18:25 26 апреля | Биатлон
Газета № 7620, 27.04.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Отмена постельного режима»

Моисеева как русская Жанна д'Арк

Анна МОИСЕЕВА. Фото vk.com/anechka_sun
Анна МОИСЕЕВА. Фото vk.com/anechka_sun
17-летняя биатлонистка Анна Моисеева первой среди российских спортсменок публично призналась, что подверглась сексуальным домогательствам cо стороны тренера Сергея Тутмина. Это дело должно стать революцией в отечественном спорте и вывести в публичное поле проблему, о которой до сих пор принято было молчать.

Очень многие хорошие дела начинаются случайно, а потом уже перерастают в тренд. Так и с Моисеевой: не расскажи знаменитая Анфиса Резцова журналистам об ее деле, скорее всего, оно так и осталось бы за кадром. То есть в подмосковной биатлонной тусовке об этом, конечно, судачили бы, но вся остальная Россия оставалась бы в неведении. А значит, и многие другие тренеры в нашей стране продолжали бы свои преступные действия, будучи уверенными в безнаказанности.

"Дело Моисеевой" – самое мягкое, какое только могло быть в этой сфере, если тут вообще корректно говорить о мягкости. Спортсменку физически не насиловали, тренер не запирал дверей и вообще не ограничивал ее свободу. Более того, сразу после того, как Анна предала случившееся огласке, Тутмина отправили в отставку, пусть и с формулировкой "по собственному желанию". По сравнению со скандалом в американской гимнастике, где преступный врач работал десятилетия (!) и насиловал малолетних спортсменок при полном покровительстве со стороны руководства федерации, это практически лайт-версия. Что отнюдь не делает ее менее ужасной и травмирующей для конкретной девушки и ее родителей.

В словах Моисеевой невозможно усомниться: есть аудиозапись, где пусть и без прямых слов, абсолютно очевидно, чего добивается от спортсменки тренер. Ужас в том, что в обмен на интимную связь Тутмин предлагает ей зарплату, место в команде, лучшую пристрелочную установку или лыжи. Начинаешь понимать американские законы, которые запрещают начальникам даже звать своих подчиненных на ужин, не говоря уж о прямых намеках на секс. Любое дело можно довести до абсурда, но идея таких законов понятна: очень легко поставить зависимого от тебя по службе человека в неудобное положение, и возможно, даже добиться желаемого, если ему, например, жизненно важно сохранить эту работу.

Ввести что-то подобное в спорте, конечно, невозможно. Физический контакт между тренером и спортсменом здесь происходит регулярно, и формализовать это общение не представляется реальным. Лучшая профилактика домогательств – это как раз "дело Моисеевой", если только оно будет доведено до конца. Если Тутмин лишится вообще всех своих должностей и публично будет предан позору, то остальные его последователи во всех уголках страны задумаются, нужно ли им так рисковать. Именно поэтому особенно важно довести первый сексуальный скандал в отечественном биатлоне до логического конца. И наказать не только лично Тутмина, но и всех тех, кто наверняка много лет покрывал его грешки.

Моисеевой, конечно, будет очень сложно после всего этого продолжать карьеру. Но тут, как в истории с Жанной д'Арк, кто-то должен был пожертвовать собой, чтобы совершить революцию. История с сексуальными домогательствами в большом спорте лечится только максимальной открытостью со стороны жертв. И тут что легенда гимнастики Ольга Корбут с ее историями об изнасиловании сорокалетней давности, что совсем юная девушка Моисеева – героини, которые заслуживают только сочувствия и помощи.

Моисеева обвинила Тутмина в домогательствах. Аудио

Газета № 7620, 27.04.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...