«Я ни о чем не жалею». Интервью Никиты Филатова: загубленный талант, пьянки, долг в 30 миллионов

12 февраля 2021, 00:00
Никита Филатов. Фото Федор Успенский, «СЭ» Никита Филатов. Фото AFP Никита Филатов. Фото AFP Никита Филатов. Фото AFP Никита Филатов. Фото Федор Успенский, «СЭ» Никита Филатов. Фото Алексей Иванов
Самое откровенное интервью одного из самых перспективных российских хоккеистов конца нулевых.

Никита Филатов
Родился 25 мая 1990 года в Москве.
Нападающий. Воспитанник ЦСКА.
В 2008-м году был задрафтован «Коламбусом» под 6-м номером.
Выступал за ЦСКА (2005-2008, 2009-10, 2011-12), «Коламбус» (2008-11), «Сиракьюз» (АХЛ, 2008-09), «Спринфилд» (АХЛ, 2010-11), «Оттаву» и Бинхэмптон (АХЛ, 2011-12), «Салават Юлаев» (2012-2014, 2018-19), «Югру» и «Торпедо» (2014-15), «Адмирал» и московское «Динамо» (2015-16), «Ладу» (2016-18), «Нефтехимик» (2017-18), «Спартак» и «Торос» из ВХЛ (2018-19)
Победитель ЮЧМ (2007), серебряный призер ЮЧМ (2008), бронзовый призер МЧМ (2008, 2009).

Никита Филатов считался одним из главных талантов российского хоккея в конце нулевых. На драфте НХЛ-2008 «Коламбус» выбрал его под шестым номером, а в сезоне-2008/09 Филатов отметился хет-триком в одном из своих первых матчей в лиге. Но стать звездой у Никиты не получилось — вскоре он вернулся в Россию, а в июне 2020-го объявил о завершении своей карьеры.

В интервью Анне Соколовой на YouTube-канале «Соколиная охота» Филатов рассказал об ошибках молодости, игре на ставках, долгах, алкоголе и своей нынешней работе.

Хоккейный агент

— Полгода назад я стал спортивным агентом, — говорит Филатов. — Год, можно сказать, ничего не делал, посвятил время семье. Без дела сидеть не хочется и деньги надо зарабатывать, поэтому решил остаться в хоккее.

— А почему не тренерская деятельность?

— Это не мое. Вот направление журналистики, телевидения, хоккейный менеджмент или агентская сфера — это ближе.

— Ты стал работать с агентом Сергеем Исаковым.

— Да, я с Сергеем Васильевичем начинал в 15-16 лет, у нас с ним достаточно долгая интересная история. В последние три-четыре сезона моей карьеры мы не работали с ним, но у нас всегда были замечательные отношения. Это тот человек, который меня заметил и вел меня в начальный период карьеры.

— Ты сам напросился или он тебя пригласил?

— Я был уверен, что он скажет: «Слушай, Никитос, а зачем ты мне, занимайся своими делами, попробуй сам». Но он сказал, что с удовольствием будет работать со мной.

— Есть мнение, что агент должен быть наглым. У тебя есть такие качества?

— Тут сложный момент: с кем он наглым должен быть? Ты представляешь себе агента — человека, который идет и выкручивает деньги у клуба, выбивает не 10 рублей, а 15?

— Да.

— Это все очень спорные моменты, потому что это простой обыватель представляет себе ситуацию так. Ты сейчас говоришь про взаимодействие «агент — клуб», а есть взаимодействие «агент — игрок». Тут надо быть советником, наставником, другом. Вот это мне кажется интереснее и глубже, потому что если мы говорим о росте хоккеиста, развитии, то в плане каких-то советов я уж точно могу много подсказать и рассказать.

— Ты сейчас смотришь за молодыми игроками?

— Нет, почему. Больше десяти игроков — это ребята, которым не по 18 лет и не по 20.

— С кем ты работаешь из взрослых игроков?

— Из тех, кто поиграл в КХЛ, это Сигарев, Монс, Казаковцев, Валуйский. Они поехали играть в не самый сильный чемпионат, на Украину. Но в финансах они выиграли очень сильно.

— На что ты смотришь в первую очередь? На талант или на трудолюбие?

— Это в любом случае всегда комбинация. Ты же не можешь взять совсем «деревяшку». Он может трудиться хоть сутками...

— Можно поспорить.

— Это очень тонкая грань. Ты садишься на трибуну, что ты смотришь? Ты смотришь, как он трудится? Нет, ты смотришь на его хоккейные качества.

У меня есть таких пара пацанов. Но я смотрю на всё, на человеческие качества тоже. Скажу честно, у меня было два-три случая, когда мне просто не хотелось даже общаться с человеком. Невоспитанный человек или еще что-то. Мне проще просто отказаться от него, потому что есть чуйка, что ничего хорошего из этого не выйдет.

— Ты взял бы такого игрока, как Никита Филатов?

— Однозначно, а как не подписать? На тот момент уровень таланта огромный, результаты, кучи рекордов. Любой бы подписал.

— Такие сейчас есть?

— Конечно, есть, куча талантов. Другое дело, что их надо искать! У нас агентства хоккейные чаще всего работают как? 16-17 лет, юниорская сборная, два десятка человек. Новогорск, туда приезжают три-четыре лучших агента, начинают по очереди водить этих игроков по ужинам. Кто «вкуснее покушает», с тем и подписываются.

Ты думаешь, что топовые российские хоккейные агенты приходят и видят, какое катание, какие руки? Из них единицы, кто знает хотя бы, как клюшку держать. Как они четко могут распознать катание человека или мышление?

Никита Филатов. Фото AFP
Никита Филатов. Фото AFP

Замечательный отец

— У меня один ребенок, и в течение недели-двух будет второй, — говорит Филатов про свою семью. — Девочка будет, мальчик есть. Ваня.

— Какой ты отец?

— Фактор отцовства был ключевым, когда я заканчивал карьеру. Это было не совсем стандартно для хоккеиста или для любого спортсмена, многие близкие, друзья звонили, спрашивали: «Ну неужели не было вариантов? Зачем ты закончил в 28?»

У меня было несколько вариантов. КХЛ и ВХЛ. По меркам «вышки» — большие деньги. Но предложения были на сумму где-то в два с половиной раза меньшую, чем я получил в предыдущем сезоне. Жена на тот момент была на седьмом-восьмом месяце беременности, вроде бы мы уже наездились и поднадоело. Хотелось в Москву вернуться, и мы всерьез обсуждали, что из нее уедем играть только за хорошие деньги.

Считаю, что я замечательный отец, сам от себя не ожидал, втянулся быстро. Я от этого кайфовал. Могу похвастаться, девять месяцев жили вообще без няни. Какие-то вещи делал по телефону, жена работала, в 11 утра уходила из дома, в 6-7 вечера приходила.

— Вы с женой поменялись местами. Она работает, муж сидит с ребенком.

— Тоже занимался делами, просто эти девять месяцев провел с ребенком процентов 80 времени. Считаю, что это круто. Знаю большое количество ребят, которые по-хорошему завидуют, потому что, когда ты хоккеист, у тебя нет возможности видеть, как твой ребенок растет.

Мне очень повезло, Ванечка — очень спокойный ребенок. Не было этих бессонных ночей, более-менее гладко все прошло. Но даже это очень тяжело, особенно если это первый ребенок.

— Ты говорил, что жена помогла тебе и направила в нужное русло.

— У меня вся карьера шла так, волнами. То все кричат, что я суперзвезда, потом «все пропил», потом опять «там назабивал, матч звезд». В определенный момент, когда она появилась, — вправила мозги. При этом ненавязчиво.

— Она далека от спорта?

— Она абсолютно далека от спорта. При этом она абсолютно самодостаточная женщина, и финансовый момент ее никогда не волновал. Конечно, она хотела, чтобы муж был успешным, в первую очередь в хоккее. А два-три лучших сезона в карьере в КХЛ я провел, когда мы уже были в отношениях.

— Что она делала?

— Да ничего. Правильный человек рядом с тобой оказывается, и ты попадаешь в правильное русло. Начинаешь правильно думать, правильно питаться, перестаешь заниматься ерундой, пересматриваешь свои ценности.

Никита Филатов. Фото AFP
Никита Филатов. Фото AFP

Ни о чем не жалею

— Главный вопрос — как талантливому хоккеисту не упустить крутую карьеру? Однажды ты сказал, что твоя жизнь раньше проходила как в тумане.

— У меня был определенный период карьеры, лет с 17-ти, когда уже начались вокруг меня какие-то разговоры. Где-то до 22 лет. Были разговоры и в Северной Америке, в НХЛ, все говорили, какие у них ожидания от Филатова. Эксперты, тренеры, специалисты, родители, болельщики.

И вот я этот отрезок времени, пять-шесть лет, не пропускал ни одного интервью про себя, читал комментарии. Меня действительно волновало, что обо мне думает каждый человек. Меня парило, что после неудачной игры про меня писали гадости. Каждый раз хотел сделать все, чтобы оправдать чужие ожидания. Как сказал Аршавин: «Ваши ожидания — ваши проблемы». Но до этого я дошел позже.

— Поздновато.

— Нет-нет. И вот поэтому я сейчас смотрю на это вот так, а другие смотрят на это по-другому. Это не значит, что я отказываюсь признавать, что моя карьера пошла совсем не так, как она должна была пройти. Конечно, я же в своем уме. Есть определенные факты, статистика, голы, пасы в определенный отрезок времени, когда мне было 18-20 лет. Круто ли я играл в то время? Конечно, круто!

— Неужели не обидно?

— Ты хочешь, чтобы я сейчас сказал: «Я так жалею, что все просрал!» Нет, я ни о чем не жалею. Понимаю, что моя карьера гораздо ниже того уровня, которого я мог бы достичь. Конечно, я должен был провести несколько неплохих лет в НХЛ. Не будем говорить, что я стал бы суперзвездой — но при определенных обстоятельствах мог сыграть поярче. Как и в КХЛ.

— Я считаю, что ты мог стать звездой НХЛ.

— Многие так считают. Но по ощущениям в 18-20 лет, когда я еще играл, как все считают, хорошо, думаю, что мог бы стать крепким игроком второго звена команды НХЛ на восемь-десять лет при правильном отношении к делу. При куче нюансов. Второе звено — это тоже лидеры команды, топ-6. Как мне и предрекали. Никто не говорил, что я Ковальчук, Овечкин или Малкин, говорили, что будет хороший игрок НХЛ, что в принципе круто.

— Почему, когда тебя спустили в АХЛ, ты не дотерпел и сорвался в Россию?

— Первый раз меня спустили по делу. Я ни с кем не препирался, об этом говорят цифры. Я поехал, набрал за 35 игр 35 очков, и все были довольны. Но потом вот это давление и вот эти ожидания и от себя самого, и от болельщиков, они меня начали съедать немного, лет в 19. Первый раз я уехал в ЦСКА. Это было как раз из-за того, что я сезон начал в НХЛ в «Коламбусе», но Кен Хичкок ни от кого не скрывал, что, по его мнению, я не готов занять позицию лидера, место в топ-6 и что он все равно видит меня игрока «вверх-вниз», между АХЛ и НХЛ. И я с этим не был готов смириться, потому что чувствовал, что готов играть в основе.

— Это каждый чувствует.

— Нет, не каждый. Тебя спускают в лигу уровнем ниже. Ты там показываешь очень высокие результаты. Что у тебя происходит внутри? Ты начинаешь понимать, что тебе должны давать больше шансов. У меня были и хорошие цифры, и неплохое качество игры. Но все сводилось к тому, что конкретный тренер был от меня не в восторге.

— Есть такое, что не везет в НХЛ, что тебе нужно попасть к хорошему тренеру, который будет любить русских.

— Куча обстоятельств. Тренер, генеральный менеджер, отношение в коллективе с партнерами. Это все влияет. Если у тебя плохие отношения с лидерами команды, тренер может десять раз тебя обожать, рано или поздно тебя съедят, ты не сможешь нормально играть. Огромный фактор — это удача. Вот у некоторых эта дорожка идет прямая. А у некоторых при таком же таланте — не идет. Травма, микротравма, тут тренер, тут сам виноват. И все, не складывается путь. Я не говорю, что Хичкок плохой тренер. Повезло ли мне с ним? Нет. Вел ли я себя хорошо? Тоже нет.

Никита Филатов. Фото AFP
Никита Филатов. Фото AFP

Был должен 30 миллионов рублей

— Второй шанс у тебя был в «Оттаве». Почему ты уехал оттуда?

— Сам закопался. Некого винить, потому что и с тренером, и с руководством, со всеми были шикарные отношения. Они не скрывали, что пацан талантливый, но нужно к нему относиться немного по-другому, потому что у него есть свои особенности, нехоккейные.

Вот у них получалось до меня достучаться, и я полгода в Оттаве вел себя хорошо. Мне сказали: «Никит, пожалуйста, потерпи, веди себя нормально». Это звучит даже смешно, вроде бы тебе 21 год, ну что ты, дурак совсем, тебя должны уговаривать не гулять, что ли? Это звучит глупо, но это так.

И если бы не было вот этих факторов, которые я копил два-три года, ошибок, и финансовых тоже, то я бы не сорвался оттуда и дотерпел бы в фарм-клубе. Но у меня не было вариантов дотерпеть, мне нужно было вернуться в Россию.

— Из-за больших долгов?

— Да, это был исключительно финансовый момент. Я не заскучал по дому.

— Сколько ты должен был тогда и расплатился ли с долгами?

— Расплатился. Курс на тот момент был 30 рублей за доллар. Так что где-то в районе 30 миллионов рублей.

— На что ты тратил деньги? На стриптиз-клубы, на караоке, на угощения друзей, казино?

— Абсолютно все, что ты перечислила. От ставок, казино до гулянок широких. Занимал тоже «друзьям».

— Сколько ты занимал?

— Максимум четыре миллиона.

— И тебе не вернули?

— Ноль рублей.

— Почему на тот момент с тобой не было человека, который тебе сказал бы: «Филатов, остановись!»?

— Я никогда от этого не лечился, никогда не зашивался, не проходил реабилитации. А моя жена не психиатр и ничего мне не вшивала. Если человек болен зависимостью, то она никуда просто так не уйдет, будь то алкоголизм, наркомания. Не считаю, что я себя не контролировал.

Каждый раз я понимал, что зарабатываю много денег. Я осознаю свой талант, хорошо играю, мне 21 год. 30 миллионов? Да это моя зарплата на следующий сезон. Отдам частями. Тем более что никто жестко мне никогда руки не выкручивал из-за долга. Все дело в совести. А я играл в фарм-клубе, там зарплата была в 11 раз меньше. Вернувшись просто доиграть сезон в КХЛ на четыре-пять месяцев, я практически всю сумму, из-за которой приехал в Россию, отдал.

В России уровень усилий ниже, денег больше

— Когда ты понял, что дорога в НХЛ тебе уже закрыта навсегда?

— Когда вернулся из «Оттавы», уже никаких иллюзий не строил. Любой спортсмен, если может трезво ситуацию оценивать, анализировать, он всегда знает: «Тут я уже стал помедленней, тут что-то еще не то». С одной стороны, понимал, что мне 22 года, еще можно все исправить.

Но, с другой стороны, когда я вернулся и подписал хороший контракт в «Салавате», все равно какая-то зона комфорта появилась. Да, так про русских футболистов говорят. Я их прекрасно понимаю, почему они не хотят уезжать. И люди, которые их осуждают, тоже лукавят. Я оказался в «теплой ванне», дома, в России. Уровень усилий ниже, денег больше.

— В России ты сменил огромное количество команд. От тебя постоянно избавлялись?

— Если ты проводишь хороший сезон и едешь на увеличение зарплаты, то, конечно, это не значит, что от тебя избавлялись. Ты идешь на повышение. Логично? Допустим, набрал в «Ладе» 40 очков. Тебе дают большие деньги. Едешь в другой клуб. Ну как это может значить, что от тебя избавились?

— Сколько ты зарабатывал в год, играя в КХЛ?

— Примерно 30-32 миллиона.

— Как ты считаешь, это нормальная сумма?

— Это огромные деньги. Это проще всего понять спустя два-три месяца после окончания карьеры, когда эсэмэска не приходит, а ты сидишь с ребенком на диване, и такой: «Опа».

— Когда ты смотришь на ребят, которые поднимают над головой Кубок Стэнли, нет зависти?

— Нет, ну ты же видишь, у меня нет жалости, нет зависти. Почему я не жалею? Есть куча всего, что я могу рассказать. Не говорю, что веселые воспоминания — это круче, чем Кубок Стэнли. Конечно, нет. Каждый человек в любой момент сам выбирает, что он будет делать. Неважно, это план на сезон или на следующую тренировку. Прийти на нее бухим или прийти и отпахать.

— Ты приходил пьяный когда-нибудь на тренировку?

— Приходил и не раз.

— В какой команде?

— Не буду называть. Все, что касается меня, мы обсуждаем открыто, а что касается клубов или других фамилий, это уже вопрос уважения к ним.

— Ты же не один такой был.

— 2014-2015 годы в российском хоккее — это граница, когда начали действительно закручиваться гайки по поводу алкоголизма, веселья со стороны хоккеистов. Первые звоночки были тогда, когда действительно именитым и звездным игрокам (не про меня речь) начали срезать зарплату, штрафовать. Перестали закрывать глаза на несвежий вид с утра.

Вторая волна — это когда пошло искусственное омоложение во многих командах. Например, перестали брать одного именитого бухарика. А клубы стали целенаправленно приглашать трех-четырех молодых. А еще лучше, если есть и местные за «три копеечки»,

— Тебя сравнивают с Жердевым, который тоже не реализовал большой талант.

— Есть что-то схожее, но в его случае размах больше, однако он и добился большего. Мы говорим про человека, который стал двукратным чемпионом мира, забил сто голов в НХЛ. В каком-то плане, конечно, можно говорить, что он просрал карьеру, но уровень заслуг и регалий гораздо больше, поэтому немного абсурдно так утверждать.

Никита Филатов. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Никита Филатов. Фото Федор Успенский, «СЭ»

Никогда не поднимал кубок

— Насколько сложно было отказаться от хоккея?

— Естественно, первые три-четыре месяца я ждал предложений и понимал, что зарплата не может стать больше в два-три раза, потому что уже середина сезона. Потихоньку свыкался с мыслью, что-либо я сейчас поеду на эти деньги, показываю себя и на следующий сезон получаю больше, либо выбираю, заканчивать или нет.

В конце октября тогда я отказался от предложения рижского «Динамо», потому что незадолго до этого родился сын. И я принял решение, что никуда не поеду. Как я смогу бросить жену, ребенка? Решил пропускать сезон. А потом в феврале-марте почувствовал, что не тянет обратно. За три-четыре месяца ни разу не был на льду, потому что перестал получать удовольствие от выхода на лед. Мне всегда в хоккее нравились болельщики, игра с партнерами, я получал кайф.

Был такой прикольный случай. Один журналист, мой друг, говорит: вот сейчас ты закончил? Какой у тебя топ-3 моментов за карьеру? И я ему называю три момента, и ни один из них — это не победа в каком-то турнире или матче. Он говорит: как же так? Для любого спортсмена это должно быть какое-то командное достижение. Нет, я не какой-то эгоист, индивидуальщик. Все эти моменты связаны с каким-то повышенным притоком эмоций, когда я где-то что-то забил. И это нормально, потому что я никогда не поднимал кубок.

— Хет-трик в НХЛ в топ-3?

— Естественно.

— Ты кайфовал всегда только от своей игры?

— Я кайфовал от процесса. Моментами мне мог даже тренировочный процесс нравиться. Летом я всегда пахал, на полтора месяца я переставал гулять. Назвать меня лентяем нельзя. У меня никогда не было лишнего веса. Всегда по тестам я был в топе.

— Ты образованный человек, закончил школу с серебряной медалью. Хотел бы, чтобы сын занялся профессиональным спортом?

— Жена категорически против, а я придерживаюсь такой позиции, что приведу его на лед или в футбол, и если просто будет получаться, то даже этого будет мало, чтобы я настаивал, чтобы он профессионально занимался Если будет видно, что он сам кайфует, то тогда пусть пробует.

— Что ты можешь посоветовать молодым игрокам, которые едут в НХЛ за своей мечтой?

— Нет такого рецепта, иначе все было бы очень просто. Если бы можно было сказать: смотри, так делаешь, а так не делаешь и через три года будешь, как Панарин. Так не бывает, конечно. Одному дано больше, другому меньше.

— Какое самое большое сожаление в твоей хоккейной карьере?

— Первое, что в голову пришло, — это поражение молодежки на МЧМ-2009 в полуфинале с Канадой, когда мы упустили победу за пять секунд до конца. В эмоциональном плане очень жестко. Пять секунд, такой важный матч, мы не были фаворитами, а счастье было так близко.

— В чем бы ты хотел получить второй шанс в жизни?

— Ни в чем. Ни о чем не жалею, иду с улыбкой и с позитивом, не хочу никакой второй шанс.

— Что для тебя счастье?

— Для меня счастье — это когда есть внутреннее ощущение спокойствия. Гармония какая-то. Семейное спокойствие: пересек порог, все дома: собаки, дети, жена. И даже если за порогом что-то не очень, то главное, чтобы дома все было замечательно.

— Когда на ставке выигрываешь — это счастье?

— Это глупость. Может, лет десять назад было счастье, сейчас нет, конечно.

— Самое большее, что ты выигрывал на ставках?

— Где-то три с половиной миллиона рублей за раз.

— А сколько поставил и на что ставил?

— Был «экспресс» из четырех игр, поставил 500 тысяч, выиграл три с половиной миллиона. Но это не самое хорошее, что можно обсудить, и это ни в коем случае не призыв пробовать ставить деньги. Не пробуйте, не надо.

Никита Филатов. Фото Алексей Иванов
Никита Филатов. Фото Алексей Иванов

Кайфовал от внимания к себе

— Что тебя пугает в жизни?

— В последнее время — здоровье ребенка. Зубы резались, кричит, орет, сопли, слезы. Что делать? Я же не педиатр, который все знает. Этот момент пугал очень.

— У тебя есть привычки, от которых ты хотел бы отказаться?

— Я их подредактировал, эти привычки мы с тобой обсудили. Как ты считаешь, алкоголь в умеренных количествах — это плохо? Все зависит от объемов и от того, мешает ли тебе это. Мне сейчас не мешает ничего.

— Что дается тебе тяжело, а что дается легко?

— Если брать всю жизнь в целом, то легко мне давалось играть в хоккей. Именно сам процесс, особенно в сравнении с некоторыми хоккеистами, которые прилагали намного больше усилий, и я понимал, что мне дано чуть больше, чем другим.

— Может, и в этом проблема, что ты понимал, что ты талантливее, и где-то не прилагал должных усилий?

— Конечно, это огромная часть проблемы. Очень трудно понять массе людей, что когда ты приходишь в не самом свежем состоянии на тренировки, но все равно получается играть хорошо, голы как-то сами собой будто забиваются, то чувствуешь вседозволенность.

— А на льду ты думал о своих долгах и проблемах?

— Нет. Но на мое психологическое состояние это все влияло.

— У тебя когда-нибудь была корона на голове?

— Чтоб прям корона — вряд ли, но я кайфовал от внимания к себе.

— Где бы ты хотел встретить старость?

— Не важно где, важно с кем. Главное, чтобы с женой и детьми. Места какого-то определенного нет. Мы любим Москву, Америку. Раньше я ее не любил, но с возрастом пересмотрел отношение. Там, где видел какой-то подвох или не тот менталитет, сейчас замечаю только плюсы.

— Кто те люди, на которых ты можешь положиться на все сто процентов?

— Жена. И всё. Когда заканчиваешь с хоккеем, все отворачиваются, количество переписок в телефоне сокращается в десятки раз.

— Какое самое яркое воспоминание из детства ты можешь вспомнить?

— Очень много позитивных воспоминаний. Отдых на море, в школе было очень много прикольных историй. Периодически могу вспомнить какой-нибудь гол в 13-14 лет.

— Татуировки на ладони что значат?

— Первая буква имени жены и дата венчания.

— Кому в своей хоккейной карьере ты бы мог сказать особенное спасибо?

— Таких людей много. Могу партнерам, тренерам сказать спасибо, но отдельное — детскому тренеру Бирюкову Александру Викторовичу. С семи до шестнадцати лет он был и второй отец, и тренер, и воспитал характер. Оказал огромное влияние на меня как на личность.

— Люди меняются?

— Люди меняются, это абсолютно точно. Другое дело — пропорция этих изменений.

— Ты поменялся?

— Кардинально.

— Что для тебя любовь?

— Сейчас первая ассоциация — это жена и ребенок, но когда-то я мог с уверенностью сказать, что искренне люблю играть в хоккей.

— И последнее. Расскажи какую-нибудь веселую историю, связанную с тобой или с кем-то, не называя фамилий, без цензуры и как есть.

— Топ-клуб, выезд в Челябинск. Один из моих партнеров по тройке и мой друг долечивал травму, и было известно, что игру в Челябинске он пропустит. Он узнал, что там можно хорошо погулять, и начал меня подбивать на первое пиво, второе, третье. А мне играть завтра. Говорил ему, что пора заканчивать, но он меня затащил в стрип-клуб, и в итоге в отеле мы были в полседьмого утра, на сон два часа.

Но история немного про другое. Я сел в автобус, от меня ужасный перегар, а рядом со мной сел пацан, который чаще всего играл в третьем-четвертом звене. Он недавно перешел в наш клуб и пытался всячески себя в игре показать, чтобы стать лидером команды. Он сразу понял, глядя на меня, что я всю ночь «отдыхал». Приехали на арену, я пытался восстановиться, ел кофейные зерна, пил воду — и тут вижу, что мы с этим пареньком в одном звене играем.

Я на обед не пошел, все свободное время отдал сну, потом перед игрой выпил энергетиков, был уверен, что на период-полтора меня точно хватит. И в первой же смене на пятой минуте матча с передачи этого парня забил гол. Отлично помню этот момент, как всей командой обнимались, а потом с этим парнем еще секунд пять вдвоем стояли. Он был очень счастлив. Но так, как я, делать нельзя, запомните.

НХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
57
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...