«Общаешься с пациентом вечером — строит планы. А ночью его переводят в реанимацию»

19 мая 2020, 14:30

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Общаешься с пациентом вечером — строит планы. А ночью его переводят в реанимацию»»

№ 8201, от 25.05.2020

Сергей Воробьев. Фото Facebook Сергей Воробьев. Фото Facebook
Рассказ бывшего менеджера «Гран-при России» Сергея Воробьева, который провел 41 час в «красной зоне», помогая врачам Первой Градской больницы.
Сергей Воробьев. Фото Facebook
Сергей Воробьев. Фото Facebook

Сергей Воробьев известен как один из организаторов российского этапа «Формулы-1» в Сочи. В команде он был с 2012 года, а в марте этого года покинул пост заместителя гендиректора «Росгонки». Сейчас Воробьев продолжает сотрудничество с SMP Racing и раздумывает над вариантами продолжения карьеры. Но на время пандемии отложил все вопросы по трудоустройству в сторону и пошел помогать врачам в одну из московских больниц.

Восторг от простых вещей — от возможности включить телефон

— Как вы решили стать волонтером?

— Решающим фактором стал телефонный разговор с товарищем из Краснодара Александром Соколовым. Мы с Сашей в 2012 году начинали работать в команде организаторов «Гран-при России», а сейчас он водитель скорой помощи. Слушать его рассказ о работе, сильно контрастирующий с моей спокойной самоизоляцией, было не по себе — захотелось действовать, помогать.

Спустя несколько дней в телеграм-канале журналиста Russia Today Антона Красовского увидел объявление: Первая Градская больница ищет 20 волонтеров, готовых работать помощниками по уходу за больными в «красной зоне».

— И сразу откликнулись?

— Хотел выйти на смену сразу в тот же день, но, оказалось, система оформления волонтеров реализована очень ответственно — всем, направляющимся в «красную зону» оформили медицинские книжки, провели предварительное обследование (КТ, анализы), и в итоге только 3 мая мы вышли на первую смену.

— Какие у вас функции?

— Фактически — санитара. Кормление, обеспечение быта, много физической работы. Средний и младший персонал в больницах в основном женского пола и отвозить пациентов, которые не ходят, на те же анализы им непросто. Иногда нужно что-то передать пациентам от родных. Вроде мелочь, но для многих это очень важно. Лично у меня было примерно так: 70 процентов работы — помощь больным, 30 — медицинскому персоналу.

— Не страшно было идти в больницу?

— Это сложный вопрос. Рациональная часть мозга говорила, что это не самое безопасное решение. С другой стороны, этот вирус настолько непонятен, что нет никаких гарантий не подхватить его где-то еще. Заразиться им легко можно, даже, соблюдая меры предосторожности.

— Кто-то, включая некоторых врачей, до сих пор говорит, что коронавирус — не страшнее гриппа. Так ли это?

— Не могу компетентно оценить его медицинские характеристики, но из того что видел на практике — у болезни часто бывает очень непредсказуемое течение. Бывало, уходишь со смены и перед этим беседуешь с пациентом, который строит планы на ближайшие дни, думает какие семейные и рабочие вопросы решить нужно, а приходишь утром — и узнаешь, что он ночью переведен в реанимацию.

В то же время много и позитивных воспоминаний. Приятно видеть переведенных из реанимации в терапию, их искренний восторг от простых вещей, например, от возможности просто включить телефон и позвонить близким людям.

Среди волонтеров есть даже известная девушка-модель

— Вы ведь ударно отработали майские праздники?

— Было два выходных. А так 41 час в «красной зоне». В среднем смена — 6 часов.

— Волонтеров хватает?

— И да, и нет. Сейчас ситуация уже не настолько сложная, как в апреле или начале мая. Но помощь все равно нужна. Особенно тем, кто старше 65 лет. Они пока, в отличие от большинства из нас, вообще не могут выходить из дома. Им нужно помогать в бытовых моментах. В больницах тоже через сайт memedic.ru можно увидеть, где рук не хватает.

— Люди какого социального слоя были среди волонтеров?

— Самые разные. Многие, слыша «волонтер», представляют студента 20-22 лет. Но в больнице я встречал от тех же студентов, до 50-летних управляющих компаний. Есть даже достаточно успешная девушка-модель — тоже работает в «красной зоне». Еще известный актер театра.

В волонтерах, кстати, много знакомых по моей бывшей сфере деятельности — «Формуле-1». Помогают в медицинской или социальной сфере — Виталий Петров, Марио Изола (глава Pirelli), Маурицио Арривабене (экс-руководитель «Феррари») и многие другие. Просто не все это афишируют.

Врачи — герои, некоторые больше месяца не видели свои семьи

— Смотрели фильм Ирины Шихман «Вирус молчания»?

— Нет.

— Она рассказывала, что далеко не во всех наших больницах дела обстоят хорошо — и даже самим врачам не хватает масок.

— Могу сказать только про место, где работал я — там организационная система на высоком уровне. Пропуска, спецодежда и ее снятие, уровни доступа, питание — все очень достойно. Про средства индивидуальной защиты даже говорить нечего — всегда все было в полном объеме.

— Врачи — герои?

— Однозначно. Наша задача — просто помогать им, немного облегчить жизнь. Но вся нагрузка на них. И их преданность делу вызывает огромное уважение. Многие работают без выходных 12-часовыми сменами в «красной зоне». Им приходится больше месяца не видеть семьи, поскольку они в зоне повышенного риска. Благодаря их самоотверженной работе мы, надеюсь, с каждым днем приближаемся к привычному формату жизни.

— Многие врачи сетуют, что обещанные дополнительные выплаты от государства — или смешные, или вообще не доходят на них. Насколько это серьезная проблема?

— Это не та тема, которую я мог бы предметно комментировать. Из того, что видел, могу сказать: врачи работали бы так же и без обещанных надбавок. Но если они обещаны, уверен, все будет выплачено. И это правильно.

— Сколько вы намерены заниматься волонтерской деятельностью?

— На прошлой неделе я сдал тест на антитела, характеризующие болезнь, уже перенесенную незаметно — но оказалось, что нет ничего: ни болезни, ни антител. Тем не менее, после заключительной смены в «красной зоне» мне желательно еще на 14 дней самоизолироваться и потом провести контрольное тестирование, чтобы не подвергать риску окружающих. С учетом того, что деловая активность сейчас возвращается и не все вопросы можно обсудить онлайн — продолжаю помогать не «в красной зоне», а другими способами.

В последние дни ход распространения болезни в нашей стране замедлился, и это здорово, но оптимизм должен быть осторожным, необходимо следовать всем официальным рекомендациям. И помощь все еще нужна в разных больницах — приглашаю желающих записываться через memedic.ru и помогать настоящим героям — медикам, — чтобы они могли концентрироваться непосредственно на лечении.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
18
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир