«Готов ехать, биться, воевать». Петр Ян о спарринге с Конором, Александре Емельяненко и величайших бойцах России

Ислам Бабаджанов
Корреспондент
21 ноября, 09:00
Петр Ян. Фото Instagram
Интервью со звездой UFC.

19 ноября пресс-служба бойцовского клуба «Архангел Михаил» организовала большую пресс-конференцию Петра Яна. После пресс-конференции Ян уделил 10 минут корреспонденту «СЭ», ответив на вопросы о лучших российских бойцах, потенциальном спарринге с Конором Макгрегором и скором бое между Александром Емельяненко и Марсио Сантосом.

— В ходе пресс-конференции вы сказали, что считаете величайшими российскими бойцами Федора Емельяненко, Хабиба Нурмагомедова и Олега Тактарова. В последний момент вам что-то помешало поставить на третье место Александра Емельяненко...

— Да нет, не мешало. Это же была шутка. Если реально говорить о трех лучших российских бойцах, то это Федор, Хабиб... И третьим я даже не знаю кого... Давайте возьмем Александра Шлеменко. Олег Николаевич Тактаров — он же получается дрался и жил за границей? Он же не жил постоянно в России в те годы, ездил туда-сюда.

Но тут есть такой момент. Я-то по-своему мыслю, я не говорю, что вот он достойный, а другой — нет. Я смотрю что человек делал, что он после себя оставил. Федор дал много популяризации этому спорту. Хабиб тоже. Олег Николаевич дал много популяризации. Вот Шлеменко тоже — для меня. Я сам из Сибири. В Сибири и в целом в России открываются много филиалов, залов. Достойно то, что человек был на таком пике в спорте и по сей день находится в этом ремесле, как-то пропагандирует это, оставляет такой глобальный след.

А так — кого не назвал, кого не включил в эту тройку, зла не держите. Много спортсменов, которых можно выделить, но пройдет время, и я думаю, что те, кто сейчас стоят на первом месте, на втором и на третьем, они сменятся — придут другие спортсмены, другое поколение. У всего есть свой временный отрезок.

— На сегодняшний день Шлеменко 37 лет. Может ли он в определенный момент карьеры перейти в UFC? Хотелось бы вам, чтобы он туда перешел? Разговоры идут, что Хабиб сможет посодействовать в этом.

— Оказаться там, возможно, сможет. Попасть в UFC можно. У нас Ванька Штырков попал в UFC (улыбается). Тут вопрос в другом. Каждый спортсмен, оказавшись в UFC, хочет завоевать титул. Я думаю, возраст у Александра уже не тот. Не тот голод, и много у него уже посторонних занятий, которыми он увлечен. Поэтому... Ну как есть.

— В голову приходит Гловер Тейшейра, который в 42 года стал чемпионом UFC на турнире в Абу-Даби...

— Он дерется в 42 года не из-за того, что у него все хорошо. Представляете, человек 20 лет выступает и в первый раз подрался за пояс только сейчас. Грубо говоря, больше десяти лет он в UFC. Это единичный случай.

— Ваше отношение к личности Александра Емельяненко?

— Мое отношение к Александру Емельяненко... Опять же, например, как к человеку я отношусь к нему спокойно. Я его лично не знаю. По ситуациям, которые у него были, я лично отношусь негативно, потому что это неправильно — такие случаи, такие резонансные моменты... Как спортсмен он хорошо выступал раньше. Были времена, когда они [Александр и Федор Емельяненко] гремели, когда они были популярны и известны, много людей смотрело их поединки.

— Вас впечатляет его скорость рук? Вы как-никак боксер.

— Меня не впечатляет. Скорость рук... Тут все в совокупности должно быть у бойца, боксера — руки, ноги, передвижения, мышление и так далее. Мы же не видели Александра в боях по боксу. С кем он боксировал? С Михаилом Кокляевым? Это не показатель, он [Кокляев] не боксер.

— 27 ноября Александр Емельяненко проведет бой. Будете смотреть?

— Он же выходит на замену Вячеславу Василевскому?

— Все верно. Соперник — средневес Марсио Сантос, который в этом году дрался с Александром Шлеменко.

— Я думаю, если будет возможность, я посмотрю этот поединок. Мне кажется, что Александр находится не в лучшей форме. Мне кажется, что он не готовился и принял этот поединок из-за финансовой составляющей. Бразилец [Марсио Сантос] готовился, тренируется в Дагестане. Я думаю, что они все прекрасно понимают, что для Александра это не станет легкой прогулкой. Может и проиграть.

Если Александр не готовился, то, конечно же, я считаю, что бразилец должен победить. Если он готовился к Вячеславу Василевскому, и тут бой отменили за 9 дней... Вероятно, Александр рассчитывает на какой-то один встречный удар.

— Обычно Конор Макгрегор не предлагает кому-либо спарринги. Вы стали исключением. С чем это связано?

— С тем, что Конор понимает, кто сегодня выигрывает, на ком акцентировано внимание журналистов и так далее. Он знает все это дело, а еще захотел напомнить о себе. Также он понимает, что я умею боксировать. Его эго говорит, что он может побить всех. А я просто ему ответил: «Давай не болтай. Давай сделаем это».

— В каких аспектах бокса вы превосходите Конора?

— Я боксом занимался достаточно долго. Я понимаю, о чем говорю. Превосхожу ли я его в чем-либо — показал бы бой. А так, конечно, у меня больше опыта в этом, чем у него. Сто процентов это так.

— Не так давно вы сообщили, что возобновите тренировки в Tiger Muay-Thai в Таиланде. Как давно приняли такое решение?

— Как только Таиланд начал открываться, мы приняли решение, что будем там тренироваться.

— Верно ли утверждать, что во многом благодаря залу Tiger Muay Thai вы стали именно тем Петром Яном, о котором сейчас все говорят и который всех крушит?

— Я должен отдать должное этому залу, месту, так как я очень много там тренировался со многими профессионалами.

— Ваш тренер по боксу — ирландец Джон Хатчинсон. Как он отреагировал на идею проведения спарринга или реального боя с Конором Макгрегором?

— Он, как всегда, заряжен. Конор ему тоже писал. Он написал, что все положительно в этом русле. Мы всегда готовы ехать, биться, воевать, драться, отстаивать свои позиции. Поэтому не нужно нас уговаривать.

— Он за эту идею?

— Он всегда за. Он же гангстер (улыбается).

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

5