26 апреля 2022, 18:20

«Он хочет снова тренироваться, но в нем еще живет тот страх...» Алла Шишкина побывала на встрече с беженцами

Олимпийская чемпионка Шишкина рассказала о встрече с беженцами из Луганска и Мариуполя
Алла Шишкина
Олимпийская чемпионка
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Трехкратная олимпийская чемпионка, колумнист «СЭ» посетила благотворительное мероприятие, которое прошло в рамках чемпионата России по синхронному плаванию.

Это первенство запомнится мне не только яркими выступлениями спортсменов и хорошей атмосферой, но еще одним важным событием. Речь о встрече с беженцами из Луганска и Мариуполя, которая состоялась во Дворце водных видов спорта. На ней присутствовали главный тренер сборной России Татьяна Покровская, ее коллега из юниорской команды Наталия Мендыгалиева, вице-президент Федерации синхронного плавания России Ольга Павлова, семикратная олимпийская чемпионка Светлана Ромашина и я.

...Мы вошли в помещение на втором этаже бассейна и увидели накрытые столы. На них — традиционные татарские блюда, эчпочмак, чак-чак, талкыш. Нас уже ждали — человек сорок, в основном женщины и дети. Для них организовали поездку на автобусах из санатория, где сейчас живут беженцы.

Благотворительная встреча с беженцами из Луганска и Мариуполя. Фото Елена Гредюшко
Благотворительная встреча с беженцами из Луганска и Мариуполя.
Елена Гредюшко

Мы выступили с приветственными речами, поддержали как могли. Подбирать слова было сложно — у гостей то и дело увлажнялись глаза. В горле встал ком, но я понимала, что с людьми надо поговорить.

Три семьи рассказали мне свои истории. Перед этим я пообщалась со спортсменкой из «Школы Татьяны Покровской», которая располагается на базе Казанского училища олимпийского резерва. Виктории Хорош 15 лет. Два года назад она перебралась в столицу Татарстана из Донецка.

— До переезда занималась синхронным плаванием? — спрашиваю юную спортсменку.

— Да, в Донецке есть ДЮСШ. С трех лет тренировалась у Ольги Артеменко и Натальи Байдак. Когда у нас все началось в 2014 году, мы отправились в Россию. Потом дома стало поспокойнее — вернулись. Жили в относительно безопасном районе на улице Левобережной. Продолжала работать в родном городе. Когда исполнилось 13 лет, вместе с командой приехала на соревнования в Казань. Тренер тогда сказала, что нужно постараться отобраться в «Школу Татьяны Покровской». Я сумела это сделать и не жалею, что теперь здесь.

— Живешь в училище одна? Сложно приходится?

— (Вика начинает плакать.) Тяжело, скучаю по родителям — они остались в Донецке. Последний раз ездила к ним зимой, на Новый год.

— В каких программах сейчас стоишь?

— В группах, но хотела бы участвовать и в индивидуальных видах, не важно, в дуэте или в соло. Хочу попасть в сборную России. Буду очень стараться и много трудиться.

Среди беженцев юных синхронисток не оказалось, но дети рассказали, какими видами спорта занимались дома, а взрослые поделились планами.

Наталия Мендыгалиева, Алла Шишкина и Светлана Ромашина. Фото Елена Гредюшко
Наталия Мендыгалиева, Алла Шишкина и Светлана Ромашина.
Елена Гредюшко

Виктория и София Чагадаевы перебрались в Россию из Мариуполя.

— 1 апреля оказались на территории России, а 3-го добрались до Казани, — говорит мама, Виктория. — Эвакуация, по сути, сорвалась: сначала обещали зеленые коридоры, но в итоге так и не организовали. У кого был личный транспорт, уехали на нем. Мы же решили уходить после того, как наш район возле железнодорожного вокзала расстреляла украинская армия. Семья, жившая в доме рядом, погибла в результате прямого попадания... Из города выходили пешком, пять часов. С собой взяли только документы. И детей за руки.

— Как поняли, что по вам били именно ВСУ?

— По улице пробежали люди, которые вышли из бомбоубежища. Сказали, что туда приехали украинские солдаты, установили технику и подвезли два КамАЗа боеприпасов. И вскоре начались интенсивные обстрелы — по 20-30 прилетов каждые 5-7 минут. Нам самим не верилось, что такое возможно. В голове не укладывается, зачем они это делали.

— Вы вдвоем с дочкой ушли?

— Нет, у нас семья большая, девять человек. Мои родители, родители мужа.

— А муж где?

— В Польше. Давно туда на заработки отправился. Теперь хочет приехать к нам — ждем появления такой возможности.

Наталия Мендыгалиева и Татьяна Покровская. Фото Елена Гредюшко
Наталия Мендыгалиева и Татьяна Покровская.
Елена Гредюшко

Надежда Чирская с мужем и детьми — из города Рубежное.

— Мы жили на территории ЛНР, но с украинской стороны, — рассказывает Надежда. — Выехать смогли с помощью украинских волонтеров — когда они привозили гуманитарную помощь, то ее выгружали, а в машины набивали людей. Баулы выбрасывали — главное, чтобы больше человек поместилось. Мы все бросили — и квартиру, и машину, — с одной небольшой сумкой на всю семью приехали. Покинули город 28 марта — в последний день, когда выпускали мужчин. А сейчас ВСУ даже женщин и детей не выпускают. Разбили дороги, чтобы нельзя было проехать. У людей ни газа, ни воды. Все разрушено... Мы рады, что смогли перебраться в Россию. У нас здесь родственники и друзья живут.

— Где? К ним поедете?

— В Самаре. Нет, решили, что останемся в Казани. Честно говоря, поначалу были разные мысли, а на самом деле очень тепло встретили, оказали большую поддержку. Соревнования очень понравились — первый раз такое видели. Город очень красивый. Нам не надо ехать к родне и просить помощи. В первую очередь станем искать работу. Документы делают в ускоренном режиме: так бы самим пришлось заниматься, а тут к нам приезжают и все оформляют. Поставили на учет в центр занятости — очень много мест трудоустройства предлагают. Столько внимания...

— Мне семья Чагадаевых только что рассказала, что Мариуполь, откуда они прибыли, обстреливали украинские военные...

— Так это постоянно. Мы не знаем, как это объяснить. В Рубежном приходили и говорили: «Мы жалеть никого не будем. Ни дома, ни вас». Когда после артналетов украинские солдаты видели, что на улице лежит часть снаряда, то говорили: «О! А это наши». Даже не стеснялись. Пока все было мирно, мы рядом жили и такое не ощущалось.

— Вы рассказали, что у вас дочка занималась плаванием. В Казани хорошие бассейны — наверняка найдет, где тренироваться.

— Она у нас и на плавание, и на танцы ходила. В итоге выбрала второе. Думаю, здесь тоже продолжит заниматься.

Светлана Ромашина, Алла Шишкина, Наталия Мендыгалиева, Ольга Павлова. Фото Елена Гредюшко
Светлана Ромашина, Алла Шишкина, Наталия Мендыгалиева, Ольга Павлова.
Елена Гредюшко

Неля Хабах с сыном Артемом — из Мариуполя.

— Мы уехали 27 марта, — говорил Неля. — Кто-то из оставшихся на Украине обвиняет нас в том, что мы якобы говорим неправду о том, что украинская армия палила по мирным жителям. А как, если вот наш дом, а вот — танки. (Показывает расположение вплотную. — Прим. А.Ш.). И никакой поддержки, даже моральной. Хоть бы раз спросили, есть ли раненые, нужна ли помощь. Люди ходили за водой, а их отстреливали...

— Артем, ты занимался каким-нибудь спортом?

— Да, вольной борьбой.

— Вы здесь останетесь, в Казани?

— Да.

— Уверена, что тебе помогут продолжить тренировки.

Неля: — Очень хотят это сделать, но в нем еще живет тот страх...

Благотворительная встреча с беженцами из Луганска и Мариуполя. Фото Елена Гредюшко
Благотворительная встреча с беженцами из Луганска и Мариуполя.
Елена Гредюшко
Новости