Это подавляющее большинство. Но не все.

– 34 иска шли через адвоката Артема Пацева. У нас с ним нормальный контакт. Мы периодически встречаемся и советуемся о дальнейшем развитии событий.

МЫ С ЛУКИНЫМ ПРЕМИЙ НЕ ПОЛУЧИЛИ

– Неучастие российский паралимпийцев в Рио – это личная трагедия для вас?

– Безусловно. Когда я пришел с госслужбы в ПКР, там не было ни расчетного счета, ни офиса, ни финансирования. Я стал одним из первых штатных сотрудников организации. Вначале здорово помогали мои друзья, которые выделяли спонсорские средства. Паралимпийское движение с 2002 года – мое главное дело. И для меня случившееся этим летом стало серьезным внутренним потрясением. Я до сих пор не понимаю многого. Против спортсменов и ПКР ведь не выдвинуто ни одного прямого обвинения.

– Можете сказать, что ПКР со своей стороны сделал максимум возможного для допуска атлетов до Игр-2016?

– Даже не представляю, что мы могли сделать еще. При этом ведь мы были не одни. Нам очень многие помогали, чего мы никак не ожидали. Рябинский предоставил колоссальный финансовый, организационный и юридический ресурс. Во всем содействовало Минспорта. Мы не прекращали организационную работу по выезду в Рио до последнего дня. Чартеры, внутренний транспорт, размещение – все до последнего было в полной готовности. Потом наши сотрудники аппарата ПКР занимались организаций Всероссийских соревнований для спортсменов, не поехавших на Паралимпийские игры. Сотрудники аппарата вплоть до окончания этих стартов работали без выходных до 9 - 10, а порой даже 12 часов вечера.

– Появлялось сообщение, будто Лукин и вы в день, когда стало понятно, что российских паралимпийцев в Рио не будет точно, выписали себе премию в размере тройных окладов. Это правда?

– У нас общественная организация, и сами себе выписывать премии мы не можем. Но на заседании исполкома действительно рассматривался вопрос о премии сотрудникам аппарата ПКР, коих порядка 50 человек. Они проделали огромную работу. Конкретно мы с Лукиным премий не получили, поскольку посчитали это нецелесообразным и некорректным в той ситуации, а вот аппарат – по мере участия в работе. Разве они не заслужили поощрения? Это, конечно, дискуссионный вопрос. Но мы, понимая, что у них семьи, дети и они пахали сутки напролет, – решили, что все это справедливо и обоснованно.

– Говоря о том, что не ожидали всесторонней поддержки, подразумеваете в числе прочих белоруса Андрея Фомочкина, вышедшего на церемонию открытия Паралимпийских игр с российским флагом?

– Белорусская делегация заранее говорила о таком желании, но МПК запретил им делать это, пригрозив санкциями. Поэтому для нас российский флаг на церемонии открытия стал большой неожиданностью. Разумеется, приятной. Мы, конечно, направили им слова благодарности за поддержку.

– Имеет ли ПКР какое-то отношению к поощрению Фомочкина?

– Нет, это частная инициатива.

– Вы ее поддерживаете? Или считаете, что квартира – это перебор?

– Если люди хотят сделать доброе дело, то почему нет?

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ