15 мая, 20:45

«Тренер сказал худеть, и я сидела на огурчиках». РПП захватывает новые виды спорта — откровенные признания от пловчихи

Пловчиха Устинова рассказала, что страдает из-за РПП
Рустам Имамов
Корреспондент отдела спорта
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
С проблемой нужно бороться системным образом.

Расстройство пищевого поведения, или сокращенно РПП, — бич XXI века. Ситуация с питанием в странах первого мира привела к странному эффекту, когда люди стали корить себя за удовлетворение биологических потребностей на фоне культа худобы. Особенно ярко проблема проявляется в спорте, где подчас от веса напрямую может зависеть результат. Немудрено, что на спортсмена давят тренер, родители, да и он сам думает, к чему приведет лишний пирожок в столовой. И если раньше в условной зоне риска были прежде всего фигуристки, гимнастки и другие представители эстетических видов, то сейчас, как оказалось, проблема добралась и до циклических дисциплин, например плавания.

Тренер требовал от ученицы худеть, но не объяснял, как именно

Что вам приходит на ум в первую очередь, когда вы слышите об РПП в спорте? Наверняка очередную историю условной фигуристки, которая ради надежды прыгать четверной довела дело до анорексии и едва не сжила себя со свету. Подобные случаи будоражат сознание, но вместе с тем становятся чем-то проходным. Как бы ни было это ужасно, битва за каждый грамм в фигурном катании была, будет и есть. Но что, если мы скажем, что с подобным сталкиваются, например, пловчихи? Многократная чемпионка России Дарья Устинова на днях рассказала в своем телеграм-канале о проблемах с похудением. «У меня очень много знакомых девочек (80-90%) с РПП. У меня тоже было РПП много лет. Это ужасно. Когда ты себя ненавидишь за якобы пухлые формы, неплоский живот и все такое», — пишет Устинова.

Вкратце для тех, кто не в курсе, расстройство пищевого поведения — это нарушения, связанные с процессом принятия пищи и искаженными убеждениями о питании. К примеру, может возникнуть ситуация, когда ты будто живешь для еды. Думаешь все время о ней, но вместе с тем винишь себя за нее. «Когда мне было 15-16 лет, я вообще на огурчиках сидела. Когда мама узнала, что я сижу на огурчиках и вывожу большие нагрузки, она сказала: «Даш, ты совсем?» А я не знала, как правильно худеть. Не знала ничего. А тренер сказал худеть», — вспоминает Устинова. Что показательно, подобный вариант экстремального поведения не дал искомого результата — вскоре Дарья набрала 10 килограммов, так что в долгосрочной перспективе такая диета себя не оправдывает. Не говоря уже о рисках для здоровья при подобном рационе.

Пловчиха Дарья Устинова
Фото Getty Images

В зоне повышенного риска не только фигуристки и гимнастки

Медики выделяют три основных вида РПП. Это анорексия, когда человек доводит себя до болезненной худобы. Например, очень мало ест или полностью отказывается от еды. При запущенной стадии, когда организм уже не способен употреблять пищу самостоятельно, требуется лечение в стационаре. Булимия, наоборот, характеризуется чрезмерным употреблением пищи, чувством голода и в то же время страхом набрать лишний вес. Человек применяет слабительное или клизмы для очищения, вызывает искусственную рвоту, что приводит к проблемам с ЖКТ. Иногда у людей с булимией есть избыточный вес. В отдельных случаях встречаются и компульсивные переедания. Этот тип можно описать как бесконтрольное употребление пищи по причинам, не связанным с голодом: чтобы снять стресс или быстро получить удовольствие. У спортсменов чаще прочего выделяют анорексию и булимию. Если в целом только от 1 до 5% населения подвержено риску расстройства пищевого поведения, то для спортсменов это число может достигать 30%.

Пловчиха Дарья Устинова
Фото Getty Images

Конечно, расстройства пищевого поведения могут возникать в любом виде спорта. И все же есть такие дисциплины, где риски значительно выше. Прежде всего это те виды, в которых критически важен низкий вес. Конкуренция и жажда результата делают свое дело, и человек ставит себя в логическую ловушку — либо жесткие ограничения, либо провал. Отдельно выделяют эстетические дисциплины, где помимо физических показателей важны еще и субъективные впечатления от формы тела. Тут к физиологии добавляется социология — в спорте принятые идеалы красоты гиперболизируются.

Поэтому особенно высокий риск развития расстройства у фигуристов, гимнастов и прыгунов с трамплина — им нужно контролировать питание как для исполнения сложных технических элементов, так и для того, чтобы понравиться зрителям и судьям. Только вот признания Устиновой ломают привычную картину вещей. Оказывается, для плавания проблема РПП не менее актуальна, а значит, нужна системная работа.

Заключаться подобная работа должна прежде всего в просвещении атлетов. И тут пример Устиновой вновь показателен. Ведь для нее все началось с требования тренера похудеть. Ставить ультимативные условия по контролю за весом, даже не объяснив, как именно нужно следить за своим телом, что делать можно, а чего не стоит, — это ли не халатность?

Придумай мем

Новости