19:30 25 февраля 2016 | ПРЫЖКИ В ВОДУ

Проваленная репетиция в Рио

В личном финале на трамплине Евгений КУЗНЕЦОВ занял седьмое место. Фото REUTERS Российские прыгуны не освоились в открытом олимпийском бассейне. Фото fina.org Екатерина ПЕТУХОВА и Юлия ТИМОШИНИНА не смогли завоевать олимпийскую лицензию в синхронных прыжках. Фото REUTERS
В личном финале на трамплине Евгений КУЗНЕЦОВ занял седьмое место. Фото REUTERS
За пять месяцев до Олимпийских игр российские прыгуны в воду провели самый неудачный Кубок мира за три последних олимпийских четырехлетия.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Кубок мира – соревнования тестовые. Начиная с 2000 года эти соревнования в обязательном порядке проводятся в том же городе, где пройдут летние Олимпийские игры, в том же самом бассейне.

Тестируют, понятное дело, каждый свое: организаторы и Международная федерация плавания – работу всех без исключения служб, которым предстоит трудиться на Играх, спортсмены и тренеры – свои олимпийские программы. Плюс на Кубке мира добывают олимпийские лицензии либо прыжковые аутсайдеры (в надежде на то, что вдруг повезет), либо неудачники предыдущего мирового первенства. При этом подразумевается, что все истинно сильнейшие эти лицензии уже завоевали, поднявшись на пьедестал чемпионата мира годом ранее.

ИСПЫТАНИЕ ОТКРЫТЫМ БАССЕЙНОМ

Самой крупной из неудач стало то, что ни в одном из двух синхронных женских видов на Играх в Рио наша страна не будет представлена вообще. Дело тут не в представительстве как таковом. А в том, что синхронные прыжки в большей степени лотерея, где достаточно высока вероятность успеха в принципе. Наиболее наглядным примером стали в этом отношении два олимпийских финала в Афинах-2004, где на трамплине у мужчин после целой цепочки фатальных ошибок лидеров победу одержали греки Николас Сиранидис/Томас Бимис, а на женской вышке внезапно оказались с медалями российские "малолетки" Юлия Колтунова/Наталья Гончарова.

Екатерина ПЕТУХОВА и Юлия ТИМОШИНИНА не смогли завоевать олимпийскую лицензию в синхронных прыжках. Фото REUTERS
Екатерина ПЕТУХОВА и Юлия ТИМОШИНИНА не смогли завоевать олимпийскую лицензию в синхронных прыжках. Фото REUTERS

Практика показывает и то, что третье медальное место на пьедестале на любых Играх всегда бывает достижимо сразу для полудюжины команд. Российской в том числе. В том случае, разумеется, если бы наша страна сумела пройти квалификацию. Аргумент, что "зато российские прыгуньи квалифицировались в двух личных видах", здесь работает слабо: максимальный уровень притязаний как на вышке, так и на трамплине сводится для наших девушек к тому, чтобы попасть в финал. Хотя в большинстве случаев на главных стартах давно не происходит даже этого. Если же говорить о медалях, в последний раз они доставались стране на чемпионате мира в 2009-м, где Юлия Пахалина и Анастасия Позднякова завоевали бронзу на “синхронном” трамплине. Этот же дуэт был вторым на Играх в Пекине.

Но то были "остатки" достаточно сильного прыжкового поколения. Говорить о том, что таковое есть у России в женских дисциплинах сейчас, я бы не стала. Здесь мы "просто участники", причем уже давно. Все ритуальные разговоры о том, что наши спортсменки ничем не уступают соперницам и что им просто “не повезло”, годятся для людей, не сильно понимающих в спорте. Чуть более благоприятна картина на 10-метровой вышке у мужчин, но и там мы статисты.

На Кубке мира в Рио-де-Жанейро нам конечно же не повезло. Например, в том, что необходимость выступать в открытом бассейне стала для спортсменов слишком серьезным испытанием, с которым они не справились. Плюс добавилась акклиматизация. Просто раньше те же погодные условия учитывали и к ним готовились. Сейчас на них без тени неудобства списывают результат.

Российские прыгуны не освоились в открытом олимпийском бассейне. Фото fina.org
Российские прыгуны не освоились в открытом олимпийском бассейне. Фото fina.org

СТАБИЛЬНАЯ НЕСТАБИЛЬНОСТЬ

Прыжки в воду вообще крайне благодарный вид для объяснения любых неудач: аргументов, способных оправдать провалы, здесь всегда хватало. Тем не менее бразильские результаты лидеров российской команды с трудом поддавались объяснению. Например, в личном финале на трамплине серебряный призер двух чемпионатов мира в этом виде Евгений Кузнецов занял седьмое место, а олимпийский чемпион Лондона Илья Захаров не выступал вообще.

Захаров и Кузнецов в синхронных прыжках с трамплина остались 11-ми, причем наиболее сильно завалили заключительную попытку – свою самую стабильную комбинацию. Ту самую, которую атлеты столь высокого класса просто обязаны выполнять в любом состоянии, в любое время суток и в любую погоду.

Зачем руководству российской сборной нужно было демонстрировать миру свою основную олимпийскую боевую единицу в столь удручающем состоянии, лично для меня загадка. Тем более что свои олимпийские лицензии Кузнецов и Захаров заработали и в синхроне, и в личной категории еще год назад.

Впрочем, предъявлять претензии к спортсменам, которые тянут на себе команду вот уже второй олимпийский цикл, я бы не стала. Быть во главе команды столько лет, не имея даже намека на конкуренцию внутри страны, – задача крайне тяжелая как в физическом, так и в психологическом плане. Почему эта конкуренция за эти годы так и не появилась – еще один вопрос к руководству команды. Что же до проваленной олимпийской репетиции, она сделала предельно ясным одно: рассчитывать на медальный результат в олимпийском Рио России будет крайне сложно. Даже если накрыть бассейн крышей.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ