«Насмотрелся жутких вещей в больнице. Нужно жить, а не доживать». Рассказ спортсмена, борющегося с раком

21 июня 2020, 10:25

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Насмотрелся жутких вещей в больнице. Нужно жить, а не доживать»»

№ 8222, от 23.06.2020

Павел Боронтов. Фото instagram.com Павел Боронтов. Фото instagram.com
Пронзительная история Павла Боронтова, которая не может оставить равнодушным

Мы уже писали про Павла Боронтова. Талантливого рапириста, с которым случилось страшное. В 26 лет он упал в обморок. Как выяснилось в больнице, у него в груди была опухоль размером с гандбольный мяч. Он до сих пор ждет трансплантации. Продолжает тренировки и не теряет оптимизма.

Но за время лечения Павел повидал столько отчаявшихся людей, что теперь не может молчать. Боронтов хочет донести до всех: никогда не стоит сдаваться, опускать руки и жалеть себя. Прочитайте его слова внимательно. Это важно. Во-первых, потому что беда может случиться с каждым. Во-вторых, потому что это повод задуматься: правильно ли мы расставляем приоритеты в жизни.

Апатия и нежелание бороться, к сожалению, распространенные случаи

— В больнице я насмотрелся жутких вещей, — признается Боронтов. — Видел парня, который просто отказывался кушать. Вместе с тем делал то, что ему категорически нельзя. Специально. Назло персоналу и себе. При нормальном росте в свои 28-30 лет он весил килограмм 35-40. Просто скелет, обтянутый кожей. Я потом интересовался. Оказывается, немалая часть его такого внешнего вида и самочувствия — результат его собственного отношения к лечению и восстановлению. Он уже не верил ни во что. Считал, что весь вопрос во времени.

Помню человека с лейкемией. Мужчина взрослый, ему лет 45. К нему часто приходили. Я тогда не сильно разбирался в терминах. Вот спросил у жены: «А у него онкология?». Она ответила: «Да, но мы ему не говорим. Я уверена, что, если он узнает, практически перестанет бороться. Перестанет по-настоящему жить». Врачи тоже ему ничего не говорили. А сам он даже не залез в телефон и не поинтересовался, что у него за диагноз. Это сильно удивило меня, но, потом я увидел, что реально много людей, которые даже не пытаются понять, что с ними происходит.

— Апатия и нежелание бороться — это не частные случаи?

— К сожалению, очень распространенные. У кого это прослеживается комплексно — люди просто опускают руки и не хотят делать ничего. Другие просто перестают следить за собой, не обращают внимания на собственный вид и перестают интересоваться происходящим вокруг. Люди становятся примитивными копиями полноценных себя. Остаются лишь базовые потребности. Это страшно.

— Наверняка вы много размышляли об этом. Нашли для себя ответ: почему так?

— Думаю, дело в том, что у большой части здоровых людей не сформирована какая-то жизненная идея. Грубо говоря, они не знают, для чего живут. И в тяжелой ситуации без цели, за которой следуешь, тебя просто отправляет в нокдаун. Люди в принципе не знают, что им надо, а тут еще уходит привычный, устоявшийся уклад жизни. Вот они и не понимают, от чего отталкиваться и к чему или для чего идти. Поэтому важно задумываться: что и зачем мы делаем? К чему идем?

Хочу вернуться в спорт и показать: такие вещи возможны

— Говорили с кем-то из других пациентов по душам?

— Такой возможности не было. Но после интервью в «СЭ» мне в Instagram написал один парень. Оказалось, у него схожая проблема. Он спрашивал по поводу отношения к этому всему, по поводу образа жизни. Надеюсь, чем-то помог. Мы общаемся до сих пор. Для меня это был знаковый момент. Если удалось по-настоящему помочь даже одному человеку — это все не зря и по-настоящему значимо.

— Как вы сейчас относитесь к материальным ценностям?

— По правде говоря, это никогда не было для меня первостепенным. Поэтому какого-то переворота сознания из-за болезни не произошло. Модель телефона или машины — я никогда не обращал на это внимания. Это от комплексов. Куда важнее, какую пользу ты приносишь другим людям. Какую цель имеешь.

Сейчас у меня есть много свободного времени. Я нахожусь в Питере на лучевой терапии. Идет подготовка к трансплантации. Вообще она планировалась на осень, но опухоль поддавалась лечению не так хорошо, как ожидалось. Планируется, что впереди еще недели три облучения, потом месяца 1,5 перерыв — и трансплантация. Пока же провожу тренировки детям через ZOOM. Абсолютно всем желающим.

— У вас был соблазн побыть слабым? Отпустить ситуацию?

— Конечно. Но меня в свое время очень сильно вдохновили два человека. В какой-то момент прочитал автобиографию баскетболиста Деррика Роуза. Он считался восходящей суперзвездой, но потом у него было огромное количество травм, они шли одна за другой — Деррик лечился лет пять. Однако он смог принять это, работать с ними и вернуться. Он выработал такую жизненную и тренировочную стратегию, которая позволила ему больше не получать травм. Когда я впервые пришел на НБА, увидел, что Роуз вышел на разминку на полчаса раньше остальных. Понял, что он не для красного словца все писал, а реально живет так. Он научил меня строить всю свою жизнь вокруг вещей, которые считаешь самыми главными.

Книга была не только о возвращении после многолетних травм, но и о ценностях человека, о понимании того, что важно, а что нет. Прочитав ее, я осознал, что не хочу пока работать тренером, а хочу вернуться в спорт. Это будет максимально важно не для каких-то потенциальных медалей, а огромным жирным шрифтом напечатает людям: такие вещи возможны. Если смог этот парень, то и у меня получится. Живой пример работает лучше всего. И если хотя бы кого-то это сдвинет с места, это будет поважнее любых спортивных результатов. Многим людям нужен всего лишь легкий толчок.

Поэтому сейчас я, насколько это возможно, активно тренируюсь. Чтобы к моменту выздоровления быть на низком старте — и уже на следующий день внедриться в спортивный сезон. Важно сделать это, снова оказаться там, выступить на соревнованиях.

— Кто второй человек, который на вас повлиял?

— Еще один мой кумир из мира спорта — Коби Брайант. Я внимательно следил за ним, изучал его идеологию, и меня поразило, что, несмотря, на всю его индивидуальность, своей главной задачей он считал — сделать каждого вокруг себя лучшей версией самого себя. И своими поступками он пытался доказать остальным, что и они тоже могут многое. Да, где-то он был жестким, не терпел слабость, но также он относился к себе.

Я перенял эту черту у него. И когда у меня возникало желание что-то не делать, я спрашивал себя: «А что бы на это сказал Коби?». После этого варианта не делать просто не было. Я довольно резко отношусь к чьей-то лени или слабости. Согласитесь, было бы очень глупо при этом самому ничего не делать. Поэтому я начал с того, что разобрался с собой. А эта ситуация... Если уж так все неудачно сложилось, что я заболел, нужно пробовать извлечь пользу из этого. Изменить уже все равно ничего не могу. Зато могу показать остальным, что это — не конец. Это временные трудности, которые можно преодолевать. Жить не останавливается. И нужно проживать ее, а не доживать.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
6
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир