21:00 23 октября 2011 | Теннис

"Кубок Кремля" перешел от Троицки к Типсаревичу

Сегодня. Москва. Янко ТИПСАРЕВИЧ (справа) и Виктор ТРОИЦКИ. Фото AFP Сегодня. Москва. Янко ТИПСАРЕВИЧ. Фото AFP Сегодня. Москва. Виктор ТРОИЦКИ. Фото AFP
Сегодня. Москва. Янко ТИПСАРЕВИЧ (справа) и Виктор ТРОИЦКИ. Фото AFP

Первый в истории сербский финал, сыгранный в воскресенье на "Кубке Кремля"-2011, остался за Янко Типсаревичем. Друга и соотечественника Виктора Троицки первый "сеяный" обыграл со счетом 6:4, 6:2.

Мария НИКУЛАШКИНА
из "Олимпийского"

27-летний Типсаревич завоевал второй титул в сезоне-2011 и в своей карьере - первую турнирную победу в ATP он одержал три недели назад в Куала-Лумпуре. А победа на "Кубке Кремля" повысила шансы серба на попадание на итоговый чемпионат, который пройдет в конце ноября в Лондоне, и на попадание в Top-10 по итогам сезона.

На заключительную пресс-конференцию Типсаревич и Троицки, победивший в Москве в прошлом году, пришли вместе и даже пошутили, что чувствуют себя, как на Кубке Дэвиса. Большая часть вопросов, впрочем, как и полагается, была адресована новому чемпиону. А чемпион прошлогодний, ответив на пару вопросов, покинул зал.

- Впервые два сербских теннисиста играли друг против друга в финале турнира ATP или WTA. В начале было немного странно, но потом все пришло в норму, - сказал Троицки. - Мы оба пытались показать все, что умеем. Янко сегодня был намного лучше и заслуженно победил. Мы были друзьями до этого матча и останемся ими после. Этот матч ничего не изменит. Поздравляю Янко с победой!

- Смогли ли вы показать в финале свой лучший теннис? Если нет, то почему?

- Нет, я не смог показать свой лучший теннис. Во многом из-за того, что Янко играл блестяще. Во втором сете я уже психологически подсел, и мне было сложно вернуться в матч.

***

Типсаревич, в свою очередь, отвечал на многочисленные вопросы не только о финале и "Кубке Кремля", взаимоотношениях с Троицки и борьбе за путевку в Лондон, но и раскрывал секреты своих успехов в этом году.

- Насколько тяжело вам было настраиваться на матч против соотечественника? Победа получилась трудной или не очень?

- Это было тяжело для нас обоих, особенно в начале матча. Мы даже не били по мячу. Мы боролись, бегали, но просто перебрасывали мяч на другую сторону корта. Я оказывался ментально сильнее в ответственные моменты первого сета. Выиграв первую партию, я смог немного расслабиться и во второй показал свой теннис. Я выиграл сет со счетом 6:2, но брейк-пойнты у меня имелись в каждом гейме на подаче Виктора.

- Ваш друг и соперник по финалу вас чем-нибудь удивил?

- Я не знал, как он будет играть, как он поведет себя в этих обстоятельствах. Однажды он обыгрывал Новака Джоковича, он должен был победить его на US Open в прошлом году. Три года назад он обыграл меня на "Кубке Кремля". Так что я был уверен: никаких поблажек в связи с тем, что я его соотечественник и друг, не будет, особенно в таком важном матче, как финал. Я знал, как мне нужно играть, но в дело вмешивались эмоции. Это нормально, ведь противостоял мне мой лучший друг. Мы дружим не только потому, что играем в теннис. Даже проводя после сезона время дома, мы видимся через день, а в конце этого года поедем вместе в отпуск.

- Стало ли для вас неожиданным то, что первый в истории сербский финал прошел без участия Новака Джоковича?

- Я уже говорил это раньше и скажу снова: мы должны уважать Новака. На данный момент он лучший игрок мира. Но и без него в Сербии есть хорошие теннисисты. И финал между Троицки и Типсаревичем - это только подтверждает. Нет, я ничуть не удивился. Я был "посеян" здесь под первым номером, Виктор - под вторым, и было вполне ожидаемо, что мы можем встретиться в финале.

- Победа приблизила вас к Лондону?

- Да, немного. Я знал, что, если выиграю этот матч, стану десятым в гонке ATP. Но, как я уже говорил, о Лондоне сейчас особо не думаю. Буду счастлив, если закончу сезон в Top-10. На итоговый чемпионат года буду рад поехать и в качестве запасного - буду сидеть на трибуне и каждый день болеть за Новака. Это будет очень хорошее окончание сезона. Входить в первую десятку по ходу сезона и закончить год в первой десятке - это совсем разные вещи. Представители Top-10 пользуются особым уважением у теннисистов.

- С точки зрения борьбы за Лондон и за место в первой десятке вы не намекали Виктору на то, что эта победа для вас важнее, чем для него?

- (Удивленно.) Нет! Я вам честно говорю: даже если бы от исхода этого матча зависело, еду я на итоговый турнир года в Лондоне или нет, я бы никогда никого ни о чем не просил. Мы все профессионалы и уважаем себя. И такие вопросы, считаю, неуместны.

- Какую роль в ваших успехах сыграл ваш тренер Дирк Хордофф?

- Весомую. Мы начали работать еще в прошлом году, но я почти всегда был травмирован, пропустил три или четыре месяца и закончил сезон на 49-м месте. Потом Дирк сказал, что если по окончании этого года я не войду хотя бы в Top-20, он уволится. Он видел мой потенциал, знал, на что я способен. Он просто пытается контролировать меня и учит делать все очень просто. Посмотрите на ведущих теннисистов мира: они живут и делают все очень просто, даже несмотря на то, что они очень талантливые и очень много работают. У Дирка был опыт работы с хорошими теннисистами: он был тренером Райнера Шуттлера, который на протяжении долгого времени входил в Top-10.

- А как на ваши результаты повлияла женитьба?

- Мой стиль жизни особо не изменился, ведь мы с Биляной были вместе на протяжении шести лет. Но она смогла сделать так, что теннис стал номером один в моей жизни. Она постоянно напоминает мне, что делать и как делать это правильно. Я никогда не прогуливал тренировки, но за пределами корта не всегда вел себя правильно. Она верит в меня.

- Это ваш второй титул, первый вы завоевали несколько недель назад в Куала-Лумпуре. Не могли бы вы сравнить эти две победы?

- Возможно, победа в Куала-Лумпуре была чуть более эмоциональной, потому что это был мой первый титул. К тому же перед сегодняшним матчем я гораздо сильнее нервничал, потому что мне предстояло играть против друга и это была довольно странная ситуация. В Куала-Лумпуре я просто бился за титул. А здесь, помимо всего прочего, я сражался за Лондон. Хоть я и говорю, что не думаю об этом, все равно была мысль: "Если ты сегодня победишь, у тебя будет шанс". Окончание этого сезона очень странное для меня. Обычно в это время я уже доигрываю последние турниры, а теперь еще и за что-то борюсь.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ