10:50 23 июля 2011 | ПЛАВАНИЕ

Владимир Дятчин:
"Немножко просчитались с пиком формы"

Сегодня. Шанхай. Россиянин Владимир ДЯТЧИН - вице-чемпион мира в марафонском плавании. Фото AFP
Сегодня. Шанхай. Россиянин Владимир ДЯТЧИН - вице-чемпион мира в марафонском плавании. Фото AFP

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Шанхая

Свою первую медаль на дистанции 25 км Владимир Дятчин завоевал два года назад на чемпионате мира в Риме. Сказал тогда, что, потерпев неудачу на Играх в Пекине, решил сделать подготовку к Лондону гораздо более серьезной. В частности, наработать выносливость. В 2009-м Дятчин со своим тренером Лидией Власевской сделали очень большой объем работы и, чтобы реализовать ее в результат, заявились в Риме на самой длинной из дистанций.

Несмотря на шторм, Владимир финишировал в Риме третьим. В Шанхае он продвинулся еще на одну ступеньку вверх – добрался до серебра.

Если римскую бронзу можно было считать компенсацией за неудачное выступление на пятикилометровой дистанции (там Дятчин не сумел попасть в число призеров), то шанхайское серебро в какой-то степени компенсировало пловцу безмедальный 10-километровый заплыв.

- Я рассказывал вам уже, что изначально не рассчитывал на медаль на олимпийской дистанции, - сказал Владимир после награждения. – Там главным было пройти квалификацию. Ну а поскольку я заранее отдавал себе отчет в том, что скорее всего останусь без медали, то 25 километров держал в резерве именно на этот случай. Для подстраховки, так сказать.

Поскольку мы стартовали очень рано – в шесть утра, первые три часа дистанции пролетели как-то незаметно. Все шло именно так, как я заранее планировал: спокойно пройти первую половину, а потом плыть так, словно плыву "десятку". Но сделал ошибку. Точнее, даже не ошибку, просто так сложилось. Дело в том, что нам заранее объявили: если температура воды все-таки достигнет 31 градуса, то плыть мы будем только 20 километров.

После 15 км нам сообщили, что температура поднялась именно до этой отметки, и я стал целенаправленно выходить в лидеры, чтобы на последнем километре начать финишировать.  

Но как раз на протяжении этого отрезка дистанции судьи решили, что останавливать гонку после двадцати километров они не будут - доведут дистанцию до конца. Соответственно я ушел в хвост группы, чтобы немного передохнуть, а на заключительном круге прозевал рывок болгарина Петра Стойчева. Он оторвался от всех метров на 15, которые уже было непросто отыграть, поскольку на мне висела вся группа. В таких случаях уйти в отрыв практически невозможно.

- Но вы же ушли тем не менее?

- Все равно не смог достать Петра. Когда мы стояли на берегу и ждали награждения, он признался мне, что заранее выбрал именно такую тактику. Понимал, что это его последний чемпионат мира, соответственно, последняя возможность стать чемпионом. А зная меня, отдавал себе отчет в том, что финишный рывок скорее всего проиграет, если мы начнем финишировать одновременно. Поэтому бросил все силы как раз на то, чтобы от меня пораньше оторваться.

- В ходе дистанции вы подкармливались или только пили воду?

- И пил, и ел. У меня уже был печальный опыт Рима, когда я решил, что вполне достаточно только пить. Еле доплыл в итоге. Поэтому сейчас ел бананы и запивал их питательной смесью.

- В каком смысле ели бананы? Как это возможно технически?

- Очень просто. Тренер клал банан в специальный стаканчик, протягивал мне его на удочке, я плыл и откусывал по кусочку.

- Устали сильно?

- Как ни странно, меньше, чем на "десятке". Сейчас уже можно признаться, что мы немножко просчитались с пиком формы. Точнее, со сроками высокогорных сборов. Их у меня было два – в феврале и мае. Так вот майский пришелся немножко не на те сроки, что нужно. В итоге, вместо того чтобы плыть 10 км на пике формы, я попал на самое дно физиологической ямы. Чувствовал себя и накануне и в день старта просто отвратительно. Так что мое девятое место – великая удача.

- 25 километров, как мне кажется, требует намного больше опыта, чем любая другая дистанция. Вам своего опыта хватает?

- Я бы сказал, что он быстро накапливается. На финише, например, у меня была боязнь повторить ситуацию Рима. Там, если помните, я очень неплохо шел по дистанции до самого конца, но перед финишем отстал настолько, что едва удержался в тройке. Сейчас уже таких ошибок не повторяю.

КОММЕНТАРИИ