Рой Ходжсон: "Приедем на чемпионат мира с множеством идей"

Главный тренер сборной Англии Рой ХОДЖСОН. Фото REUTERS
Главный тренер сборной Англии Рой ХОДЖСОН. Фото REUTERS

Главный тренер сборной Англии Рой Ходжсон дал интервью официальному сайту ФИФА

Офис Роя Ходжсона на стадионе "Уэмбли" простой, но просторный. Именно там он ведет тщательную подготовку к чемпионату мира. Наставник сборной Англии, которой в Бразилии предстоит сыграть с Италией, Уругваем и Коста-Рикой, дал интервью ФИФА, в котором рассказал о значении тренерского опыта и о том, кого он планирует включить в команду и как намеревается готовить своих подопечных к турниру.

– Вы и ваш штаб готовитесь к этому чемпионату мира два года. Что вы испытываете сейчас?

– Мы взволнованы в хорошем смысле. На нас лежит довольно большая ответственность, но мне кажется, что настрой в стране весьма хороший. У нас есть поддержка, мы видим энтузиазм со стороны болельщиков, они надеются на нас. Это хорошая отправная точка. И это очень хорошо для команды. Все происходящее сейчас кажется нам волнующим и позитивным. Думаю, что мы можем впитать эту энергию и показать хорошую игру.

Для данного момента времени мы находимся в неплохом состоянии для участия в чемпионате мира. И считаем, что мы на хорошем счету. Это все, на что можно надеяться. Можно рассуждать о шансах, завышать или занижать их. Можно играть в игры разума. Что бы ты ни сказал, это будет схвачено и записано. Но на самом деле, важно только одно: у нас точно будет три игры. Хотелось бы, чтобы их было намного больше. Мы не отказались бы получить около семи, если бы могли. Но пока точно знаем, что у нас будет три матча. И все разговоры мира – мы можем говорить, что все хорошо или все плохо – не имеют никакого значения. Потому что когда мы пересечем белоснежную черту стадиона в Манаусе, и рефери даст свисток, мы будем играть на протяжении 95 или 96 минут, и только это будет иметь значение.

– Сэр Алекс Фергюсон всегда говорил, что его главное оружие – это опыт. Принимая во внимание то, как много всего нужно учитывать на чемпионате мира, насколько ценен опыт ваш и вашего штаба?

– Конечно, опыт тренерской работы помогает. Он поможет верно видеть перспективу, не позволит зазнаться после хорошего результата и не даст убиваться после плохого. Так что, думаю, вы не станете отрицать, что, пока люди сохраняют страсть к своей работе, обладают энергией и энтузиазмом, приправа в виде опыта будет только на пользу. Тут уж ничего не скажешь.

Иногда, правда, опыт оказывается не таким уж ценным, если человек стал слишком циничен или скептичен, или потерял былой задор или остался без сил. Нельзя же утверждать, что опыт – это хорошо, а молодость, страсть и бьющая ключом энергия – это плохо. Думаю, что если ты собираешься стать тренером сборной хорошего уровня, нужно иметь какую-то базу. Потом тебе нужны такие качества, как энергичность, энтузиазм, лидерские способности, способность мотивировать игроков, умение поставить себя на место другого и так далее.

Жозе Моуринью выигрывал трофеи и в ранние годы своей карьеры. Сэр Алекс тоже выигрывал и на заре своей карьеры, и тогда, когда отпраздновал 70-летний юбилей. Не только опыт сделал Фергюсона хорошим тренером. Ведь он добивался успеха и будучи неопытным. Но если ты обладаешь всеми необходимыми качествами, а потом добавляешь к ним опыт, то получаешь преимущество. В этом не может быть никаких сомнений.

Вы можете работать с футболистами сборной только кратковременными отрезками перед крупными турнирами. И все они приедут к вам после насыщенного сезона в английской премьер-лиге. Как найти баланс между необходимостью восстановить их и подготовкой? И такой насыщенный чемпионат – это, скорее, плюс или минус?

– Будучи тренером сборной Англии, нужно работать в таких условиях. Премьер-лига такая, какая она есть. Кто-то увидит в такой интенсивности и в таком уровне футбола большое преимущество для игроков, посчитает, что это сделает их лучше. Кто-то, наоборот, будет не рад тому, что футболисты играют на таком высоком уровне и с такой высокой интенсивностью, отойти и отдохнуть от которой за короткий отпуск очень сложно.

Для меня самый важный в этом вопросе аспект: что собирается делать твой тренерский штаб? Вне всяких сомнений, мы приедем на чемпионат мира невероятно свежими, невероятно мотивированными, с множеством идей и множеством вещей, над которыми будем работать. Мы должны убедиться, что наше видение в целом верное. Должны понимать, что многие игроки, с которыми мы будем работать, получат всего одну неделю на отдых, а у некоторых и ее не будет, если их команды будут принимать участие в финале Кубка Англии или в финалах еврокубков. А мы надеемся, что будут.

Нам нужно держать все это в уме и сбалансировать наши действия, чтобы работать по 12 часов в день на очень высоком уровне и чтобы игроки после напряженного сезона с этим справлялись. Они провели по 38 матчей в премьер-лиге, плюс еще около 12 матчей за клубы, плюс матчи за сборную, которые мы проводили по ходу сезона. Все это нужно принимать во внимание. И вот в этом опыт может сыграть свою роль. Не уверен, что у меня было подобное понимание при работе со сборной Швейцарии в 1994-м. Но, к счастью, тогда я работал с игроками, выступавшими в менее напряженном чемпионате.

Мне нужно быть очень осторожным. Но при этом нужно делать свою работу, а я много над чем хочу потрудиться. Нужно найти способ выполнить запланированный объем, не вынуждая футболистов действовать на пределе. Умение найти баланс – это главное в футболе и в спорте вообще.

Я бы предпочел, чтобы перерыв был более продолжительным. Это вам скажет тренер любой национальной команды. В идеальном мире игроки получили бы возможность провести по две-три недели на пляже, у тебя было бы четыре-пять недель для подготовки и только потом – начало турнира. Но такого никогда не будет, потому что это никак не впишется в календарь. Из-за того, что мы не можем это получить, страдает наша подготовка. Игрокам сложно переключиться с одного соревнования на другое. Но мы не одиноки. Все команды в равных условиях.

– В Америке прошло семь чемпионатов мира, и все они были выиграны южноамериканцами. На ваш взгляд, это просто совпадение, или есть еще какие-то факторы?

– Нет. Но давайте будем честными: свое поле – это огромное преимущество. Вспомните Францию в 98-м. Германия в 2006-м добилась гораздо большего, чем ей предсказывали. Перед началом турнира от нее особо ничего не ждали, но в итоге эта команда очень хорошо проявила себя.

В 2002-м японцы и корейцы прошли гораздо дальше, чем многие предполагали. В 58-м Швеция добралась до финала. Я и не говорю об Англии в 1966-м. Так что я не вижу ничего необычного в том, что преимущество своего поля играет роль. Это простой ответ на вопрос, почему южноамериканцы так хорошо играют в Южной Америке. Может быть, это связано с климатом. Но мне кажется, что эти различия со временем стираются все больше и больше.

На мой взгляд, европейские команды становятся сильнее и более адаптированными к игре в различных условиях. Представители южноамериканских сборных в большинстве своем выступают в европейских чемпионатах, так что можно говорить и об очевидной европеизации даже команд из Южной Америки. В сборной Бразилии, скорее всего, окажется очень мало игроков из национального чемпионата, как и в командах Уругвая и Аргентины.

Словом, сейчас все не так, как раньше, когда бразильцы не были известны никому за пределами Бразилии, пока не начинался чемпионат мира. Гарринча и Пеле играли за свои клубы и были очень популярны на родине, но по-настоящему знаменитыми они становились раз в четыре года, когда выходили на поле в матчах чемпионата мира. Сейчас такого нет.

Наверное, любой может подойти к любителю футбола в Англии и спросить: "Можешь назвать мне состав сборной Бразилии?" или "Или можешь рассказать, какая она – сборная Бразилии?". И тот запросто сможет найдет ответ на этот вопрос, потому что половина сборной Бразилии играет в Англии, а остальных можно увидеть в матчах Лиги чемпионов против английских команд.

– Что вы чувствуете, когда наблюдаете за игроками сборной Англии в матчах за клубы? Переживаете за них?

– Вовсе нет. У меня есть очень четкое представление о том, что я хочу делать с этой командой на протяжении долгого-долгого времени. Конечно, я уже определился с тем, чего хочу в плане состава.

Отвечая на ваше "переживаете ли?", скажу, что мы все надеемся, что больше не увидим такого, что случилось с Джеем Родригесом. Он повредил крестообразную связку в матче, за которым я наблюдал с трибуны. И хотелось бы верить, что ничего подобного больше не случится. Но нет никакого смысла нервничать и беспокоится по этому поводу, потому что ты совсем никак не можешь это контролировать.

Все, что я могу сделать, это разобраться в уме с тем, какой состав хочу собрать и каких игроков взять в Бразилию. Что бы ни случилось в оставшихся матчах – я имею в виду, кто бы какую форму не продемонстрировал, это на меня не повлияет. Я не оцениваю игроков по тому, что они показывают в последних двух-трех играх, я оцениваю их по тому, как они проявляли себя на протяжении двух лет. Или, если кто-то новый заявляет о себе, я обязательно слежу за ним несколько месяцев. Не собираюсь принимать решения в последнюю неделю-две сезона. Этого явно недостаточно, чтобы оценить талант.

Когда я был клубным тренером, старался никогда не оценивать футболистов и их перспективы – купить, продать или оставить в команде – в последние две-три недели. Предпочитал принимать решения в период с ноября по начало марта, потому что именно тогда все определяется.

После этого я, конечно, смотрю игры, но без мысли: "Должны мы или не должны?". И если я иду на матч и кто-то, в ком я заинтересован, показывает хорошую игру, я радуюсь за него и за его команду, чувствую себя счастливым и подтверждаю самому себе, что сделал правильный выбор. За два матча нельзя стать более хорошим или более плохим игроком.

Перевод с официального сайта ФИФА

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

ziggy1976

тут какбэ главное - с чем уехать...)

07:45 30 апреля 2014