00:06 19 января 2012 | ПЛАВАНИЕ

Станислав Донец: "С двумя руками
в Лондоне будет попроще"

Многократный чемпион мира по плаванию на короткой воде Станислав ДОНЕЦ. Фото REUTERS
Многократный чемпион мира по плаванию на короткой воде Станислав ДОНЕЦ. Фото REUTERS

ПЛАВАНИЕ

Пока большая часть сборной России проводит сбор на Тенерифе, перенесший осенью операцию на плече Станислав Донец находится на озере Круглом, ездит на реабилитацию в одну из московских больниц и понемногу разрабатывает руку. Так что разговор с многократным чемпионом мира по плаванию на короткой воде корреспондент "СЭ" начала с главного на данный момент - здоровья.

ПОКА ПЛАВАЮ БРАССОМ

- Как плечо?

- Пока восстанавливаюсь. Рука еще двигается не по всей амплитуде. Плюс ко всему она долго была без движения, поэтому сейчас нужно разрабатывать и укреплять мышцы. В воду заходить захожу, но плаваю потихоньку, брассиком. Вращательных движений рукой, особенно на спине, делать пока не могу.

- Врачи довольны темпами восстановления?

- Довольны. На новогодние праздники я ездил домой, делал все, что прописали, и врачи даже не ожидали увидеть такой прогресс.

- Когда, по предварительным прогнозам, рука сможет полноценно работать?

- Не знаю. Сейчас мы занимаемся укреплением мышц - все бицепсы и трицепсы начинают уже потихоньку болеть. Когда через три недели после операции только сняли фиксирующую повязку, левая рука значительно отличалась от правой - кожа да кости. Сейчас она уже заново обрастает мышцами.

- Это я к тому, что в олимпийский год всех в первую очередь интересует: когда увидим Донца во всей красе? Вы же понимаете.

- (Улыбается.) Ну, на чемпионате России точно увидите. А до этого вроде бы ничего такого серьезного и не предвидится. Разве что открытый чемпионат Всероссийской федерации плавания. Может быть, выступлю уже там. А может, и нет.

- Есть ощущение, что сроки все-таки поджимают. Ведь нужно не просто восстановиться...

- Да, но и быстро проплыть (улыбается).

- И не абы где, а на олимпийском отборе и потом и на Играх.

- Скажу так: восстановление проходит неплохо. Если все будет идти такими же темпами, времени хватит. Для подготовки к Лондону - на 100 процентов. Насчет отбора пока никаких гарантий дать не могу. (Пауза.) Но опять же, поездка на Олимпиаду зависит от выступления на чемпионате России.

- Вы с федерацией этот вопрос не обсуждали?

- Не обсуждал. Но читал заявления тренеров о том, что никаких дополнительных отборов не будет. И это правильно. Утешает мысль, что пока я единственный в команде из спинистов, кто выполнил олимпийский норматив на 200-метровке… В общем, сложно загадывать. Будет чемпионат, там посмотрим.

- Чем занимаетесь в свободное от процедур время, которого наверняка образовалось непривычно много?

- Первые три недели после операции вообще ничего не делал. Пять дней провел в больнице, потом меня выписали. Был в Москве, проводил время с любимой девушкой. Ходили иногда прогуляться. С забинтованной рукой ведь куда пойдешь? В кинотеатр разве что, но аккуратненько, чтобы никто не ударил случайно.

- В кинотеатрах не узнавали?

- Не-е-е-е! В Москве не узнают. Но пока в планах нет переезда сюда, я к этому спокойно отношусь. Недавно прочитал, что нашу синхронистку Наталью Ищенко не узнают, а уж меня - тем более. Вот в родном городе (Димитровграде. - Прим. Е.К.) узнают.

- Вы всегда очень патриотично говорили о своей малой родине. Вот и сейчас упомянули, что не планируете переезд в Москву.

- Пока так и есть. За то время, что я провел в столице в связи с операцией, - а на реабилитацию ушло где-то полтора месяца, - Москва меня очень сильно вымотала. Несколько дней перед операцией я вообще спал везде, где только мог. В метро еду - сплю, в больнице жду - сплю. У нас как-то поспокойнее. Плюс там меня узнают (улыбается).

В ВЯТЧАНИНЕ НЕ СОМНЕВАЮСЬ

- Смотрите за теми соревнованиями, которые идут сейчас, например, в Америке? Там только что закончился очередной этап "Гран-при"...

- Его я, если честно, прозевал. Еще до Нового года смотрел Открытый чемпионат США, где выступал Аркадий Вятчанин. Наверно, он был под нагрузкой - проплыл не очень быстро.

- За Вятчаниным специально следите?

- Ну конечно, мне интересно. Мы с ним переписываемся, поддерживаем связь. Он переживал, интересовался, как у меня тут идет восстановление.

- Ему в США по-прежнему очень нравится?

- Об этом не спрашивал. Но Аркадию в Америке всегда нравилось. К тому же с ним вместе уехала жена. А когда рядом есть близкий человек, который может поддержать, сказать доброе слово, - это очень много значит. Например, когда я сам после операции на руке даже шнурки не мог завязать, моя девушка была рядом.

- Как считаете, получится у Вятчанина вернуться на прежний уровень?

- Конечно, получится. Я в этом уверен.

- Вам самому никогда не хотелось уехать тренироваться за границу?

- Не-а. Возможно, из-за того, что меня тренирует папа (Юрий Райхман. - Прим. Е.К.). Мы всегда вместе искали пути для успеха. И вдруг взять и нарушить этот союз ученика и тренера? Конечно, я понимаю тех спортсменов, у которых что-то не получается, и тогда они ищут выход. Но у меня мыслей уехать не возникало.

- Сколько времени у вас с отцом ушло на анализ причин неудачи на чемпионате мира-2011?

- Да что там анализировать? Все и так было понятно. Имела место системная ошибка всей команды. Из всего мужского состава мой результат - 6-е место на дистанции 200 м на спине - был одним из лучших. Во-вторых, до ЧМ был перебор со стартами. В-третьих, мы еще раз убедились, что сбор в горах, в Цахкадзоре, весной мне не нужен. Так было и в 2010-м, и в этот раз. Ну и травма, конечно, - плечо не давало работать и постоянно тревожило. Я уже много раз просматривал видео из Шанхая с 200-метровки, и там было четко видно: в предварительных заплывах я еще опираюсь на руку, в полуфинале уже послабее, а в финале - совсем плохо. Усталость накапливалась, рука мазала, и продвижения на ней не было совершенно. Вот четыре причины. Их и будем исправлять: залатали руку, не поедем в горы и так далее.

- Году в 2008-м, после первых серьезных успехов, вас спросили, чувствуете ли себя звездой плавания. А вы ответили, что до этого статуса еще работать и работать. Сейчас самоощущение не изменилось?

- На 100 процентов еще нет. Но если тогда было: плавать, плавать и плавать, то сейчас, наверно, так: плавать и плавать. Два раза. Если расценивать длинную воду, то пока у меня есть только европейское золото, а на мире не очень выходит - дважды шестой.

- Вас напрягает то, что на короткой воде успехов пока было больше?

- Ну... Понимаете, есть люди, которые говорят "он специалист по короткой воде" с уважением. А есть другие - мол, он может только на короткой воде. Вот к первым я отношусь с благодарностью, а ко вторым... Пусть становятся на бортик и попробуют сами добиться чего-то подобного.

Что касается прогресса на длинной воде, одним из препятствий была как раз моя травма. Как мы говорили с Сергеем Васильевичем Архиповым (известный специалист по спортивной травме, оперировавший Донца и многих других российских атлетов. - Прим. Е.К.) после операции, из-за этих многочисленных надрывов, которые у меня были, связкам и мышцам просто не хватало выносливости все 50 метров махать руками, потом делать поворот и махать еще 50 м. Теперь думаю, что, если уж на одной руке в том же Будапеште (на ЧЕ-2010. - Прим. Е.К.) получилось выиграть, сейчас будет попроще.

ЛОХТЕ БУДЕТ СЛОЖНЕЕ, ЧЕМ ФЕЛПСУ

- Условиями подготовки к Лондону, созданными министерством спорта, довольны? Все есть, что нужно?

- Да. Бассейн есть, жилье тоже. Сам я сейчас вынужден сидеть на Круглом и ездить в больницу, но команда находится на сборе на Тенерифе. То есть нам выбирают хорошие теплые места, где зимой более благоприятные условия. Спасибо за это. На том же Круглом у нас все более чем неплохо: и с питанием, и с досугом, и с тренировками. В распоряжении пловцов два тренажерных зала, в бассейне - современные тумбочки, новые нескользкие борта. Пожалуйста, ребята, только работайте! Что мы и делаем.

- Этим летом вам будет 29 лет. Вас вопрос возраста беспокоит?

- Вообще не беспокоит (смеется). Нормальный возраст. Вон Райан Лохте всего на год моложе, а какой прыткий.

- Вы, кстати, что думаете по поводу планов Лохте в Лондоне повторить и даже превзойти рекорд Майкла Фелпса по количеству золота, завоеванного на одних Играх?

- Ой, честно сказать, со своими бы проблемами разобраться! А уж про Лохте думать… (Смеется.) Пускай он там сам как-нибудь. Нет, интересно, конечно, посмотреть, сможет ли кто-нибудь еще сделать то, что сделал в Пекине Фелпс. Но не забывайте: Майкл заработал свои 8 медалей за 9 дней. А сейчас олимпийский плавательный турнир будет длиться всего 8. Поэтому будет сложнее.

- Давайте забежим чуть вперед и предположим, что все пройдет благополучно, рука восстановится в срок и на Игры вы отберетесь. В команде вы будете одним из…

- Пенсионеров? (Смеется.)

- Вообще-то я хотела сказать одной из главных медальных надежд.

- А, вот оно как. Как я к этому отношусь? Приятно, когда в тебя верят. А вот разочаровывать - неприятно. Когда заранее говорят, что он должен нам медальку принести, это немножко давит. Меня всегда учили, что прежде всего я должен улучшить свой результат. Пока эта схема срабатывала. Но надежда у людей быть должна. А мы уж будем стараться не подвести.

- В одном из недавних интервью четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов весьма жестко оценил перспективы российских пловцов в Лондоне, выразив мнение, что на медали мы рассчитываем только в эстафетах.

- Может, его неправильно поняли? Довольно странно слышать, что он, сам в недавнем прошлом спортсмен, так отзывается о команде. Я думаю, он имел в виду что-то другое.

- И в Пекине, и на последнем чемпионате мира в Шанхае российская сборная столкнулась с одинаковой, в общем, проблемой: прогресс соперников оказался куда ощутимее нашего, и мы были к таким скоростям не готовы.

- Да. Помню, в Шанхае в одной из эстафет на первом этапе австралиец проплыл так, как никто не ожидал. Такого времени никто никогда не видел, как и самого этого парня в общем-то.

- Молодыми австралийцами вообще принято пугать. Говорят, у них такой резерв, что куда там Йену Торпу с его возвращением.

- У Торпа совсем другие задачи. Зачем ему эта Олимпиада? Человек уже все заработал и выиграл в жизни, чтоб еще куда-то рваться. Он делает шоу, и у людей возникает больший интерес к плаванию. Может быть, родители посмотрят на это и отведут ребенка в секцию. В Австралии, плавание - спорт номер один. Но может, и у нас в какой-нибудь спортивной школе станет на два-три человека больше, и меньше детей будет по улицам шататься. Так что спасибо огромное Торпу за то, что привлекает внимание к нашему виду. Ну а в то, что ему нужны какие-то медали, я, честно говоря, не очень верю.

- Возвращаясь к недооценке конкурентов, у вас есть ощущение, что в Лондоне будет иначе?

- Помните, как у Задорнова? Наступает новое тысячелетие, все думают: сколько там еще осталось? 20 лет, потом 5 лет. О, это далеко еще. Проходит время, остается две недели. А мы не готовы! Так и у нас. Тренируемся, тренируемся, приезжаем и оказываемся не готовы. Не знаю, почему так происходит. Бываем же мы готовы на короткой воде, причем всей командой. И второе место в общем зачете занимаем. А в длинной что-то не складывается. Сказать, что кто-то из ребят не хочет, нельзя. Все работают, все отдаются делу полностью. Так что это сложный вопрос.

- Среди спинистов вы видите кого-то, кто был бы недосягаем для остальных, с кем бороться было бы невозможно?

- (Задумывается.) Очень сложно будет соперничать с Лохте на дистанции 200 м. Все остальное - очень даже возможно.

Екатерина КУЛИНИЧЕВА

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ