Не Германия.
Кто играет за чемпионов мира

Октябрь. Варшава. Форвард Макс КРУЗЕ и защитник Антонио РЮДИГЕР на тренировке сборной Германии. Фото REUTERS
Октябрь. Варшава. Форвард Макс КРУЗЕ и защитник Антонио РЮДИГЕР на тренировке сборной Германии. Фото REUTERS

EURO-2016. Отборочный турнир

После мирового господства немцев лихорадит, но Йоахим Лев думает о будущем и ищет новичков. Новый правый защитник Антонио Рюдигер совсем не похож на Филиппа Лама и сбежал в лучшую команду мира от настоящей лихорадки Эбола.

Вот оно, будущее сборной Германии: Тони Рюдигер, уроженец Берлина. Каким вы себе его представляете? Наверное, голубоглазым брюнетом, истинным арийцем? А может, его семья перебралась в столицу из Баварии? Тогда, возможно, он кареглазый, круглоликий шатен с брежневскими бровями.

Но Тони Рюдигер не похож ни на Томаса Мюллера, ни на Марио Гетце, ни уж тем более на Бастиана Швайнштайгера, которому для полноты образа не хватает только "шмайссера" в руках. Тони Рюдигер – темнокожий парень. Он слушает хип-хоп, отлично танцует, обладает буйным нравом, в детстве тянулся к уличным бандам и в 21 год заметно превосходит многих сверстников по физическому развитию. Он полная противоположность предшественника на позиции правого защитника, "золотого капитана" Филиппа Лама. Рост Рюдигера – 190 см, а вес – под 90 кг. Он силен, быстр и отважен как лев. Его папа, Маттиас, – немец, а мама Лили родом из Сьерра-Леоне.


Антонио РЮДИГЕР на тренировке сборной Германии. Фото - AFP

В 1991 году в небольшом государстве Западной Африки с населением в 5 миллионов человек началась гражданская война. Как это часто бывает, попытка военного переворота обернулась смутой, которая затянулась на 11 лет. Президенты, полевые командиры, вожди свергали друг друга, устраивали коалиции и заговоры, а страдал, как обычно, простой народ. Бойцы Объединенного революционного фронта, изначально мечтавшие бороться за свободу и демократию, быстро переключились на убийства, изнасилования и грабежи. Особенно популярной стала забава: стрелки угадывали пол будущего ребенка беременной женщины, но чтобы долго не дожидаться правильного ответа, нетерпеливые прямо на месте вспарывали ей живот. "Ну надо же, мальчик. Не угадал".

Вот из такой страны вскоре после того, как прозвучали первые выстрелы, сбежали в Германию напуганные жители селенья Коинду из племени кисси Лили Синези, ее тогдашний муж и шестилетний сын Саар. Если бы не война, не факт, что из Саара вышел бы футболист. С куда большей вероятностью он добывал бы алмазы в местных шахтах или выращивал орехи кола или рыбу ловил, на досуге занимаясь резьбой по дереву. Впоследствии, как новый глава рода, Саар стал бы жрецом, посредником между живыми и мертвыми. Хорошая, интересная профессия, основанная на общении с людьми (и не только).

Тони же и вовсе появился на свет благодаря гидре революции. Ведь именно в Берлине Лили развелась и нашла новую любовь, будущего отца Антонио.

* * *

По-хорошему, Рюдигер вполне мог стать не основателем, а продолжателем династии в бундестим. Его сводный старший брат, несостоявшийся жрец, форвард Саар Синези подавал большие надежды, воспитывался в дортмундской "Боруссии" до банкротства середины 2000-х и прошел через немецкие сборные всех возрастов, но последний и самый важный шаг так и не сделал. Помешали проблемы с дисциплиной. Братья дружно признают, что у них обоих порой гуляет ветер в голове. Но Тони называет Саара своим учителем: в том смысле, что его дурной пример не заразителен, а наоборот, иногда уберегает от ошибок.

Кроме того, благодаря брату Тони с малолетства посещал тренировки "Боруссии". Пока с Сааром работал знаменитый Маттиас Заммер, нынешний правый защитник сборной Германии возился с маленьким сыном тренера.


Антонио РЮДИГЕР первый профессиональный контракт подписал со "Штутгартом". Фото - AFP

Естественно, что в 15 лет Рюдигер оказался в "Боруссии". Но пробыл в ней недолго – через три года перспективный защитник подписал первый взрослый контракт – со "Штутгартом".

Саар тоже оказался неподалеку. Промучившись в статусе вечного дортмундского дублера с десяток лет, ныне 29-летний Синези выступает за клуб "Зонненхоф Гроссаспах" из города Аспах. Братья живут в одном доме, перебралась к ним и мама Лили. По утрам Саар готовит им фирменное блюдо: спагетти с оливковым маслом, чесноком и вялеными помидорами.

В мае "Зонненхоф Гроссаспах" вышел из региональной лиги земли Баден-Вюртемберг в третью бундеслигу, Синези забил победный мяч, мама Лили болела за сына с трибуны. Жаль, брат был в отъезде.

* * *

Лучшие годы нападающего Синези пришлись на времена, когда Германия только начинала становиться самой многонациональной сборной мира. В мае 2001-го, когда Саару было почти 16, за Германию дебютировал Джеральд Асамоа, толстый, неповоротливый и потрясающе незабивной нападающий, первый в истории игрок немецкой сборной, родившийся в Африке.

Общество привыкало к темнокожему футболисту с трудом. Хотя в истории команды уже были мулаты: Эрвин Костедде и Джимми Хартвиг, дети выходцев из Африки и немецких женщин провели по паре игр за Германию в 1970-е.

Иные и вовсе приняли Асамоа в штыки. После того, как бывший ганец поучаствовал в кампании по борьбе с расизмом: "Ты – Германия!", неонацисты вывесили на трибуне плакат: "Нет, Асамоа, ты не Германия, ты ФРГ". Правые радикалы не признают существования ФРГ, как и существование немцев с неправильным цветом кожи.


Джеральд АСАМОА. Фото - AFP

Во времена защитника "Штутгарта" Рюдигера все гораздо проще. Только в период работы главного тренера Лева, то есть с 2007 года, 21 игрок из без малого ста, выступавших за Германию, по крови немцы в лучшем случае наполовину. Собери их всех – и можно почти целиком заполнить заявку на чемпионат мира. Не хватает только вратаря, хотя в двери сборной уже стучится сын советских эмигрантов Бернд Викторович Лено, основной голкипер "Байера" и молодежки недавнего созыва.

Процесс можно назвать естественной натурализацией. В сборной есть "иностранцы", но нет чужаков. Ведь все, кроме Какау, переехавшего из Бразилии в 18 лет, либо родились в Германии, либо переехали туда совсем детьми. А значит, впитали в себя дух страны, привыкли к менталитету и, главное, получили правильное футбольное образование. В обмен на спортивные знания и навыки Германия берет у иммигрантов гены. Так ее сборная становится техничной, как бразильцы, атлетичной, как африканцы, пылкой, как турки. Германия – это сборная мира, и в мире она сильнее всех.

* * *

На исторической родине, в Сьерра-Леоне, Рюдигер побывал лишь однажды, в раннем детстве, и ничего о том путешествии не помнит. Будущим летом он планировал все-таки съездить туда, где жили его предки, но, судя по последним событиям, вряд ли это удастся.

Вспышка лихорадки Эбола – около тысячи человек скончалось, свыше четырех тысяч заражено – заставила власти Сьерра-Леоне ввести карантин. Как и двадцать лет назад, здесь снова стреляют. После того, как на улице при полном попустительстве городских служб два дня пролежал разлагающийся зараженный труп, иностранного медбрата укусил больной ребенок, а из больницы сбежала заразная пациентка, люди вышли на улицы и подняли бунт.

Даже странно теперь представить, что еще недавно Рюдигер на полном серьезе размышлял над предложением от сборной Сьерра-Леоне. Да, в двух матчах, где Тони отыграл на месте правого защитника по 90 минут, Германия набрала лишь одно очко. Только Сьерра-Леоне бы такие проблемы…


Антонио РЮДИГЕР с Йоахимом ЛЕВОМ. Фото - AFP

Из-за вируса Эбола игроки африканской команды превратились в изгоев, хотя никто из них не выступает на родине и с июля не въезжал в страну. Камерунцы, соперники по матчу Кубка Африки, в минувшие выходные отказались от рукопожатий и побрезговали меняться футболками. Гости отеля, где разместилась сборная Сьерра-Леоне, вызвали полицию и потребовали, чтобы футболистов выставили вон. Пришлось переселяться в другую гостиницу, только построенную, где не было других постояльцев.

Возле входа дежурила полиция, чтобы уберечь от возможного нападения. Один игрок пошел гулять, и его с криками "Эбола! Эбола!" закидали камнями злые пятилетние дети. Другой, попав под подозрение горожан, соврал, что он баскетболист из США и играет вместе с Кобе Брайантом. Третий летел в Камерун сам по себе и получил бонус – его пересадили в бизнес-класс: два пассажира устроили истерику, не захотев такого соседства. Перед завтраком и перед обедом футболисты обязаны мерить температуру, а некоторых по возвращении в клубы обследовали по четыре раза в день.

"Мы чувствуем себя мусором, и мне постоянно хочется дать кому-нибудь по лицу", – жалуется Джон Той, резервный голкипер сборной Сьерра-Леоне.

* * *

Но все это теперь никак не касается и вряд ли когда-нибудь коснется Тони Рюдигера из племени кисси, который (вот неожиданность) выбрал сборную другой страны и теперь уже с полным правом может сказать: "Я – Германия!" Чтобы стать частью бундестим, ему хватило пары лет с момента дебюта на взрослом уровне. Весной 2014-го Рюдигеру набрал помощник Лева Ханси Флик и пусть не без труда, но все-таки пригласил защитника на товарищескую игру. "Мужик, я просто не беру незнакомые номера", – объяснил Флику Тони, когда им все-таки удалось созвониться.

Вскочить на трап улетающего в Бразилию самолета (и стать чемпионом мира в 21 год) Рюдигеру не удалось, но после ухода Лама – перед ним открытая дорога. Африканский футболист, сын уроженца Ганы Джером Боатенг, в обороне сборной Германии играет давно, но в октябре защита впервые стала похожа на символ "инь и ян": ее правая половина целиком окрасилась в черный. Рюдигера называют новым Боатенгом, а Рюдигер называет Боатенга кумиром. Как и Джером, номинально он тоже центральный защитник. Но по молодости готов действовать и справа.


Джером БОАТЕНГ. Фото - AFP

"Помню, когда братан просился поиграть с нами, взрослыми, я вечно отфутболивал его, – признается старший брат Саар Синези. – А теперь мы не разлей вода. Я горжусь Тони, и его дебют никогда не забуду. Тренеры сборной прекрасно знают мою семью. Мама обещала им, что Антонио их не подведет".

К Рюдигеру уже приглядываются "Челси", "Ньюкасл", "Вест Хэм" и "МЮ". Но ему есть куда расти – и, прежде всего, учиться контролировать эмоции. Прошлый сезон игрок, допустим, начал с удаления и дисквалификации. Рюдигер честно признается, что в юности его тянуло на темную сторону, но правильные друзья и мама в нужный момент стучали по голове и твердили: "Даже не думай по глупости загубить свою карьеру!"

На левую бутсу Рюдигер вот уже несколько лет непременно наносит имя матери, Лили. Женщины, которая подарила светлое будущее и этому темнокожему парню, и обороне сборной Германии.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...