Султан Ибрагимов: "Уходить надо на пике карьеры, в расцвете сил"

2007 год. Султан ИБРАГИМОВ. Фото Александр ВИЛЬФ 2007 год. Султан ИБРАГИМОВ. Фото Александр ВИЛЬФ 23 февраля 2008 года. Султан ИБРАГИМОВ (справа) против Владимира КЛИЧКО. Фото REUTERS
2007 год. Султан ИБРАГИМОВ. Фото Александр ВИЛЬФ

Бывший чемпион мира по версии WBO в супертяжелом весе – о преимуществе российских тренеров над американскими, объятиях Владимира Кличко и о сопернике-убийце

Султан ИБРАГИМОВ, родился 8 марта 1975 года в Дагестане
Серебряный призер Олимпиады (2000) и бронзовый призер любительского чемпионата мира (2001) в весовой категории до 91 кг.
С 2002 по 2008 годы провел на профессиональном ринге 24 бой, одержал 22 победы.
2 июня 2007 года стал чемпионом мира в тяжелом весе по версии WBO, победив Шэннона Бриггса. Уступил титул Владимиру Кличко 23 февраля 2008 года.

После поражения от Владимира Кличко в феврале 2008 года Ибрагимов – один из самых успешных наших боксеров-профессионалов – завершил карьеру и практически исчез из поля зрения болельщиков. Сейчас он живет в Махачкале и занимается бизнесом. При этом Султан постоянно общается с друзьями и бывшими соперниками и в курсе всех значимых событий мире бокса.

– Вашим главным успехом на любительском ринге стал выход в финал летней Олимпиады 2000 года в Сиднее, где вы уступили кубинцу Феликсу Савону. Вскоре вы подписали профессиональный контракт и уехали в Штаты. Жалеете, что не остались там навсегда?

– Понимаете, это не для меня. Я жил в Майами, имел квартиру на побережье, автомобиль, друзей. Но мне всегда хотелось домой. И, надо сказать, не я один такой. Чтобы уехать навсегда и жить в чужой стране у тебя должна быть холодная душа. А мы, кавказцы, горячий народ. По национальности я аварец, родился в Тляратинском районе Дагестана. В родных краях меня очень поддерживают родные и близкие, у меня любимая семья, трое детей, хорошая работа. Так что в Штатах я бы в любом случае не остался.

– Технику, позволившую вам успешно выступать на профессиональном ринге, вам поставил Анджело Данди? Или это – заслуга российских специалистов?

– Данди – конечно, тренер-легенда, работавший с Мухаммедом Али, Джорджем Форманом и другими звездами. Но он работал совершенно по-другому принципу, нежели российские наставники. Наш тренер – мастер на все руки, он и покажет технику, и расскажет, и на лапах подержит. Когда я готовился к бою с Кличко, ко мне приезжал Николай Хромов, который долгие годы возглавлял нашу любительскую сборную. На мой взгляд, наши специалисты лучше видят и понимают бокс. Хотя и у американцев есть свои плюсы.

2007 год. Султан ИБРАГИМОВ. Фото Александр ВИЛЬФ
2007 год. Султан ИБРАГИМОВ. Фото Александр ВИЛЬФ

КАЖДУЮ НЕДЕЛЮ ЗАЕЗЖАЛ К ДОКТОРАМ

– Сейчас, когда вы уже достаточно давно не выступаете, удается поддерживать себя в форме?

– Мы с ребятами занимаемся на снарядах, играем в футбол, в баскетбол, в регби. Мышцы, конечно, просят тренировки. Хорошо помню тот период, когда я только что оставил бокс после боя с Кличко. Тренироваться у меня тогда не получалось, состояние было просто ужасное. Все болело, болели мышцы, плечи, было такое ощущение, что они плачут. Сейчас стало поспокойнее, но я стараюсь делать все, чтобы не пропускать занятия.

– А почему вы ушли после боя с Кличко? Вам, наверное, сотни раз уже задавали этот вопрос. Но сейчас, когда прошло время, можете сказать правду?

– Мне обычно задавали этот вопрос люди очень далекие от бокса, не понимающие особенностей характера и менталитета боксера. Ответ на самом деле прост. Еще до боя с Кличко у меня была серьезная травма левой руки. Три перелома – это вам не шутки. Каждую неделю я заезжал к докторам – рука постоянно болела. Когда стал чемпионом, у меня, наконец-то появилась возможность повесить перчатки на гвоздь, и я искренне этому обрадовался. Сейчас, через столько лет, я понимаю: очень хорошо, что я ушел. На пике своей карьеры, в расцвете сил. Я видел возрастных боксеров, таких как Муррер или Холифилд, кто боксировал долго. Поверьте, это не самое лучшее зрелище. В любом начинании бывает предел сил человека, все лучшее делается в молодом возрасте.

– Мир бокса очень тесный, вы общаетесь с Кличко, с бывшими соперниками. Что вы можете сказать о Сергее Ковалеве, который сейчас является самым титулованным из наших профи?

– Ковалев – уже легендарный боксер. Такого подъема от него я, если честно, не ожидал. Сейчас ему остается только бой со Стивенсоном, и больше никто не соперник ему. Таких боксеров, как Ковалев, в России не давно было. С Сергеем мне всегда очень приятно общаться. Еще один человек, не из россиян, про кого мне всегда интересен, это Тайсон Фьюри.

– Почему именно Фьюри?

– Это очень оригинальный человек, он психологически сломал Кличко. Хитрый и умный соперник. Кличко не мог уже обнимать Фьюри так, как обнимал меня, как Поветкина, потому что Тайсон выше его. Фьюри это понимал и шел вперед. Он рыхлый боксер, но все равно выигрывает. Очень самоуверенный, идет напролом. Кличко, мне кажется, очень растерялся перед этим боем.

23 февраля 2008 года. Султан ИБРАГИМОВ (справа) против Владимира КЛИЧКО. Фото REUTERS
23 февраля 2008 года. Султан ИБРАГИМОВ (справа) против Владимира КЛИЧКО. Фото REUTERS

БИЗНЕС – ЭТО ТВОРЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

– Есть ли брать всех ваших соперников, кто для вас был самым сложным и интересным за всю карьеру?

– Да, у меня был такой человек в самом начале пути. Чак Батлер, так звали того парня. У меня было пять боев, пять нокаутов, у него – четыре боя, четыре нокаута. Он падал, но шел вперед как танк. Это был самый тяжелый бой за всю мою карьеру. Потом я услышал, что Батлер какого-то полицейского убил, сел в тюрьму. И только это его остановило. А так, думаю, он бы очень многого добился благодаря своему напористому характеру. Также меня очень удивил Эвандер Холифилд. Почти 45 лет ему было, когда он боксировал со мной, но он в такой прекрасной форме вышел на бой! Такая скорость! Контратаки, атаки… Такие боксеры, как Кличко, например, могут только нападать. Холифилд был всесторонне развит, до сих пор поражаюсь его таланту.

– Многое в профессиональном боксе поменялось с тех пор, как вы не выступаете?

– Бокс есть бокс. Правила не поменялись, все остается по-прежнему. Исключение составляет тот факт, что профессионалам разрешили драться на любительском ринге. Но к этому проекту я отношусь отрицательно.

– Вы сейчас общаетесь с вашим бывшим соперником Феликсом Савоном? В курсе, что после завершения карьеры он стал художником, пишет картины, у него проходят выставки?

– С Савоном мы не виделись со времен Олимпиады в Сиднее. Знаю, что он работает тренером, приезжает на турниры в качестве тренера сборной Кубы. Часто бывает в России и в Казахстане. Вообще, это прекрасно: сидеть на берегу моря и писать картины. Что может быть лучше для боксера на пенсии? Человек талантливый в чем-то одном, как правило, бывает талантливым и в других направлениях. Мой первый тренер ростовчанин Анатолий Черняев тоже является членом Союза художников России. Я же нашел себя в бизнесе, это тоже творческий процесс. Бизнес изменчив и непостоянен, нужно держать руку на пульсе, следить за изменениями в экономике. Сейчас мне надо кормить семью, растить и воспитывать детей, создавать им достойное будущее.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...