"Хотел бы увидеть Гусева в "Тампе". Особенно - в тройке с Кучеровым"

28 июня 2019, 19:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Михаил Сергачев: "Василевский выиграл для нас бронзу. Носили его на руках весь вечер"»

№ 7957, от 29.06.2019

28 июня 2019, 19:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Михаил Сергачев: "Василевский выиграл для нас бронзу. Носили его на руках весь вечер"»

№ 7957, от 29.06.2019

Никита Гусев и Никита Кучеров. Фото AFP Михаил Сергачев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Михаил Сергачев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Михаил Сергачев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ" Михаил Сергачев (в центре). Фото AFP Михаил Сергачев. Фото AFP
Большое интервью защитника "Тампы" и сборной России Михаила Сергачева , который в среду стал гостем редакции "СЭ" – о чемпионате мира, Кучерове и Василевском, неудаче "Лайтнинг" в Кубке Стэнли, драках и лучших защитниках НХЛ.

 

Сборная, чемпионат мира

– Чего не хватило нашей сборной в полуфинальном матче с Финляндией на чемпионате мира?

– Финны очень хорошо играли в обороне: давали нам очень мало пространства, хотя матч был на большой площадке. Они боролись за каждый сантиметр, поэтому у них все и получилось. Мы думали, что играть с ними будет легче, но все вышло иначе – результат налицо. Нужно было где-то подольше подержать шайбу, вынудить финнов отойти от своей тактики, раскидать их по углам, но у нас не хватило терпения.

– Чем больше всего запомнится для вас первый турнир во взрослой сборной?

– Даже не играми или голами. У нас в этом году собралась реально сильная команда. Отличные лидеры, которые сразу сказали, чтоб мы не переживали: что все будет в порядке. Просто в той игре нам нужно было забивать, а мы этого не сделали. Если бы удалось – все пошло бы по-другому. У нас был сплоченный, дружный коллектив. Приехали и суперзвезды, и простые игроки типа меня. Неважно, из НХЛ ты или из КХЛ – мы все стали одним целым, командой. Теперь продолжаем общаться. Это запомнится мне больше всего. Также была прекрасная атмосфера и организация. Федерация сделала для нас все: лучшая раздевалка, лучший отель – все было на высшем уровне

– Чем занимались в Братиславе, помимо хоккея?

– Многие ребята ездили в Вену. У меня приехала семья, моя девушка – постоянно проводили время вместе, гуляли.

– Можете назвать матч с американцами лучшим для сборной России?

– Период со шведами был лучший в истории (смеется). Хорошо сыграли в группе с чехами и швейцарцами. А с американцами я в конце напарил.

– Зато забили гол.

– От конька отлетело, просто повезло. Но мы переволновались в конце – и им удалось забить.

– Волновались в матче с финнами?

– Было дело, да. Завтра уже последняя игра и хочешь биться за золото, а не за бронзу. А потом, когда просыпаешься на следующий день после проигранного полуфинала ...

– Многие вообще не хотели выходить на игру за бронзу.

– Нет, играть хотели все. Это же медали, совсем позориться тоже нельзя. Не золотые, но все же.

– Вы сказали во время турнира, что лучше победить в матче за третье место, чем проиграть финал. Так и получилось.

– Сейчас, может, я и поменял мнение. Наверное, лучше выйти в финал. Обидно, когда там проигрываешь, но медаль выше рангом.

– Многие восхищаются вашими атакующими действиями, но критикуют за игру в обороне.

– Я еще молодой, но, конечно, работаю над этим. И с тренерами постоянно говорю, видео смотрю. Когда ты играешь в первых двух парах по двадцать минут, у тебя больше ответственность. Считаю, что второй сезон в обороне я отыграл лучше, чем первый. Понимаю, чтобы выходить в первой паре, нужно обязательно учиться это делать.

– И становиться универсалом.

– Конечно. Вот сейчас был чемпионат мира, я напарил только два раза с американцами.

– Своей игрой на чемпионате мира довольны?

– Своей – да. Три с плюсом могу поставить.

– Как удалось не умереть от смеха в матче с Италией?

– Мы уважаем всех соперников. Я восхитился итальянцами – они ни на секунду не сдались и бились до последнего даже со сборной России.

– Во время чемпионата мира большую шумиху вызвал "пивной" ужин сборной. Но в ресторане сказали, что половина хоккеистов вообще не брала алкоголь.

– Да. Все это придумали. Вот, какой-то боец из MMA (Александр Шлеменко – Прим. "СЭ") начал Ковальчука упрекать. Но это вовсе не говорит, что хоккеисты – пьющие. Меня вымораживает эта тема, все пытаются хайповать на этом. Расстроило, что так высказываются про Ковальчука. Даже не знаю, кто этот боец. А он откуда-то вылез и стал критиковать Ковальчука. Илья – лидер, капитан сборной.

– Сколько очков Ковальчук наберет в новом сезоне НХЛ?

– Все зависит от команды. Если его будут ставить, то наберет много. Дай бог. Не буду ничего выдумывать. Он сильный игрок.

– А в карты в сборной играли в Братиславе?

– Старшие, в основном. Я смотрел. Приятно было в компании находиться.

– В сборной есть какая-то иерархия?

– Старшие общаются своей компанией, но и с нами тоже. Думал, со мной никто не будет разговаривать. Я же самый молодой. Но нет – приняли здорово.

Иван Телегин пригодился бы "Виннипегу", который его драфтовал?

– Телега всем пригодился бы. Ему дай пять смен, он их все до конца отработает. У него есть чему поучиться – каждую смену отрабатывает. Но это очень тяжело. Фанаты этого не замечают, а ты постоянно должен быть в игре, пытаешься следить за ее ходом, все это понимать. Когда ты по двадцать минут проводишь, ты все время в игре. А когда одну смену через пять, теряешь хватку и холодеешь. Иногда бесишься из-за того, что не выпускают. Эмоции смешиваются. Надо быть сильнее и умнее, не расстраиваться. Надо думать, что выйдешь, отыграешь. Тренер ждет, ему без разницы, сколько ты сидишь – должен выйти и отработать.

Михаил Сергачев. Фото AFP
Михаил Сергачев. Фото AFP

"Тампа", Кучеров

– Вас задрафтовал "Монреаль", но через год вас обменяли в "Тампу". Генменджер "Канадиенс" Марк Бержевен действительно ненавидит русских?

– Это абсолютно не так. На самом деле, все дело в небольших нюансах. Марков и Радулов просили у "Монреаля" определенную сумму, а клуб просто не мог ее дать. Меня он обменял, потому что нужен был нападающий. Поэтому вряд ли Бержевен просто взял и беспричинно всех слил.

– Негатива с его стороны не чувствовалось?

– У нас были исключительно профессиональные отношения. В "Монреале" собралась очень веселая компания. Нам было без разницы, кто и что про нас думает. Я сыграл не так много, поэтому не успел прочувствовать всю организацию. Но вспоминаю это время с радостью – было хорошо.

– Сейчас вы играете в южной Тампе. Насколько вообще хоккей совместим с жарким климатом?

– Тампа – в 40 минутах от океанского побережья. С точки зрения температуры, жить там тяжеловато: постоянно "+35". Даже при "плюс 25" очень большая влажность воздуха. Это сказывается и на льду на арене.

– А как лед в Братиславе?

– Такого плохого льда, как на этом чемпионате, я в жизни не видел. Не знаю, что там у них случилось, но было ощущение, что я бегал по асфальту. Иногда казалось, будто бегу по песку. Было тяжело. А в Тампе лед неплохой, иногда бывает очень хороший, а в плей-офф они приносят какие-то охлаждающие турбины. Но все же жара очень сказывается на состоянии площадки.

– Что вообще делать в Тампе в свободное время, кроме пляжа?

– Вокруг города много разных активностей. Но нужно постоянно ездить: 50 минут туда – 50 обратно. В самом центре города заняться особо нечем – только рестораны. Также там можно позаниматься серфингом, но я еще не пробовал. А так, кроме хоккея, времени чем-то заниматься особо нет.

– Проводите досуг в основном с Василевским и Кучеровым?

– Да, конечно. С ними общаюсь больше всех. Андрей был у меня на дне рождения. Думаю, Никита пришел бы тоже, если был бы в Москве. Мы привыкли друг к другу, понимаем с полуслова. У нас есть свои темы, свои шутки.

– Кучеров и Василевский не очень любят общаться с журналистами. Почему?

– В жизни они совсем другие. Закрываются только с теми, кого не очень хорошо знают. Они в целом не любят публичность, не выставляют свою жизнь напоказ. Мне без разницы – я другой человек. Кучеров, возможно, не общается с журналистами из-за ситуации в прошлом – кто-то когда-то переделал его слова. В раздевалке к Никите никто никогда не подходит, к Васе – тоже. Но в жизни они очень общительные ребята.

– После матча за бронзу Василевский выглядел суперзлым. Что он сказал вам в раздевалке?

– Да, и был абсолютно прав. Мы просто бросили его под танки умирать, но он выбрался живым. Не помню точно, что он тогда нам сказал, но мы носили его весь вечер на руках. Он выиграл эту бронзу для нас.

– Русские из "Вашингтона" рассказывали, что Брукс Орпик, который на днях завершил карьеру, был настоящей душой "Кэпиталс", его даже прозвали Батей. Можете также сказать про кого-то в "Тампе"?

– Дэн Жирарди и Райан Кэллахан – настоящая душа компании. С ними очень весело. Надеюсь, они останутся в "Тампе". Еще я очень хорошо общаюсь с Хедманом. Он – реальный зверь, машина. Про Виктора можно очень много говорить. Я считаю, что на протяжении пяти лет уж точно Хедман должен каждый год брать "Норрис Трофи". Он успевает играть и в атаке, и в обороне. Причем он уже очень долго показывает стабильно хороший результат.

– В вашем топе защитников Хедман на первом месте, так?

– Безусловно. Есть еще два – Карлссон и Даути. Если бы Даути играл за "Тампу" – у него было бы минимум 60-70 очков за сезон. А когда мы играли против "Сан-Хосе" на выезде, Карлссон с Бернсом обыграли нас: они делали все выходы из зоны, им даже не нужны нападающие. Эрик – живая легенда. Смотришь, как он играет, и диву даешься.

– Кстати о легендах. Сергея Зубова ввели в Зал хоккейной славы. Что думаете об этом?

– Если ты в Зале славы, то принес что-то свое в хоккей, сделал вклад. Это как Кубок Стэнли. Признание всего хоккейного мира. Неправильно называть Зубова российским Эриком Карлссоном, скорее – наоборот. Очень много про него слышал, но мало смотрел – в основном хайлайты.

– А когда Михаил Сергачев выиграет "Норрис"?

– Мне еще до этого далеко. Нужно для начала играть от 20 до 25 минут. Развиваться во всех планах: и в обороне, и в атаке. Никогда нельзя предугадать, кто выиграет "Норрис". У тебя может быть идеальный сезон, допустим, 70 очков, 20 голов, а какой-нибудь Бернс просто наберет 100. И ты понимаешь, что провел год не так уж хорошо. Как Хедман провел в этом году отличный сезон, но выиграл не он. Хотя у Марка Джиордано реально был очень сильный год. Смотришь любые хайлайты: он либо отдает, либо забивает. "Калгари" в целом очень интересная команда по подбору игроков. Похожи чем-то на нашу "Тампу". У нас разве что получше вратарь.

– Для многих в этом сезоне стало открытием выступление молодого словака Эрика Черняка.

– Он всегда отлично играл. Выступал на четырех молодежных чемпионатах мира. Эрик – очень сильный защитник, мне есть чему у него поучиться. Он вообще зверь: у него есть и бросок, и сила.

Михаил Сергачев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Михаил Сергачев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

– На церемонии вручения призов НХЛ над "Тампой" шутили: стабильный рекорд по победам в регулярке и антирекорд по победам в плей-офф.

– Не очень смешно, если честно. Начнем с того, что мы выиграли Президентский кубок за десять матчей до конца сезона. У команды не было мотивации. Ты понимаешь, что эти игры ничего не значат, мы показывали не свой хоккей, были очень вялые. "Коламбус" же боролся за плей-офф. Когда мы встретились с ними, у них был совсем другой настрой. Парни были заряжены на победу, а мы – не готовы.

– Сейчас много слухов о возможном обмене Никиты Гусева из "Вегаса". Хотели бы увидеть его в "Тампе"?

– Конечно. Тем более если они будут играть вместе с Кучеровым. Было бы очень интересно посмотреть, как это будет происходить на маленькой площадке: они ведь принимают решения за долю секунды. Плюс в команде будет больше русских.

– Цель – захватить "Тампу"?

– Именно (смеется). Если бы все русские проспекты из системы "Тампы" попали в НХЛ, было бы здорово. Ближе всех был Саня Волков, но подняли Матье Жозефа.

– Часто бывает ситуация, когда вам не нравятся решения тренера в "Тампе"?

– Нет. Меня расстраивает ситуация, когда я готов выйти на лед, но я понимаю, что есть игроки, как Макдона, Хедман, а я какой-то молодой защитник. Они – опытные ветераны, хорошо играют. Все же я максималист, и хочу больше играть.

За два сезона в "Тампе" никогда не было мыслей об обмене?

– Нет. Я общался с генеральным менеджером по ходу сезона. Он сказал, что у Хедмана, который претендует на "Норрис Трофи" время меньше, чем у Миро Хейсканена из "Далласа" – новичка лиги. А я еще буду что-то говорить про то, сколько я играю? Нет.

– Что сказал Джон Купер в раздевалке после поражения в серии с "Коламбусом"?

– Ничего не сказал. Руки пожал, сказал "спасибо за сезон" и все. А что тут можно сказать?

– Мотивировать на следующий сезон.

– Это будет, когда мы приедем в тренировочный лагерь. Тогда нужно было отпустить, а то все бы начали разговаривать, думать, переживать – а надо было постараться сразу забыть. Работа над ошибками будет в начале сезона, мы вернемся к этому. У каждого было собрание с тренером, генменеджером. Отдельно все, индивидуально. И мы обсуждали – каждый называл свою причину поражения.

– В начале прошлого сезона после одного из интервью Кучерова показалось, что у него существуют разногласия с Купером. Был ли какой-то разлад в команде?

– Это все слухи. Я когда об этом услышал, а я же с Кучером летаю, рядом сижу – нет, обычные отношения лидера команды и тренера: рабочие. Если что-то не нравится Куперу, он говорит в лицо Кучеру. Здесь нет каких-то обид – не видел ни разу.

Михаил Сергачев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"
Михаил Сергачев в редакции "СЭ". Фото Федор Успенский, "СЭ"

Путешествия, соцсети

– Во вторник у вас был день рождения. Как отпраздновали?

– В кругу самых близких друзей. Посидели в ресторане, потом пели в караоке. Слышите, голос сорвал! Хорошо провели время – было весело.

– Что пели?

– "Голоса" – Звонкий. Пели вместе с моей девушкой, это наша композиция. Zivert – "Life" – тоже классный трек.

– Вы уже дважды успели съездить в отпуск в это межсезонье.

– Почему дважды? Париж не считается, туда летали просто туристы. Отпуск – это лежать около моря, ни о чем не думать. Очень классно отдохнули на Мальдивах перед сезоном.

– Уже удалось съездить в Нижнекамск этим летом? Может быть, дать какие-то мастер-классы.

– Еще нет. Полечу туда 5 июля. Я всегда навещаю своего тренера, катаюсь с его группой на льду. Стараюсь принести клюшки, что-то еще. В этот раз возьму с собой коньки. Ребята меня уже просят, пишут в соцсетях, чтобы приехал.

– Судя по соцсетям, вы часто путешествуете.

– Стараюсь каждый год устраивать себе поездку. В прошлом году была Италия, в этом – Франция, потом будет Греция или что-то другое. Видишь мир с другой стороны, не только через хоккейную призму, общаешься с разными людьми, изучаешь менталитет. Французы более сдержанные, итальянцы сразу – "Buongiorno", приветствуют.

– На юге Франции вроде ситуация немного другая.

– Девушка была там, рассказывала. На юге Италии то же самое. А вот в городах по-другому.

– Расскажите про своего бенгальского кота.

– Это кошка. Я ее обожаю. Гладишь морду и так классно! Ее зовут Ниагара, такое имя дали в питомнике. Ее потискать, потрогать приятно очень. Будет дом – куплю небольшую собаку. Девушка хочет, мне-то кошки хватает.

– Как вы познакомились с Лизой?

– Лет пять назад, когда я в Казани играл. Она из города неподалеку. Мы познакомились и не общались года три. Только два года назад стали близко общаться и встречаться. Она прилетала ко мне в Америку.

– Вы бы стали встречаться с дочерью своего тренера, как Панарин?

– (Смеется) Здесь неважно, если человек понравился, ты встречаешься. Артемий с ней не потому, что ее папа возглавлял сборную России, а потому что она ему понравилась.

– В этом сезоне многие хоккеисты начали вести лайвы в соцсетях. Собираетесь по этому направлению продвигаться?

– Я сейчас стараюсь развивать инстаграм, ведь это тоже коммерция и пиар. Фанаты хотят увидеть, какие мы вне льда, и важно им все это показать. Тебе это ничего не стоит, а людям нравится – они делятся с другими и создают аудиторию.

– Как вы работаете в этом направлении?

– У меня мало подписчиков (60 тысяч – Прим. "СЭ"). Ценники на рекламу у российских инстаграм-моделей и хоккеистов сильно различаются. Нам не обязательно иметь такой охват, чтобы столько зарабатывать. Пока этим не занимался, но будет приятный бонус.

– Вратарь Михаил Бердин, с которым вы вместе занимались в школе "Витязя", рассказывал, как вы еще тогда жадно бежали на каждую тренировку.

– Шикарное время, лучшие воспоминания. Сплоченная была команда, всегда были вместе. Все друг друга знают, никто ни на кого не обижается, много приколов, но никаких драк. Мы с Бердосом любили поработать – мне надо было побросать. Ходили перед школой с шести до семи, зимой еще темно было. Встаешь, идешь двадцать минут, потом на лед, без разминки, он весь твой – мы тренировались на большой арене в Подольске. Искали любую возможность позаниматься. Ребятам некоторым до девяти надо поспать – а нам с Бердосом было без разницы.

– Как вы готовились к сезону в последние годы?

– К прошлым сезонам в Ярославле с Ваней Проворовым. Этим летом буду заниматься здесь в Новогорске с 10 июля. В Тампу вернусь за неделю до кэмпа, чтобы пообщаться с ребятами, покататься – полечу туда 7 сентября.

– Сейчас Проворов ведет переговоры о новом контракте. Достоин он 7-8 миллионов долларов в год?

– Он – ведущий защитник "Филадельфии", играет по 25 минут за матч. Проворов – ядро своей команды, в любой ситуации выходит на лед. Сумма контракта – не мой вопрос.

Михаил Сергачев (в центре). Фото AFP
Михаил Сергачев (в центре). Фото AFP

Макдэвид, драки

– Следите за политической ситуацией в США?

– Политика интересна, но стараюсь в это не лезть. Мы же не знаем больше части того, что происходит. У них же своя "варка", как и у нас в команде. Фанаты не знают и половины, хотя журналисты пытаются это осветить.

– Уход Стива Айзермана из "Тампы" вас удивил?

– Нет, конечно. Все уже понимали – он продал дом в Тампе. Слухи уже ходили. Он зашел потом ко всем, сказал "спасибо за работу". Всем удачи пожелал.

– Отсутствие откровенности и закрытость в североамериканском хоккее вас не расстраивают?

– Нет. А что, со своими правилами лезть? Айзерман же не будет говорить: "Ребят, сезон закончится – и я уйду". Так никто не будет делать. Поэтому его можно понять, он в открытую ничего не говорил. Он любит Детройт, всю свою жизнь, карьеру, лучшие годы провел там. Кстати, смотрели фильм "Русская пятерка"?

– Конечно. Вам понравился?

– Вообще шикарный, я два раза смотрел. Как "Детройт" долго шел к этому кубку, какие были хорошие сезоны, а "Ред Уингз" не могли выиграть, а потом два чемпионства подряд.

– Проекция на "Тампу"?

– Не будем пока ничего загадывать.

– Вот выиграете Кубок и привезете к нам в редакцию.

– Нет, я сразу в Нижнекамск.

– А если второй или третий?

– Кучер же из Москвы. Он привезет, дай бог.

– Против кого из нападающих в НХЛ сложнее всего играть?

– Тяжело против Тарасенко – он очень здоровый, его не сдвинешь. Против Кросби пару раз выходил. Шайбу я, кстати, у него отнял (смеется). Но самое сложное – это Макдэвид. Подъезжаешь к нему слишком близко – он делает два шага, и уже впереди тебя. Когда едешь далеко – у него слишком много места. В целом против самых топовых нападающих тренер меня обычно не выпускал.

– Рассчитываете на большее доверие с его стороны в следующем сезоне?

– Очень надеюсь на это, буду работать. Он уже выпускал меня с Хедманом на десять игр. Мне очень понравилось. Когда играешь в третьей паре, практически все время приходится сидеть. Надеюсь, опыт на чемпионате мира мне поможет и даст больше уверенности.

– Как вам партнер по "Тампе" Брэйден Пойнт?

– Вообще лучший. Он очень скромный, никогда не болтает лишнего, всегда работает. Вообще была такая история, что он не должен был попадать в состав – даже Купер говорил, что не ожидал такого. А он попал, провел первый, второй год, набрал 92 очка в третий сезон. Молодец!

– Через год вам нужно переподписывать контракт с "Тампой".

– Об этом вообще пока думать не надо. Васю сначала переподписать надо, потому что он главный у нас в команде.

– Смотрели финал Кубка Стэнли?

– Нет, у меня свои дела есть. Вылетел из Кубка Стэнли и чемпионата мира и смотришь плей-офф НХЛ? Начал бы расстраиваться. За Тарасенко и Барбашева рад, они вообще молодцы. У них такая команда еще останется на несколько лет вперед.

– Куда больше всего не хочется приезжать на выезд в НХЛ? В Денвер?

– Наоборот, классный город. Правда, тяжело первые пару смен, но кислородом подышишь – нормально становится. В овертайме тоже тяжко. Там Хедман дышит, как пес.

– И еще о "Колорадо": попасть под силовой прием Задорова – плохо?

– Конечно. Он большая детина. Правильно бьет еще. Подсаживается, не попадает в голову. Красиво хитует. Всегда все грамотно делает. Не видел, чтобы он проваливался.

– А что вы думаете о драке Овечкина и Свечникова?

– Первая мысль: зачем это нужно? Но это плей-офф. Здесь неважно: русский с русским или кто с кем. У тебя есть команда, ты не можешь дружить с кем-то из другой команды или дать шанс ему отобрать шайбу. Когда начинаешь думать, понимаешь, что никогда не узнаешь, что они говорили друг другу.

– Как вам выступление Свечникова в этом сезоне?

– Он красава. Мы с ним вместе тренировались перед сезоном. Очень интересный игрок и еще раскроется, сильный физически, и голова светлая. Вначале не все получалось, потом стали ставить. Он зверь, мне очень нравится, против него тяжело играть. Катается, как Иисус по воде ходит. Как Макдэвид. Не замечаешь, как он убегает.

– Через год в НХЛ возможен локаут. При обсуждении нового коллективного соглашения вы бы поступились Олимпиадой?

– Поехать на Олимпиаду – это огромный опыт, я двумя руками за нее. Если бы меня пригласили, я бы, естественно, поехал. Но если НХЛ не отпустит игроков, я не пойду наперекор и останусь в клубе. Иначе можно поставить крест на карьере. За "Тампу" в профсоюзе будут голосовать Алекс Киллорн и Луи Доминге – они оба в теме. Надеюсь, не будет локаута. У меня карьера только начинается, и что я, в первый год второго контракта вернусь в Россию?

НХЛ: сетка и календарь плей-офф, расписание и результаты матчей, новости и обзоры, статистика игроков

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
2
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир